Зубцы новогодней марки

14 января, 2005, 00:00 Распечатать

Новый год наполнил воздух веселящей энергией. Людям творческим хочется удивлять, лазить в окна к л...

Новый год наполнил воздух веселящей энергией. Людям творческим хочется удивлять, лазить в окна к любимым, восхищать, отличаться умом и талантом… Чиновникам, людям государственным, этого тоже хочется… Отчасти о том и речь.

Сто лет назад датского почтмейстера Эйнара Холбеллу под Новый год осенила счастливая мысль: он предложил своему руководству печатать специальные марки и наклеивать их на всю новогоднюю корреспонденцию бесплатно! Благодаря этому в Дании были активизированы потоки почтовой корреспонденции, а имя Э.Холбеллу вошло в историю почты и филателии. В СССР первая новогодняя марка появилась лишь в 1962-м. У нас чиновные люди к празднованию Нового года очень долго относилось с подозрением: Рождеством пахнет! Наверняка решение по поводу выпуска новогодней марки согласовывалось в политбюро и было обосновано партийной установкой на усиление антирелигиозной борьбы: праздник Нового года ловко подменяет праздник Рождества! В Великобритании первая рождественская марка увидела свет ещё позже, чем в СССР новогодняя, — только в 1966-м. Объяснение тому — легендарный консерватизм жителей туманного Альбиона. Там очень долго на марках печатали исключительно портреты монархов. Украина свою первую рождественскую марку выпустила в 1997 году, а новогоднюю, как шутят филателисты, позже всех в мире, уже на самом стыке тысячелетий — в 2000-м. С тех пор мы ежегодно выпускаем эти марки, чем безмерно радуем тех коллекционеров, которые ограничивают свою страсть собиранием марок праздничной тематики. Выпуск почтовых марок в разных странах регламентируется и идеологизирован по-разному. Первоначально в XIX в. на почтовых марках изображались портреты правящих монархов (Англия, Бельгия, Испания, Пруссия), президентов и основателей государства (США), гербы (Австрия, Аргентина, Россия). Марка в буквальном смысле была лицом государства. Над их изготовлением трудились лучшие граверы, художники-миниатюристы… Украинская марка, появившись на исходе ХХ века, сразу же в лучших своих образцах стала произведением миниатюрного искусства. Однако Украина в филателии пошла путем, пройденным другими в XIX в. На наших марках нет портретов действующих глав государства, словно мы стесняемся оставить их лица истории.

Выпуск наших марок регламентируется приказом Укрпочты (№ 290 от 01.07.1994), один из пунктов которого гласит: «Выдающиеся общественные и государственные деятели, деятели науки, культуры, искусства могут быть изображены на марках, которые выпускаются к юбилеям от дня рождения, по датам кратным 25 годам, но не раньше, чем через 10 лет после смерти». В приказе также указано, что марки могут выпускаться к годовщинам исторических событий, если эти даты кратны 50 годам. То есть как будто налицо, так сказать, безсуетный подход к истории. Это с одной стороны. А с другой, мы видим, что Укрпочта подхватила давнюю советскую традицию. Известно, что Сталин не любил, чтобы его портреты помещались на марках. Это может показаться странным, потому что создание иных портретов Иосифа Виссарионовича — от живописных до скульптурных и от татуированных до наскальных — в СССР поощрялось. Мы вряд ли подберём рациональное объяснение его отказу от использования марок, ну а в область мистики здесь вдаваться не будем. Хотя можно бы и порассуждать о возможных фобиях вождя — например, о мистической боязни удара штемпелем по лицу. Хлопнут штемпелем, а проконтролировать чувства, слова, а то и заклинания, с каким анонимный работник почты нанёс удар, невозможно. Зато Гитлеру, кажется, были чужды подобные переживания (впрочем, он и завершил свой путь нехорошо). Портреты рейхсканцлера постоянно присутствовали на марках Германии, начиная с блока 1937 года, выпущенного к его 48-летию. Да и вообще нацистская пропаганда умела лихо использовать почтовую марку в качестве плаката; там не хуже нашего знали силу слова. Вот образчик. В январе нового 1941-го произошла встреча Гитлера и Муссолини, после чего в Германии и Италии были выпущены марки с портретами дуче и фюрера и текстом: «Два народа — одна война». Тут как раз уместно бы возразить Владимиру Набокову, заметившему: «Желания мои весьма скромны. Портреты главы государства не должны превышать размер почтовой марки». Нет и нет! И такой размер бывает чрезмерен. Что же касается Сталина, то филателисты к редким исключениям относят марку 1934 г., изданную в серии «К 10-летию со дня смерти Владимира Ленина». На ней мы видим Сталина, изображённого на фоне ленинского барельефа. Так же исключением филателисты считают и блок 1949-го «К 70-летию Сталина», который был отпечатан в секрете от вождя, являлся сюрпризом, и лишь поэтому попал в обращение. Иллюстрацией того, что Сталин являлся противником собственных изображений на марках, стал случай, произошедший под новый 1952 год. Тогда в установленном порядке была издана серия из двух марок «К 50-летию Батумской стачки и демонстрации 9 марта 1902 г.» Во главе шествия шагал молодой Сталин… Тираж был отправлен в макулатуру под нож. Считается, что сохранилось всего восемь экземпляров этой серии. Никита Хрущёв не попал на марки как будто по недоразумению. В 1959 году уже был сделан пробный выпуск серии «Визит Н.Хрущева в Швецию», уже в связи с поездкой был даже запрещён выпуск марки «250 лет исторической Полтавской победы 1709 г.» Но визит не состоялся. А потом наступила эпоха борьбы с последствиями культа личности, и Хрущёву «появиться» на марках стало не совсем удобно. Из соратников Сталина героем сюжета отечественной марки становился лишь всесоюзный староста: в 1935 г. вышла серия «К 60-летию Калинина». А после Сталина из действующих глав страны на советские марки попадал лишь Л.Брежнев. Надо сказать, что почти все первые лица Советского Союза (а иногда и находившиеся несколько в тени — В.Молотов, Г.Маленков, К.Ворошилов) становились героями филателистических миниатюр многих стран мира. Но вот портретов ныне живущих президентов Украины пока нигде в мире на марках не замечено.

В пользу сталинского бессуетного подхода в филателии следует отнести ещё несколько любопытных случаев, когда те или иные события, происходившие в разных странах, приводили к уничтожению выпусков марок. В 1951 году в серии «Народная Республика Болгария» была отпечатана марка «Город Сталина». Её пришлось уничтожить, так как город Варна был переименован не в «Город Сталина», а просто в «Сталин». В 1958-м в связи с переименованием Ворошиловграда в Луганск был утилизирован тираж марки «25-летие Ворошиловградского тепловозостроительного завода имени Октябрьской революции 1933—1958 гг.» В конце 2003 г. в Чехии отправили в макулатуру пять миллионов марок с портретом действующего президента Вацлава Клауса. Виной тому — инфляция: денежные расчёты в Чехии стали округляться до 50 геллеров, и номинал президентской марки (6 крон 40 геллеров) стал нелепостью. Взамен Чехия выпустила другую марку с Клаусом — традиция присутствия на марках портретов действующих глав государства здесь давняя.

Помимо свирепых строгостей в государственном деле издания марок, отмеченных выше, нельзя не сказать об иной, недавно обнаружившейся в мире тенденции. Лёгкое и более живое отношение к изданию марок касается именно марок новогодних и рождественских. В некогда консервативной Англии теперь уж вовсе не нужно быть монархом, чтобы покрасоваться на почтовой марке. Достаточно заплатить 12,95 фунта стерлингов, чтобы стать обладателем 20 рождественских марок с собственным портретом. Но если в Англии такая услуга является нововведением (после чего мы вправе говорить об обнаружении тенденции), то в Финляндии уже 20 лет существует деревушка Рованиеми, родина Санта-Клауса, откуда каждый желающий может отправить открытку, снабжённую маркой с собственной фотографией в компании с Санта-Клаусом.

Однако излишняя резвость в сюжетах рождественских марок встречает со стороны некоторых христианских церквей протест. Например, Синод англиканской церкви недавно обратился к Королевской почте с настоятельной просьбой не допускать на марках того, что заслоняет смысл Рождества Христова, и использовать на праздничных марках лишь христианскую символику.

В США же к созданию именных марок почтовиков подталкивает вовсе не желание заработать на беззаботных туристах или тщеславии сограждан. Разработка и создание в Америке так называемых «умных почтовых марок», содержащих идентификационный код отправителя, вызвана террористической угрозой. Считается, что подобная мера будет препятствовать лиходеям, которые вдруг опять надумают использовать почту в качестве канала по адресной доставке бактериологического оружия. Идентификационные марки, вероятно, смогут воспрепятствовать и анонимщикам, шантажистам… Однако в США далеко не все в восторге от перспективы введения «умных марок», полагая, что эта мера явится очередным ударом по хрупкому миру частной жизни.

С распространением в мире идентификационных почтовых марок, содержащих детальную информацию об отправителе, из наших словарей, возможно, со временем уйдёт слово «анонимка». Ну а «идентификационка», которая если однажды и возникнет в наших палестинах, то, конечно же, появится под Новый год в качестве сюрприза и будет свидетельством того, что наши государственные мужи о нас помнят, пытаются некоторых из нас удивить, а иных так даже и порадовать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно