ПОСЛЕДНИЙ ВАСИЛЕК БЕЛОЖЕМЧУЖНЫЙ

20 сентября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 38, 20 сентября-27 сентября 1996г.
Отправить
Отправить

Истории борьбы общественности Николаевщины (особенно из районов, прилегающих к Южному Бугу) с атомным ведомством, исполняется десятилетие...

Истории борьбы общественности Николаевщины (особенно из районов, прилегающих к Южному Бугу) с атомным ведомством, исполняется десятилетие. за эти годы были временные вспышки и затишья, шторма общественного гнева сменялись штилем успокоения и смирением, пониманием простой истины, что девственная природа - хорошо, но и электроэнергию надо где-то производить.

Похоже, что после длительного затишья страсти накаляются снова. Но уже на новом уровне. Что это именно так, подтвердим двумя фактами. В августе «зеленые» Николаевщины провели марш протеста против дальнейшего расширения атомного комплекса, они прошли от Николаева вверх по Бугу, через Новую Одессу, Вознесенск, ну и конечно, Южноукраинск. Собирая по пути митинги, беседуя с людьми. Имеется и другой факт, несколько иного плана. Исполняющий обязанности главы облгосадминистрации Н.Круглов издал распоряжение, которым выделил средства для осуществления контроля за наличием и накоплением в Ташлыкском водохранилище радиоактивного элемента - трития. Таким образом сделан первый реальный шаг к проведению независимой экспертизы, а значит, и примирению сторон. Дело в том, что именно вокруг трития кипят наибольшие страсти. Атомщики считают, что его в Ташлыке немного и он не вреден для окружающей среды, поэтому можно свободно переливать воду между охлаждающим атомные реакторы водохранилищем и Южным Бугом. «Зеленые» же уверены, что тритий - элемент опасный и накопился в Ташлыке до критических пределов, угрожая уже и Южному Бугу. Эти споры длятся годами, и только теперь сделана попытка перевести затянувшуюся, перенасыщенную эмоциями дискуссию на научную основу.

Жил-был неприметный своею красотой цветок - василек беложемчужный. Жил да был он только в единственном месте на планете - в Николаеве, и только в одном месте города - в парке «Лески». А теперь вот он исчезает. Что случится в мире, если он исчезнет вовсе? Казалось бы, ничего. Но не сокращается ли сама жизнь человеческая на земле пропорционально тому, как сокращается флора и фауна?

..В месте, где когда-то подстерегали одна другую запорожская крепость Орлик, турецкая Голта и Польская Богополь, на протяжении 40 км протекает Южный Буг, окруженный крутыми каменистыми берегами, в узкой, каньоноподобной долине Это - Гранитно-степное Побужье, настоящий горный ландшафт посреди украинских степей. В целом в составе его флоры выявлено 800 видов высших растений - такое количество на площади всего около 5 тыс. га могло бы сделать честь даже некоторым местам Средиземноморья. Здесь произрастает множество прибугских и причерноморских эндемиков (60 видов), а также редкостных видов занесенных в национальную Красную книгу и европейский красный список, из них три вида нигде, кроме этих мест, больше не встречаются. Добавьте к этому, что, по оценкам специалистов, только насекомых на территории Гранитно-степного Побужья обитает не менее 9 тысяч видов, 46 из них занесены в Красную книгу Украины. Количество видов хребетных существ, определенных специалистами в этих краях, - 183. Среди них - уникальная группа рыб, например, здесь проживает морена днепровская - к сожалению, для нее это последнее пристанище на земле. А всего в Гранитно-степном Побужье зарегистрировано 15 видов хребетных животных, занесенных в национальную Красную книгу и в европейский Красный список.

Всего же тут выявлено 86 представителей флоры и фауны, занесенных в Красную книгу Украины и европейский красный список. Все это, безусловно, поднимает проблему охраны этой зоны на международный уровень.

Исторические же источники и современные исследования по археологии, этнографии свидетельствуют о том, что каньон Южного Буга с его древними урочищами, могилами, скалами, порогами нужно воспринимать как национальные святыни, которые, безусловно, требуют охраны. Достаточно сказать, например, что зона эта тесно связана с последним в Европе светским рыцарским орденом - Войском Запорожским и его государством - знаменитой во всем мире Запорожской Сечью. Южный Буг воспринимался запорожцами как вторая по значению река после Днепра. Патриарх степного лесоразведения, помещик Виктор Скаржинский, герой войны 1812 года, сын атамана Бугского казачьего войска, был первым, кто по достоинству оценил этот уникальный природный комплекс. В долине Южного Буга он, например, запрещал традиционную хозяйственную деятельность, чем и сберег уникальность этих мест.

Зато уже в наше время, в

70-е годы, в месте слияния Южного Буга и Ташлыка рядом с уникальным природным и историческим объектом построили Южно-Украинскую АЭС, родился и новый город - Южноукраинск. Во время этого строительства были взорваны некоторые исторические скалы, уничтожена казацкая церковь на острове Горд, нанесен большой ущерб природе. далее, в процессе роста энергокомплекса, планировалось практически полное уничтожение Гранитно-степного Побужья строительством двух русловых водохранилищ: Константиновского и Александровского. Да вот незадача: сначала средства не позволяли, потом Чернобыль грянул. В марте 1994 года в каньоне Южного Буга создали региональный ландшафтный парк «Гранитно-степное Побужье». Между тем и попытки возобновить широкомасштабное строительство Южноукраинского энергетического комплекса не утихают. Смогут ли мирно сосуществовать столь разные соседи?

Вся история проектирования, строительства, эксплуатации Южно-украинской АЭС полна драматизма. Многие годы экологическая общественность противостоит ведомственному диктату, добивается того, чтобы сберечь для потомков вторую по значению реку Украины - Южный Буг, уникальные уголки степного Побужья. И хотя, несмотря на это, атомная электростанция была построена, многие из опасных предприятий удалось предотвратить. Не были построены, как планировалось, Александровская ГЭС, Ташлыкская аккумуляторная станция, которые наверняка доконали бы степную реку.

Ведомству не хватило сил одним махом решить свои проблемы, начисто уничтожив реку. Но их оказалось достаточно, чтобы обеспечить медленное умирание Южного Буга. Для работы АЭС требуется много воды. Ташлыкское водохранилище вскоре было высосано так, что вода в нем стала соленой и теплой, все менее пригодной для охлаждения агрегатов. И тогда, правдами и неправдами, игнорируя мнение общественности и решения местной власти, энергетики пошли на применение продувки, то есть стали осуществлять обмен водой между Ташлыком и Южным Бугом. Таким образом, река, служащая основным источником водоснабжения для многих районов области, введена в прямое соприкосновение с атомной со всеми вытекающими из этого последствиями.

Именно в полемике о продувке, как в фокусе, собрался весь клубок природоохранительных проблем, проявились непростые взаимоотношения могучего ведомства и защитников природы. На этом ограниченном пространстве, затрагивающем интересы многих людей, появилась возможность показать на конкретных фактах и научно обоснованных данных всю пагубность ведомственного подхода, потребовать независимой экспертизы, перехода к беспродувочной работе атомной.

Драматизм самой проблемы, затрагивающей широкие слои людей, пополнился уже и вовсе нетипичным способом разрешения спора. Наверное, впервые не только в Украине, но и в СНГ выяснение отношений между экологической общественностью, учеными и атомным ведомством происходило в суде. Администрация Южно-украинской АЭС подала иск о защите чести и достоинства предприятия на экологов-общественников Сергея Шаповалова, Лидию Суслову, а также на редакцию областной газеты «Радянське Прибужжя». Рассматривая иск ведомства, а вскоре и встречный иск, поданный экологами на атомщиков, суд вынужден был углубиться в проблемы, которые никогда раньше публично не рассматривались, прибегнуть к экспертизе. Полемизируя о последствиях продувки, стороны для защиты своих представлений собрали как аргументы все сведения, какие только были в научных заведениях, лабораториях. Побочным результатом такого полуторагодичного разбирательства стало выявление в суде истинного состояния контроля за атомной безопасностью. Для всех, в том числе для многих ученых, стало открытием, что разные ведомства пользуются разными методиками и данными, а подлинно научного, проверенного подхода попросту нет.

В 1993 году Министерством экологической безопасности Украины была проведена вторая государственная экологическая экспертиза Ташлыкской ГАЭС, которая на основании предоставленных атомщикам материалов проекта установила экологическую опасность и экономическую несостоятельность проекта.

Чего добивается экологическая общественность? Заострить внимание на достижении безопасной работы Южноукраинской АЭС, выработке единой методики определения безопасности. Какие выводы можно сделать на основании беспрецедентного явления - суда между атомщиками и «зелеными»?

Вывод первый. Ученые и специалисты говорили в суде об одном и том же, но настолько на разных языках, что нередко не понимали друг друга. Спорили о цифрах, забывая об основном - безопасности АЭС, интересах жителей области. Спор ученых дает повод сомневаться в объективности результатов исследований, связанных с радиоактивным загрязнением.

Вывод второй. В ходе судебного разбирательства четко проявилось отсутствие правовой базы для ведения таких дел. Часто зал заседаний превращался в кафедру ядерной физики, а судья испытывал затруднения. Оказалось, что на одних законах об информации далеко не поедешь и истину не выяснишь.

Вывод третий. В ходе заседаний выяснилось, что многие вопросы радиационной безопасности не только не решаются, а и усугубляются. В условиях экономического кризиса экология стала заложницей.

И, наконец, вывод последний. Суд закончился, проблемы остались. Продувка, уничтожившая Южный Буг, продолжается. Более того, вынашиваются планы дальнейшего расширения атомного комплекса. Разрешимы ли проблемы? На наш взгляд, разрешимы. Средства для обеспечения беспродувочной работы АЭС можно найти, было бы желание.

В связи с тем, например, что заполнение Александровского водохранилища приведет к уничтожению национальных святынь украинского народа, 44 народных депутата Украины, 37 ученых и общественных деятелей, а также совет атаманов Украинского казачества и почетных казаков (старейшин) обратились письменно к Президенту Украины с призывом не допустить строительства Ташлыкской ГАЭС. Это обращение было поддержано также комиссией Верховной Рады Украины по вопросами окружающей природной среды. В частности, в письме к Президенту говорится, что о гибели эндемиков южнобугского каньона (это - 5 видов высших наземных растений, которые больше нигде на земном шаре не произрастают, а также видов из Красной книги Украины (всего - 83 вида растений и животных) будут говорить на форумах ООН и ЮНЕСКО, а вымирание эндемиков навечно запишут в «черные» страницы Красной книги международного союза охраны природы. И что этот факт может стать визитной карточкой Украины для мировой экологической общественности.

Но вот вопрос: нужна ли нам такая визитная карточка?

негативное отношение к строительству Ташлыкской ГАЭС у экологической общественности Николаевщины не изменилось. Председатель Николаевской областной экологической ассоциации «Зелений світ» А.Золотухин при встрече с корреспондентом «Зеркала недели» обратил внимание на отрицательные стороны строительства Ташлыкской АЭС, в частности, на то, что состояние Южного Буга продолжает ухудшаться из-за того, что почти втрое преувеличены возможности регулирования, указал и на другие факторы, в частности, на уничтожение последних памятников Запорожского казачества в Украине. Строительство Ташлыкской ГаЭС, считает он, фактически уничтожит уникальный природный комплекс - долину реки Южный Буг с ее порожистым руслом.

По международным критериям, государство считается слаборазвитым, если потребляемая электроэнергия из расчета на одного человека составляет 5,5 - 6 тыс. кВт•ч в год. У нас эта цифра - 3,5 кВт•ч в год.

Ничуть не умаляя ни старания, ни заслуги атомщиков, надо сказать, что местные «зеленые» не сдают своих позиций. В частности, в своем «обращении экологической общественности» задают важный вопрос: кто должен нести ответственность за бесконтрольное использование атомным ведомством народных средств на такой экологически и экономически несостоятельный объект, как Ташлыкская ГАЭС?

Конечно, имея две таких объективных данности, как, с одной стороны, мощного производителя электроэнергии в лице Южно-Украинской АЭС, без продукции которого не обойтись, а с другой стороны, учитывая мнение «зеленых», очень хочется, чтобы эти две столь различные стороны каким-то образом поняли друг друга, нашли бы научные точки соприкосновения. Чтобы не жили мы по пословице: «Не во всякой туче гром, а и гром, да не грянет, а и грянет, да не про нас, а и про нас - авось, опалит да не убьет».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК