Закон преодоления

24 февраля, 2012, 14:44 Распечатать Выпуск №7, 24 февраля-2 марта

Актер Хостикоев в греческом зале.

В действующую афишу главного драмтеатра страны вернулся спектакль, заметно программный для репертуарной палитры франковцев. «Грек Зорба» (постановка Виталия Малахова). 

Вместе с «греком» — после вынужденной драматической паузы — вернулся к зрителям и актер Анатолий Хостикоев, сыгравший в инсценировке знаменитой книги Никоса Казандзакиса одну из судьбоформирующих своих ролей. 

…Когда все местные и кое-где еще уцелевшие драматурги поголовно переквалифицируются в «мыльных стряпчих» (для предприятий Зеленского — Ряшина), когда всем более-менее способным 30—40-летним режиссерам поперебивают ноги (не пуская даже на порог «национальных» театров), когда на всех «академических» сценах начнут в массовом экстазе кривляться бездарные статисты (в комедиях Рэя Куни) — а тут еще и вы прицепились со своими вопросами… «Так куда же нам идти?!..» 

Недолго буду думать. Потому что знаю — куда. 

Снова — туда, где в море огней все еще творят (а не юродствуют и не отбывают репертуарную повинность) пять-семь наших больших актеров… 

…И, что характерно, не за зарплату творят. (Господи, ясно же, что только за один съемочный день иная сериальная тряпка получает в сто раз больше.) А потому что так устроены, так взращены и так воспитаны советской театральной школой. 

Эти творцы-альтруисты существуют в искусстве по своим (позже скажу — каким) законам.

И часто только исключительная творческая одержимость (не путать с маньячеством!) определяет фабулы этих ценных для нас артистических судеб…

…Подумалось об этом в антракте. После первого действия «Зорбы». После вдохновенной и сверхэнергозатратной игры артиста Хостикоева… Который еще недавно (после манипуляций феофанских «инквизиторов») двумя руками держался за воздух, за белый свет — чтобы только устоять на ногах…

И вот снова на этой сцене трудно найти ему равных. В страстности темпоритма, в яркости лицедейских поворотов («в» сюжете и «над» сюжетом). В каком-то неистовом кипении его вулканического темперамента… В том, что даже не допускает мысли об «экономварианте» в раскрытии сложного образа, а предполагает только одно — «разрыв аорты». И — ни шагу назад!

Напомню, если кто забыл текст Казандзакиса, что Грек Зорба (Хостикоев) — такой себе «вечный грек». (Как и «вечный жид» в иной ментальной системе.) 

Это философ, это теоретик и практик. Он согласен жить в монастыре, если бы там не было ни Бога, ни черта, а только лишь «свободные люди». Иногда он как бы буддист, а порою — жестокий материалист… Но во всем — великий оптимист. И на все руки мастер. Хоть в шахту готов с разгону спуститься — за лигнитом. Хоть на канатную дорогу взобраться — балансируя между небом и землей… 

Он так и живет по своей сути — между… Между пониманием природы зла человеческого и необходимостью его прощать, не замечать, побеждать. 

Большой, как Акрополь, этот свободолюбивый грек-гуманист однажды и отправляется с молодым «хозяином» на Крит — то ли на работу, то ли за поиском новых ощущений…

…В любом случае в этой истории не столь важен даже событийный ряд, важней — «несущая стена». Коей являются сам грек и его молодой приятель-«хозяин»-писатель Никос… 

Их случайная встреча — взаимоотражение друг в друге. Один никогда не станет таким, как другой. И наоборот. 

В их тандеме — вроде иллюзорный поиск отцом-прародителем своего вечно заблудшего сына…

И уже обратная попытка (со стороны более молодого героя) — утолить голод безотцовщины и сиротства, на которое, собственно говоря, обречен каждый... Каким бы «свободным» он ни казался.

Для творческой попытки раскрытия порою путанной философии этой прекрасной греческой истории, в первую очередь, нужен не балетмейстер и не художник, а исключительно сильный и слаженный (желательно равноценный) актерский дуэт… Эдакое постоянное лицедейское перетекание друг в друга. Иначе развалится конструкция сюжета…

У франковцев, тем временем, получился не спектакль-дуэт, а спектакль-моно… Грек Зорба дает жару — и за себя, и за того парня…

«Того парня» (артист Тарас Постников) в первом действии хотелось больно высечь розгами. До того аморфно, бессмысленно и совершенно беспомощно выглядел его персонаж на довольно-таки сильном общем актерском фоне (как всегда, сияет Н.Сумская, но неожиданно порадовал и молодой артист О. Терновой, ожививший свой маленький образ максимально).

Допускаю, что уже не рождает мать-земля актеров-интеллектуалов (для сложных и многослойных образов). Только и господину режиссеру не надо бы в вопросах ключевого распределения уж так компромиссничать и тщательнее искать более способных людей в большой труппе. 

…Поскольку попросту за общее дело обидно, если случайный человек тянет на дно в целом хороший, достойный гуманистический спектакль, в котором — местами — вроде проглядывает отсвет режиссуры Сергея Данченко… С его-то любовью к многофигурным сценическим композициям и с его же бесконечным состраданием к Человеку посреди тревожного Космоса жизни.

…Уже во втором действии (по вышеупомянутой причине) случайного актера в неслучайном спектакле стало по-человечески жалко… Жалко смотреть, как нелепо и безрезультатно «бодался теленок с дубом». Как важный для идеологии произведения образ по существу растворился, оказался загнанным в тень, найдя себе по приказу режиссера скромное место у портала сцены — слева, чтобы никому «не мешать»…

И, естественно, все внимание в несостоявшемся дуэте держится только на одной его половине.

Хостикоев заполняет собою практически все пространство спектакля, как жидкость заполняет сосуд. Его не может быть много, его не может быть мало — он здесь сам воздух и сама жизнь. 

С пятого ряда я вижу (и слышу) его ворожбу, его актерское шаманство (причем без педалирования каких-то внешних приемов). 

Грек Зорба, актер Хостикоев — музицирует ли, умничает или женится — кажется… живет по особо важному человеческому закону… Закону преодоления… Когда душа болит, а на лице улыбка. Когда попадаешь в ад, а рука все же тянется к райским вратам. Когда ноги не слушаются, а надо танцевать, надо жить… Преодолевая себя, побеждая разные обстоятельства… 

Вот так и живут они оба — вечный грек и большой актер. 

…И на этой неделе больше не спрашивайте меня: «Куда же нам идти?!» 

Идите на «Зорбу», на замечательного артиста. 

Идите в театр… И живите — там, если здесь — мерзко или одиноко, если не действует даже закон преодоления. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно