Дамоклов меч бензопилы

23 декабря, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 50, 23 декабря-30 декабря 2005г.
Отправить
Отправить

Открытые торги лесосырьевыми ресурсами лишь набирают обороты, а у них уже появились сугубо национальные особенности...

Открытые торги лесосырьевыми ресурсами лишь набирают обороты, а у них уже появились сугубо национальные особенности. Очередной, пятый по счету, лесной аукцион на Буковине ввел исключительно черновицкий вариант — продавать то, чего нет. Даже на бумаге. Местные гослесхозы предлагали предпринимателям приобрести виртуальную древесину, которую неизвестно кто еще будет рубить. Аукцион, как и следовало ожидать, сорвался.

Власть до сих пор не определилась, кому отдать лесосеку и на каких условиях. Уже заканчивается декабрь, а Кабмин по непонятным причинам так и не разродился решением по поводу распределения лесосечного фонда, обычно принимаемым до первого октября.

Заданный же президентом вопрос «Как забрать у лесничего бензопилу?» повис в воздухе, как бревно над горной стремниной на испорченной канатнотрелевочной установке. Государственный комитет лесного хозяйства со всей управленческо-производственной вертикалью упорно борется за свои владения, отстаивая идею единого владельца всего лесосырьевого ресурса (в первую очередь древесины), каковым себя считает, и выпускать из своих рук бензопилу не собирается. Это совсем не означает, что лесозаготовка ведется исключительно лесорубными бригадами гослесхозов. Их низкая техническая оснащенность не позволяет освоить годовой лимит рубок главного пользования. Буковинские гослесхозы выживают за счет так называемого подряда и даже субподряда, заключая соглашения с местными, в большинстве своем частными фирмами по поводу предоставления услуг на лесозаготовительные работы.

Хорошо, если фирма имеет соответствующую технику и специалистов, знающих, как рубить лес. Как правило, она также кого-то нанимает для этого. Однако дело не в длине производственной цепи, а в системе расчетов между его составляющими. Как выяснилось, подрядчик — временный лесопользователь — может на собственное усмотрение определять размер оплаты за свои услуги. Например, за то, что подвез древесину на франко-верхний склад. И предъявляет счет постоянному лесопользователю — гослесхозу. Тот его щедро оплачивает деньгами государственного предприятия. Само собой, не за красивые глаза. Круговорот денег в лесу имеет четкие схемы прибылей и откатов.

Недавно новый начальник областного управления лесного хозяйства Николай Карлийчук поинтересовался ими. И выяснил, что Черновицкий гослесхоз переплатил солидной черновицкой фирме «Техно-плюс» почти 300 тыс. грн. за предоставленную ею техническую помощь в разработке трех лесосек. 300 тысяч только один гослесхоз одной фирме. А гослесхозов в области пять. Фирм и фирмочек на лесосеках — намного больше. Общую цифру лесорубного барыша просчитать трудно. А просчитав, страшно в нее поверить.

И это не единственная схема, грубо говоря, обмана государства. Наряду с завышением платы за услуги есть еще занижение цены за древесину, которой распоряжаются, как и лесосеками, все те же гослесхозы. Из-за чего уже упоминавшийся Черновицкий гослесхоз недополучил в этом году от «Техно-плюс» 273 тыс. грн. из отпущенной на верхнем складе лесопродукции. Ко всему прочему куда-то исчезли по пути на нижний склад несколько десятков кубометров фанерного сырья дуба, имеющего высокую цену на рынке.

Как подтвердили инициированные Н.Карлийчуком проверки по поводу соблюдения действующего законодательства при отпуске древесины (за что, кстати, уже получил предупреждение от тех, кому прищемил хвост), привилегиями от гослесхоза на низкие цены (за счет фиктивного занижения сортимента) довольно активно пользуется еще одна местная фирма «Мираж», за которой стоят как бывшие, так и нынешние руководители области. Что за два года вылилось государственному лесному хозяйству в 516 тыс. грн. убытков, осевших в чьих-то карманах. Эту цифру можно смело умножить на три, поскольку утвержденная Госкомлесхозом стоимость древесины является намного ниже даже официальных рыночных цен, не говоря уже о теневых.

Вообще лесной левый бизнес завязан и процветает именно на лесосеках. Здесь в обход государственной казны подальше от постороннего глаза исчезают миллионы. При этом незаконные рубки, вокруг которых столько шума, — мелкие щепки по сравнению с денежным эквивалентом объемов других правонарушений. Чуть ли не самое распространенное — искусственное занижение лесничими запаса деловой древесины при отводе участков под рубки. Поэтому на технологических картах буковинский лес — одни лишь дрова. На лесосеках Хотинского гослесхоза их чуть ли не 70 процентов. Весьма выгодно также отводить в рубку больше деревьев, нежели предусмотрено лесорубным билетом. Кто там будет считать!? А также продавать из-под фуфайки эти билеты другим субъектам предпринимательской деятельности, махлюя потом на условиях подряда. Или сплавлять только что спиленную древесину в неизвестном направлении либо переводить на платежных документах ценное фансырье в пиловник и строительный лес, который потом вообще списывается.

Навести в лесу порядок одними лишь силовыми методами просто нереально. Возле каждой лесосеки милиционера или инспектора не поставишь. Особенно, когда за тем милиционером тоже нелишне присматривать. Блюстители порядка еще худо-бедно следят за соблюдением природоохранного законодательства, не реагируя на экономические правонарушения. Материалы внутриведомственной проверки финансовой деятельности Черновицкого гослесхоза, во время которой ревизоры областного управления лесного хозяйства выявили потери в особо крупных размерах, были направлены управлением в областную прокуратуру, СБУ, департамент государственной службы по борьбе с экономической преступностью. А в ответ — молчание.

Правда, отреагировал на них Госкомлесхоз. Особым образом. Начальнику управления Н.Карлийчуку, первым лицам облгосадминистрации было прямым текстом сказано не трогать директора Черновицкого гослесхоза В.Дарчука...

Но, как известно, клин клином вышибают. Вывести из чащи созданный там черный рынок древесины мог бы рынок легальный. То есть продажа лесосек, а не распределение. Впрочем, разумеется, при нынешних условиях хозяйствования для некоторых лесных (и не только) руководителей области, а также буковинских предпринимателей, использующих древесину, отдать постороннему их разработку — все равно, что собственноручно рубить сук своего финансового благосостояния, на котором сидят давно и комфортно. Поэтому так настойчиво и громко в последнее время начал озвучиваться тезис о том, что введенная в этом году Черновицкой облгосадминистрацией продажа леса на корню себя вроде бы не оправдала.

Даже заместитель начальника областного управления лесного хозяйства по промышленным вопросам Тарас Довганюк, категорически не соглашающийся выставлять на аукцион участки леса, не может сказать ничего против самой идеи продажи лесосек. В конце концов ее целесообразность давно доказал мировой опыт. Пока не оправдала себя не сама продажа, а механизм ее реализации, введенный молодыми экономистами губернаторской команды. Похоже, просчеты в системе торгов носят далеко не субъективный характер. Такое впечатление, как будто их умышленно протянули в условия аукциона, чтобы его дискредитировать. Даже если и впрямь не хватило таланта сделать эти условия совершенными, однако это отнюдь не оправдывает некоторых представителей нынешней власти. Не нужно было, как говорят россияне, соваться в калачный ряд.

Самый первый аргумент противников таких аукционов — лесосеки скупили предприниматели, которые не имеют не только представления, как их разрабатывать, но и элементарной техники. Куда, спрашивается, в таком случае смотрела аттестационная комиссия под председательством заместителя губернатора Виталия Усыка, обязанная обеспечить качественный отбор субъектов предпринимательской деятельности, не допуская к лесозаготовке коммерческие структуры без надлежащей материально-технической базы?

Вообще условия конкурса настолько дилетантские, что в них даже не предусмотрены действенные рычаги влияния на предпринимателей, не собирающиеся рассчитываться за приобретенный на аукционе товар. Сельские советы, на чьих землях находится проданная лесосека, получили мизер из тех 50% средств, вырученных из разницы между стартовой и реализационной ценой, которые должны были бы работать на социальное развитие их общины. «Мы можем на должников влиять только морально, просить их уплатить деньги», — говорит Тарас Довганюк. А среди должников — вовсе не бедные фирмы.

Проблема в том, что в богатой лесами Черновицкой области нет специализированных лесозаготовительных предприятий как отдельных субъектов хозяйствования, которые могли бы взять в умелые руки бензопилу из не совсем умелых и, если называть вещи своими именами, не всегда чистых рук гослесхозов. Отделив тем самым не на словах, а на деле лесоводство от заготовки лесоматериалов, что сразу вывело бы из тени значительные финансовые потоки. Заняться этой проблемой должно было бы управление промышленности облгосадминистрации, как и созданием в области мощной деревообрабатывающей, деревоперерабатывающей, мебельной отрасли. Но как сказали в управлении, мы занимаемся промышленностью, а не промышленным использованием леса. Поэтому бензопила и далее будет нависать дамокловым мечом над лесной отраслью.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК