«Во Львове катастрофа. Нужно немедленно что-то делать!» Городу Льва угрожает... декор - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

«Во Львове катастрофа. Нужно немедленно что-то делать!» Городу Льва угрожает... декор

22 февраля, 2008, 13:46 Распечатать

Львовские чиновники, архитекторы, скульпторы и реставраторы серьезно обеспокоены судьбой исторических памятников города...

Львовские чиновники, архитекторы, скульпторы и реставраторы серьезно обеспокоены судьбой исторических памятников города. И сегодня, похоже, главная причина волнения — скульптурный декор домов на площади Рынок, поврежденный вследствие не только агрессивного атмосферного влияния, но и некачественных реставрационных работ. Именно поэтому, по мнению специалистов, декор представляет реальную угрозу как для жителей Львова, так и для многочисленных туристов.

«Почему не может быть музея скульптуры?»

Реставраторы между тем предостерегают: элементы скульптуры с домов в любой момент могут упасть... Единственный выход из ситуации — срезать скульптуры и декор и заменить их копиями.

Инициировало обсуждение и начало этих работ городское управление охраны исторической среды, в частности его начальник Лилия Онищенко. Лилия Сергеевна убеждена: тянуть с заменой скульптур на фасадах домов и лепного декора нельзя. «У нас очень агрессивная среда. Эти скульптуры простояли века и с ними ничего не случилось, однако за последние 30 лет их состояние резко ухудшилось», — говорит Л.Онищенко.

Начальника управления поддерживает директор Львовской галереи искусств Борис Возницкий: «Европа уже давно все поснимала. В частности в Вене. Снимают скульптуры даже румыны. Я был у них лет десять тому назад и видел это собственными глазами. Мы еще в 80-х годах ставили вопрос о постепенном изготовлении и хранении гипсовых копий. Чтобы со временем заменить ими поврежденные оригиналы. Тогда дальше разговоров дело не пошло. А сейчас во Львове катастрофа. Нужно немедленно что-то делать... Их можно поставить в музее в таком виде, как они есть. Просто укрепить камень, чтобы дальше не рассыпался».

Поддерживает инициативу демонтировать скульптуры и заменить их копиями и доцент «Львовской политехники» Мирослав Яцив из Института архитектуры: «Их уничтожает негативное влияние атмосферы: смог вместе с кислотными дождями образует состав, который даже трудно определить».

Зато, по мнению городского головы Львова Андрея Садового, к снятию и замене декоров нужно подходить очень и очень осторожно: «Прежде чем начинать проект, стоит определить одну или две скульптуры, отреставрировать их. Также нужно найти место, где они будут храниться».

К работам уже приступили — в конце прошлого года сняли с дома №3 на площади Рынок (дом Жевуских) скульптуру Глории, поскольку, как рассказала «ЗН» пани Лилия, именно эта композиция в самом плохом состоянии: «Глория состоит из нескольких частей. Щит не сохранился. Нет и руки. Остальные части сохранились, но они скреплены металлическими обручами, которые давно разъела коррозия. То есть при сильном ветре всякое может случиться. Кроме того, металлическая решетка также вся уже искривлена. Когда мы ее обследовали, то просто ужаснулись...»

Сейчас Глория находится на территории Львовской керамико-скульптурной фабрики, где над ее очисткой и консервацией работает скульптор-реставратор Тарас Бенях. Он снимет и все металлические штыри, поскольку они также уничтожают камень. После чего, если будет идти речь о музеефикации, скульптуру можно ставить в музей. Если же решат вернуть на фасад, она потребует соответствующей гидрофобизации, поскольку снова будет стоять на открытом воздухе. Также, говорит пани Лилия, очень хотелось бы сделать копию. Оригинальную версию. А это уже проблема, поскольку не сохранилось иконографическое изображение. А фотографии всей скульптурной группы, которые обнаружили в архиве исторического музея, сделаны издали. Есть признаки того, что, возможно, там был герб Жевуских, поскольку этот дом принадлежал им.

— Глорию возвратят на место или заменят копией? — интересуюсь у Лилии Онищенко.

— Это вопрос спорный, — отвечает начальник управления охраны исторической среды. — Львовяне, конечно, хотели бы видеть оригинал. Но... Когда реставрировали наш Оперный театр, там почти все заменили копиями. Разве кто-нибудь об этом знает? Прессе не сообщали. Мастера так решили, и все. А вообще реставрация фасадных скульптур — довольно длительный процесс. Их можно вернуть на дома не раньше, чем через пять-десять лет.

— Ладно. Будут устанавливать на дома копии. А оригиналы где все это время хранить?

— Речь идет о двух музеях: архитектуры и скульптуры. О музее архитектуры говорят уже лет двадцать. И до сих пор его нет. Относительно музея скульптуры... Музей Пинзеля у нас есть? Есть. Так почему не может быть музея скульптуры? Его нужно обустроить в черте города, поскольку это львовская скульптура. Это должно быть абсолютно новое здание, например, в районе Кайзервальда (парковой зоны. — Т.К.). Есть инвестор, который готов вложить в это средства. И проектировать музей должен молодой архитектор, чтобы сделать современное здание из современных материалов. А вот что касается наполнения... У Возницкого огромная коллекция архитектурных деталей, которую в свое время вывез в Золочевский замок. Очевидно, там есть также скульптуры, хранившиеся в Армянском дворике. И кто это видит? А никто! Поэтому музей нужно создавать в городе.

«Фасады держатся на честном слове»

Сам директор Львовской галереи искусств пан Возницкий считает, что строить музей для хранения снятых скульптур, то есть обломков, нужно только за пределами города, поскольку во Львове они и дальше будут разрушаться.

Есть и другие мнения. Например, доцент Яцив убежден, что оригиналы целесообразнее устанавливать в холлах и вестибюлях домов, а не в музеях. Поскольку в музей ходят не все, а в общественных местах больше людей смогут увидеть эти скульптуры вблизи. Такого же мнения придерживается директор Института архитектуры профессор Богдан Черкес.

А историк, прекрасный знаток родного города Иван Сварник рассказывает, что когда-то во Львове уже собирали материал для будущего лапидария — когда только построили Лычаковское кладбище. Тогда под стеной из красного кирпича выставили обломки скульптур конца XVII — начала XVIII века. «Правда, что с ними дальше случилось, — добавляет историк, — не могу сказать». По мнению И.Сварника, снятую с домов скульптуру стоит экспонировать в музеях, но отнюдь не за городом: «Вспомните Дворец искусств на Краевой выставке 1894 года в Стрийском парке. Позже из него сделали спортзал. Так, может, вернуть ему первоначальную функцию?..» Размышляет историк и о том, какие копии устанавливать на фасадах: «Наверное, древние памятники — которые без рук и других деталей — нужно оставлять в таком виде, в каком они сохранились до сегодняшнего дня, а памятники XX века — в целостном виде». Также, по его мнению, не следует зацикливаться только на площади Рынок, ведь есть много шедевров скульптуры XIX—XX веков, образующих ансамбль австрийского Львова, который охотно фотографируют туристы. «И главное, — справедливо отмечает историк, — программу сохранения скульптурного декора нужно начинать с фотофиксации и изучения фототек начала XX века, а уже потом определяться с методологией реставрации».

Соглашается с мнением И.Сварни­ка и начальник управления охраны исторической среды: «Нужно сделать инвентаризацию и определить, что делать в первую очередь».

— На какой период времени рассчитываете эту программу?

— Пока все не сделаем.

— Достаточно ли во Львове реставраторов, которые бы выполнили эти работы?

— В рамках государственного финансирования реставраторов даже многовато. В прошлом году мы провели две школы реставраторов и имеем 12 очень хороших специалистов.

— На какие средства рассчитываете?

— Будем привлекать все, какие можно. Например, спонсорские. Рассчитываем и на деньги из госбюджета. Особенно после того, как министерский портфель получил наш бывший городской голова Василий Куйбида.

— Идея заменить скульптуры на копии пришла с Запада. А почему вы не берете пример с Востока? Скажем, закрывать скульптуры на зиму деревянными или какими-то другими защитными средствами — как в Летнем саду в Санкт-Петербурге?

— Такая защита, скорее, нужна фонтанам на площади Рынок. А в отношении фасадов это очень сложно. Они и так держатся на честном слове, а если вокруг них соорудить еще и будку, просто упадут.

А вот что думает по этому поводу президент Благотворительного фонда сохранения историко-архитектурного наследия Львова Андрей Салюк: «Мы, конечно, можем купить в супермаркете полиэтиленовый пакет с изображением Джоконды, но каждый хочет видеть оригинал. Поскольку тот, у кого оригинал, обладает богатством». По словам А.Салюка, тенденция массово снимать оригиналы возникла в Европе в 70-е годы прошлого века. А в конце 80-х притормозилась. «Конечно, я за то, чтобы заботиться о памятниках, — говорит президент благотворительного фонда. — Но часто проблема начинается с элементарного: например, с протекания водосточной трубы. А со временем этот объект становится таким, на котором можно зарабатывать. То есть некоторые архитекторы заинтересованы, чтобы объекты разрушались. Чтобы потом их реставрировать. Наконец, почему, когда говорят о заботе о памятниках, речь идет о многотысячных, часто миллионных сметах? Забота стоит копейки!»

«На ремонт коммуникаций не получили ни копейки»

Между тем Андрей Садовый убежден, что за последние годы во Львове очень много сделано в плане сохранения исторической части города. Наибольшими достижениями считает восстановление цеха реставраторов камня, силами которого отреставрировано несколько памятников. Среди положительных моментов мэр назвал назначение своим советником Таисии Бушель — представителя Института классической археологии Техасского университета, которая курирует основные международные проекты управления охраны исторической среды. Кроме того, по мнению львовского мэра, с приходом год назад на должность начальника этого управления Лилии Онищенко «мы слышим не о проблемах, а о том, как их решить». Но! «К величайшему сожалению, — отмечает пан Садовый, — мешает действующее законодательство, прежде всего относительно тендеров. Львовский городской совет разработал законопроект, который отправил в Верховную Раду, но в связи с известными обстоятельствами этот документ так и не рассмотрели. Надеемся, что теперь наконец на наши предложения обратят внимание. Мы прекрасно понимаем, что речь идет не только о достоянии Украины, но и о мировом наследии. Поэтому, с одной стороны, ожидаем поддержки со стороны государства. С другой — активно сотрудничаем с различными европейскими государственными структурами. Например, с Министерством культуры Польши, при содействии которого реставрируем живопись и деревянный алтарь в Армянской церкви. Меня поражает, что представители других государств проникаются нашими проблемами намного активнее, чем украинская власть. Большая помощь поступает из Великобритании — при содействии реставратора Криса Клира установлены датчики для измерения температуры и уровня влаги Армянской кафедры (чтобы установить факторы, отрицательно влияющие на состояние уникальных фресок и стенописи). Кроме того, г-н Клир проводил мастер-классы по реставрации камня. Еще один солидный проект — финансирование немецкой стороной ревитализации исторической застройки Львова. Важно, что речь идет не о реставрации отдельных домов или фасадов, а о комплексном восстановлении зданий, подъездов, внутренних двориков, целых кварталов и т.п. Аналогичный проект был реализован в румынском Тимишоаре. Так что не нужно изобретать велосипед. Мы возьмем передовую практику и внедрим ее».

— А как дела с финансированием?

— 2007-й был катастрофическим. Если в прошлые годы мы имели по 50 миллионов государственных средств, на которые ремонтировали именно инженерные коммуникации, то в прошлом году не получили от государства ни копейки. Несмотря на заявления главы правительства, который приезжал к нам и обещал на встрече с интеллигенцией города помочь.

— Сколько предусмотрено на 2008 год?

— Тридцать миллионов. Это копейки! Надеюсь, состоится серьезный разговор с министром региональной политики. Пан Куйбида прекрасно владеет ситуацией относительно родного Львова. К тому же вице-премьером является Иван Васюник, который тоже львовянин и понимает наши проблемы. Может, и будет надлежащее денежное обеспечение. Я говорил и буду говорить: если Украина хочет состояться, нужно делать ставку на города. А если из средств, которые собирают на территории Львова, самому городу остается только двадцать процентов, а восемьдесят забирает государство, о каком сохранении исторической среды может идти речь? Нас все любят на словах. А как доходит до денег, вижу сплошные прочерки. Когда приезжают министры, они, растроганные красотой Львова, едва не плачут. А дальше что?..»

То-то и оно! Это я о деньгах. Отреставрированный лев Лоренцовича, которого несколько месяцев назад сняли с постамента на Высоком Замке и отправили на реставрацию, и до сих пор находится на территории мастерской. Поскольку... нет средств его, уже красивого, транспортировать на территорию Львовского исторического музея, что на площади Рынок, где он теперь будет проживать. А чтобы перевезти, необходимо всего 20 тысяч гривен, которые уже добрых полгода город не может дать. И сейчас знаменитый, а главное — красивый, прихорошившийся страж Львова охраняет... мусорную свалку. Комментарии, как говорится, излишни.

Так, может, стоит просто поснимать скульптуры и декоры, которые вот-вот упадут, и отложить работы до лучших времен? А деньги, необходимые на их реставрацию, использовать на замену гнилых газовых, водо- и канализационных сетей? Кстати, дом №3, что на площади Рынок, с которого сняли скульптурную группу Глория, пребывает в ужасном состоянии. На лестницах там страшно воняет газом. И, говорят жильцы, нет никакого выхода, потому что уже неоднократно обращались в службу «04». Слышен газ, кстати, и в подвале дома №6а, что на ул. Довбуша, где живет моя мама. И ее соседи с первого этажа тоже неоднократно обращались в службу. Досадно. Особенно учитывая последние события во Львове, когда в самом центре, на ул. Костюшко, 14, взорвались полтора этажа. Окончательных выводов комиссия еще не сделала. Но потерпевшие утверждают, что в доме ощущался запах газа. И бывший львовянин Иван Васюник, на которого так надеются (в смысле улучшения финансирования) городские должностные лица, к нам приезжал... Не в гости. А чтобы изучить ситуацию на Костюшко. И о дополнительных средствах с ним говорили. Если точнее, о возмещении материальных убытков...

А на 30 миллионов гривен, о которых речь шла выше, во Львове должны отреставрировать комплекс монастыря бернардинцев (частично), Доминиканский собор (частично), а также Музей Пинзеля (частично). Часть средств пойдет на реставрацию трех домов на площади Рынок (№3, 10, 23) и тому подобное. Выбранные для реставрации объекты должны утвердить в Киеве в Министерстве региональной политики и строительства. А вообще во Львове нужно в первую очередь отреставрировать 16 памятников. Остальные деньги пойдут на ремонт переходных объектов, среди которых музеи освободительного движения, национального искусства и этнографии. Продолжить финансирование ремонта Армянского собора, в частности колокольни (частично выделит средства Министерство культуры Польши). Как видим, в перечне «счастливчиков» нет Дворца Потоцких, где протекает крыша, и дворца Бандинелли, подвалы которого доедает грибок. Не включили эти памятники в перечень, потому что прекрасно осознают, что столица не даст средств на исправление некачественно проведенной реставрации.

Ни одного процента из этих 30 миллионов не предусмотрено хотя бы на частичное финансирование реставрации Львовского национального академического драматического театра им. Марии Заньковецкой. Конечно, театр, имея статус национального, должен финансироваться из госбюджета. Но я говорю не о зарплате его работникам, а о ремонтно-реставрационных работах, разговоры о которых продолжаются, если не ошибаюсь, 13 лет. Тогда, в 1995-м, речь шла о 20 миллионах, которых вполне хватило бы на качественный и полноценный ремонт. Сейчас же только на отселение жителей 48 квартир, расположенных по соседству с помещениями театра и пребывающих в коммунальной собственности города, нужно 27 миллионов, которых нет. И будут ли? А без решения вопроса отселения жителей о начале ремонтно-реставрационных работ даже речь не идет. А сумма, необходимая для ремонта здания Скарбко, из-за тотального подорожания энергоносителей и материалов за эти годы возросла в 15 раз. Продолжение следует?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно