ЧУДЕН ЛИ ДНЕПР, ТЕКУЩИЙ ИЗ КРАНОВ

31 июля, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 31, 31 июля-7 августа 1998г.
Отправить
Отправить

«Киевскую водопроводную» пить невозможно, говорят одни. Она отвечает самым строгим требованиям, утверждают другие...

«Киевскую водопроводную» пить невозможно, говорят одни. Она отвечает самым строгим требованиям, утверждают другие. Кто из них прав?

Стакан парижской воды

Ученый, участвовавший в международной экспедиции по Дунаю, рассказывал, что австрийцы не только не пьют дунайскую воду и не ловят в реке рыбу, но даже в ней не купаются. Питьевую воду в этой стране берут в горах - на высоте двух километров. Отсюда она через тоннель поступает вниз, а потом еще подвергается тщательной очистке. А ведь в верховья Дуная попадает очень незначительное количество загрязняющих веществ. У нас такая вода считалась бы чрезвычайно чистой. Она намного лучше днепровской и деснянской, которую пьют киевляне. Боюсь, что австрийцы не решились бы искупаться даже в нашей водопроводной воде, говорил знакомый ученый. Особенно в Новой Каховке, Днепропетровске и Запорожье...

- Это сказки! - авторитетно заявил один из работников столичной коммунальной службы, которому я пересказал разговор с ученым. Вот мы дружно ругаем Днепр и Десну, которые, мол, с каждым днем становятся все грязнее. Но несколько лет назад мне довелось побывать в Париже. И я был буквально потрясен, увидев Сену. Она там просто черная, непохожая на реку. И хоть ее воду очищают три станции, предназначается она в основном для различных технических и коммунальных потребностей. Ну, может быть, еще для мытья посуды. Кстати, недавно в Мюнхене, где я был в командировке, местные коллеги предупредили: воду из крана не пейте. У них для приготовления пищи тоже используется привозная. А мы в Киеве пьем: она отвечает всем отечественным и международным нормам...

Вот ведь какая интересная логика! Как будто, если в Париже и Мюнхене вода плохая, то киевлянам от этого станет легче. Однако подобная информация совершенно не соответствует истине. В прошлом году в Париже побывал ведущий инженер «Киевводоканала» Николай Царик. Так вот, по его словам, водопроводно-канализационное хозяйство французской столицы заслуживает самой высокой оценки.

Здесь 24 процента платы за воду (примерно 30 миллионов долларов в год) поступает на счет специального инновационного фонда и расходуется на дальнейшее совершенствование всей технологической цепочки очистки воды. В результате она проходит четыре стадии фильтрования. А у нас днепровская и деснянская - лишь одну. У них на последнем этапе воду «полируют» угольные фильтры, о чем мы пока можем только мечтать.

Французская технология требует огромных средств, а в «Киевводоканале» еле-еле сводят концы с концами. К слову заметить, парижанам вода обходится в 12 раз дороже, чем жителям Киева. Но ведь у нас-то, помимо всего прочего, есть еще одна фирменная изюминка, которую не найдете ни в Париже, ни в Лондоне, ни в Мадриде, ни в какой другой европейской столице (кроме стран СНГ). В Киеве более-менее регулярно платит за воду только половина населения и очень незначительная часть предприятий. Так откуда же, спрашивается, взяться тем миллионам, которые нужны для внедрения более совершенной технологии очистки? Их у города нет. И до улучшения общего экономического положения страны они, судя по всему, не появятся.

На проверку

в Америку

Выходит, сейчас наша питьевая вода по большому счету таковой не является? Попробуем разобраться без ненужных эмоций. Действительно, сегодня в разных концах города вы все чаще встретите людей с канистрами, спешащих к бюветам артезианских скважин, количество которых в последнее время значительно увеличилось. Привозную минералку в большом количестве продают киевские магазины. Но это вовсе не означает, что у нас дело плохо. Талую воду альпийских ледников покупают и в Париже, и в Лондоне, и в Стокгольме и во многих других европейских городах, где к водопроводной даже при всем желании нельзя предъявить никаких претензий. Так уж устроен человек - ему подавай только самое лучшее.

А вот факты иного рода. В начале 90-х годов, когда в столице Украины открывались посольства многих государств, некоторые зарубежные дипломаты решили выяснить, каково качество местной воды, не слишком ли возросло в ней после чернобыльской катастрофы количество опасных для здоровья радионуклидов. Японцы, французы и англичане передали образцы «киевской водопроводной» в свои лаборатории, а потом искренне удивились, узнав, что она вполне приемлема.

В США законсервированную для анализа жидкость киевские специалисты отправили сами. Но, исследовав полученное, их американские коллеги решили, что это фальсификация. Мол, вода была предварительно дочищена. Мы наберем ее у вас собственноручно - из крана, заявили они. Набрали. Но результат остался прежним. Выходит, вода, которую пьют киевляне, не столь плохая, как многим из нас представляется. У страха глаза велики?

Так ведь это было в начале 90-х годов, возразят мне читатели, но потом качество «киевской водопроводной» вполне могло ухудшиться и сейчас она оставляет желать много лучшего. Вон что говорят о ней по телевизору некоторые специалисты! Да и газеты время от времени поднимают панику.

Что тут возразить? Положительную информацию население у нас всегда воспринимало с меньшим доверием, чем отрицательную.

И все-таки, что же мы пьем? Давайте послушаем мнение авторитетного специалиста, работающего в этой области. Слово - заведующей отделом Института коллоидной химии и химии воды НАН Украины доктору химических наук, профессору Наталье Мешковой-Клименко. Говорить огульно, что «киевская водопроводная» не выдерживает никакой критики, нельзя, считает она. Наша вода прекрасно сбалансирована по всем минеральным компонентам, в ней почти нет тяжелых металлов. Но, конечно, она еще далека от идеала.

В ноябре-феврале киевская питьевая вода обычно отвечает всем стандартам. А вот в марте-апреле иногда активизируется жизнедеятельность сине-зеленых водорослей. В результате в ней увеличивается содержание железа и марганца. Иногда их количество превышает предельно допустимую концентрацию. Однако главный враг персонала «Киевводоканала» - органика, концентрация которой в нашей главной реке резко возрастает в жаркие летние месяцы.

Здесь нужно заметить, что подобных гумусных веществ (к нам они попадают с Полесья) в Днепре содержится на порядок больше, чем в других европейских реках. Во время хлорирования органика превращается во вредные для здоровья хлорорганические соединения, количество которых подчас не укладывается в ПДК. Можно ли от них избавиться? Безусловно. Такая технология существует. Но для ее внедрения требуются очень большие средства. Увы, сегодня она нам, пожалуй, не по карману...

Хлор - не беда, озон - не панацея

О том, что жидкость, текущая из кранов в наших квартирах, хлорируется, мы не только знаем, но и чувствуем по запаху, особенно летом. Но ведь давно известно, что большая концентрация хлора вредна для здоровья. К тому же вот уже несколько лет некоторые ученые говорят об опасных диоксидах, которые якобы содержатся в нашей водопроводной воде. Все это так. Однако еще никто не доказал, что они появляются в ней в результате хлорирования, парируют специалисты «Киевводоканала». Данный метод универсален. Им пользуются в десятках стран.

И все же, почему именно сейчас начался переполох? По той простой причине, что раньше у нас никто не обращал внимание на хлорорганику, говорит Наталья Аркадьевна. Кстати, в Украине в этом отношении действуют очень жесткие нормы - гораздо более строгие, чем во многих других странах.

В какой бы инстанции не велся сегодня разговор об улучшении качества водопроводной воды, вы непременно услышите об озонировании. Такая обработка проводится уже довольно давно на одной из двух киевских станций - Днепровской. Озон более сильный окислитель, чем хлор. Он делает воду прозрачнее и вкуснее. Но озонирование - не панацея. К тому же некоторые данные говорят о том, что после него появляются соединения, не менее опасные для здоровья, чем вещества, содержащие хлор. И если, скажем, во Франции озонирование применяют довольно широко, то в ряде других стран к нему подходят куда более осторожно.

- Все зависит от концентрации органики и применяемых доз озона, - считает Н.Мешкова-Клименко. - И еще от того, как обрабатывают воду на следующих этапах (озонирование непременно должно сочетаться с другими методами). А поскольку после него остаются побочные токсичные продукты - альдегиды и кетоны, речную воду в итоге следует непременно пропустить через активный уголь. Но это очень дорогое удовольствие: на мировом рынке тонна такого угля стоит около 4 тысяч долларов. С другой стороны, один фильтр Днепровской станции вмещает от 40 до 60 тонн. И таких фильтров там больше пяти десятков. Вот и считайте. Но переоборудовать их под активный уголь технически вполне возможно. Тем более, что без него в развитых странах мира сейчас не обходится ни одна уважающая себя водопроводная станция. Доводка питьевой воды от требуемых кондиций без этого практически невозможна...

- Как известно, водопровод столицы Украины питают две реки-поилицы - Днепр и Десна, а также многочисленные артезианские скважины. Но если днепровскую воду сначала хлорируют, а потом обрабатывают очень умеренными дозами озона, то деснянскую пока только хлорируют. Когда и здесь начнут применять озонирование?

- После того, как будет решена проблема предочистки, - ответил на мой вопрос генеральный директор государственного коммунального объединения «Киевводоканал» Александр Попов. - Озонирование нельзя использовать безоглядно при том значительном количестве органики, которое содержится в открытых источниках водоснабжения Киева. У нас таких веществ до 40-50 миллиграмм на литр, а, например, в Сене на литр приходится лишь 4 миллиграма. Окисляя столь насыщенную органикой жидкость, получим целый букет озонопроизводных соединений, еще более канцерогенных, чем хлорорганические.

Озонирование должно рассматриваться в комплексе модернизации очистных сооружений города. Мы досконально изучили обе наши реки, знаем, что и как сделать, чтобы при самой сложной обстановке, любых капризах климата и погоды гарантировать высокое качество киевской питьевой воды. Были бы только средства: денег сейчас катастрофически не хватает. И все же мы не сидим сложа руки. За несколько последних лет внедрен целый ряд новшеств.

Да, действительно, отклонения по содержанию органики, о которых говорила профессор Мешкова-Клименко, еще недавно были проблемой из проблем. Тем не менее в прошлом году мы ее практически решили. С помощью ученых Национальной академии наук на Днепровской и Деснянской станциях начали применять технологию аммонизации воды, благодаря которой удалось резко сократить количество хлорорганических соединений. Оно сегодня в 6 раз ниже уровня, рекомендованного Всемирной организацией здравоохранения, и вдвое меньше, чем предусматривают действующие в Украине санитарные нормы.

Перед самым вашим приходом я получил последние данные системы автоматического контроля за качеством питьевой воды. Вот посмотрите, - Александр Ефимович протянул мне лист, густо испещренный цифрами. - По всем показателям она сейчас - в самый разгар лета - соответствует всем нормативным требованиям...

- Речная вода - постоянно меняющийся живой организм. Ее свойства зависят от сезона, погоды и великого множества других причин, - дополнил Николай Федорович Царик. - Все подобные факторы учитывает новая технология и, в частности, установленные на Днепровской и Деснянской станциях английские хлордозаторы, благодаря которым этот реагент применяется более рационально. В результате, с одной стороны, в воде уменьшилось количество хлорорганических соединений, с другой, стала более безопасной работа обслуживающего персонала.

- Почему же, по вашему мнению, - спрашиваю своих собеседников, - в некоторых печатных изданиях время от времени звучат тревожные предупреждения: дескать, качество «киевской водопроводной» ниже всякой критики?

- Это преимущественно заказные статьи, - считает Н.Царик. - Как правило, они заканчиваются призывом: покупайте бытовые фильтры таких-то фирм... Стандарты требуют контролировать питьевую воду по 28 параметрам, а мы это делаем по 150.

Не плюй в колодец - сам будешь пить

И все же разговор на данную тему останется неполным, коль мы не коснемся еще одного вопроса. Если вам доводилось бывать на дачном массиве, именуемом Нижними Садами, то вы, наверное, видели шикарные коттеджи всевозможных «крутых» и «новых», стоящие у самого Днепра. И здесь же, вдоль всего берега реки и ее рукавов, а также вокруг нескольких озер «озонируют» воздух многочисленные свалки. Некоторые дачники выбрасывают мусор прямо в водоемы. И это в получасе езды от центра столицы!

Стоит ли после всего сказанного удивляться, что в последнее время участились случаи заболевания лептоспирозом? Ведь кучи мусора привлекают полчища крыс. Но свалки возле садовых участков имеют и другие весьма неприятные последствия. Как правило, на дачах пользуются скважинами глубиной от 5 до 20 метров. Их питает либо так называемая верховодка, либо самые ближние грунтовые воды. А свалки поливают дожди, зимой их покрывает снег. Атмосферные осадки, захватывая всякую пакость, просачиваются в верхние слои почвы и в конечном итоге попадают в скважины и колодцы, воду которых безмятежно пьют дачники. Такой вот получается круговорот - люди сами себя травят.

- Недавно из скважины на своем садовом участке я набрала воду и отнесла в институт - на анализ, - рассказывала мне

Н. Мешкова-Клименко. - Ну, казалось бы, откуда в ней взяться цинку? А он тут был - вместе с железом и марганцем. Правда, их количество почти не превышало ПДК, но в чистых грунтовых водах такого добра не должно содержаться вообще. Так мы сами, собственными руками создаем себе непростые проблемы.

Но возвратимся к проблемам «Водоканала». Очистка и подготовка воды для потребления - лишь одна сторона медали. Другая - стоки. Ведь Днепр не впадает сразу после Киева в Черное море. «Обогащенную» ими воду пьют в Днепропетровске, Запорожье и других городах.

Все, что попадает в городскую канализацию, поступает на Бортническую станцию аэрации. Но она предназначена для механобиологической, а не для химической очистки сточных вод. Станция не может улавливать соли тяжелых металлов, нефтепродукты и некоторые химические вещества. Еще не так давно все это проходило транзитом и переносилось вниз по течению в качестве привета от киевлян. Теперь многие подобные отходы задерживают. На Бортнической станции создано малое предприятие «Экол», которое принимает и перерабатывает шламы столичных заводов, получая, например, чистую медь. Благодаря этому в стоках резко уменьшилось содержание солей тяжелых металлов. Качество сбрасываемой в Днепр воды заметно улучшилось и благодаря применению новых флокулянтов - пока заграничных, но в нынешнем году их выпуск должен начаться непосредственно на Бортнической станции аэрации.

Увы, с очисткой сточных вод от различных вирусов и бактерий, попадающих в городскую канализацию из больниц, дело обстоит хуже. Сейчас, к сожалению, они нередко уходят вниз по Днепру. Вирусы и микробы необходимо обезвреживать на месте - непосредственно в медицинских учреждениях, - считают сотрудники «Киевводоканала». За этим должен быть установлен строжайший контроль. По их мнению, с технической точки зрения осуществить такую процедуру в больницах совсем не трудно.

...Итак, какая же все-таки вода течет из кранов в столичных квартирах? Кто прав - скептики или оптимисты? По-моему, ни те, ни другие. «Киевская водопроводная», увы, хуже парижской, но она не уступает ни московской, ни санкт-петербургской.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК