В поисках утраченного понимания

17 февраля, 2012, 14:48 Распечатать Выпуск №6, 17 февраля-24 февраля

Интересным событием стало появление книги «Меридіан розуміння» Дмитрия Дроздовского.

© perunica.ru

Травелог как образец интеллектуальной прозы наконец-то возвращается в современную украинскую литературу. В 2011 году он предстал перед читателем в разных жанрах и формах. Можно вспомнить хотя бы «Словник інтимних міст» Юрия Андруховича или «Подорожі з Мамайотою у пошуках України» Артема Чапая. Еще одним интересным событием стало появление книги «Меридіан розуміння» Дмитрия Дроздовского. Это издание — итог многолетнего «интеллектуального туризма» автора. Вполне модерная попытка создать не географическую, а ментальную карту пройденных дорог и увиденных мест как в Украине, так и на разных, часто разделяемых океанами, континентах земного шара, попытка молодого автора ответить на сложные вопросы о роли культуры и памяти, о своей и чужой идентичности в мире, несправедливости и понимании, которого миру пока не хватает.

Дмитрий ДроздовскийВ Советском Союзе карта мира для простого человека была вещью не только ненужной, но и вредной, поскольку это ведь не «глобус Совка». В советское время попытки утолить любопытство к иному миру, который находился за пределами пространства, простиравшегося от железного занавеса на западе до Тихого океана на востоке территорией 15 республик, знание иностранных языков, намек на гуманитарное образование могли закончиться концлагерем. И этот другой мир — не только что-то географически запредельное. Это контакт с другой, несоветской культурой, даже когда речь идет о национальных культурах народов республик СССР.

В «Меридіані розуміння» Дмитрий Дроздовский развенчивает иллюзию, что все у украинцев хорошо с ментальной географией и с исторической памятью. сейчас происходит нечто, что можно легко очертить термином французского мыслителя Жоржа Нива «патология памяти».

 У советского человека география памяти разворачивалась вокруг мест, связанных с «героической» деятельностью создателей СССР. В основном речь шла о Красной площади в Москве как центре власти, идеологического культа и места погребения вождей. Вспомнить хотя бы паломничество из всех уголков необъятного Союза к монументальному как египетская пирамида мавзолею Ленина. Официально другой истории, идентичности быть не могло. Потому что память одного отдельного народа — это путь к разрушению империи. И именно поэтому венок или букет, положенный к монументу, например, Шевченко, или память об УПА или о прибалтийских meža brãļ(лесных братьях) были идеологически опасными. Верхушка СССР не хуже Огюста Конта знала, что настоящие революции происходят в человеческом сознании. 

Часто можно услышать, что Тарас Шевченко — это «наше украинское все». Но действительно ли «адекватно самому Шевченкові» (Д.Дроздовский), человеку, создавшему Украину в слове, то, что происходит вокруг его мемориала в Каневе? «Місце пам’яті — це певний географічний простір, на якому сконцентровано те, що може допомогти усвідомити історію й час митця, його життя і світогляд, усвідомити, в який спосіб художнє слово стало поштовхом до національного оновлення, відродження, до утвердження національної гідності», — пишет автор «Меридіану розуміння». И это, как показывает Дмитрий Дроздовский, удается англичанам в Стредфорде-на-Эйвоне, где в церкви Святой Троицы похоронен Вильям Шекспир, или шотландцам на могиле Роберта Бернса. 

В этом году популярным жанром в украинской современной литературе стал роман-антиутопия. Как по мне, «постамент Бозна-кого в Бозна-якій країні, без культури, мови, нації» как «прекрасный» знак «демократической» европейской Украины ХХІ века, — вот что на самом деле страшно и реально сейчас. И не понятно, когда же понимание и деятельный почет перестанут быть иллюзией.

История — это то, от чего можно отмахнуться или на что можно не обращать внимания, живя настоящим. Но это ни в коем случае, как показывает Д.Дроздовский, не избавляет от ответственности за свою историю, за ее создание сегодня и теперь. Украинцы не знают своей истории, все не могут придти в себя после своих исторических катастроф и боятся знать историю незашорено. «Попри те, що історія — феномен, який неможливо відчути фізично, саме через історію у світі ставалися чи не найбільші катаклізми. Саме історія була поштовхом до воєн, збройних нападів, сутичок між різними культурно-історичними спільнотами. Парадоксально, але нешанобливе ставлення до історії видається також чи не найбільшою загрозою: покоління, не здатні шанувати минулого, потрапляють під страшний кулеметний вогонь у майбутньому», — говорится в самом начале эссе, посвященному автором «Меридіану» еще одному белому пятну на карте памяти украинцев — ривненским Гурбам. Когда же память всех погибших в разных войнах украинцев, как павших в Гурбах, будет почтена надлежащим образом потому, что они — украинцы, а не по признаку принадлежности к определенной армии или идеологии?

Второй важный момент, на который обращает внимание Д.Дроздовский, — создание общей истории, вопреки религии, языку… Украина — это не регион. Это страна, созданная политической украинской нацией модерного времени, в котором есть место Одессе, Черновцам, Гурбам, Каневу, Севастополю и Усть-Черной в Закарпатье. Только «жлобской» культуре здесь места нет.

 В «Меридіані розуміння» почти в каждом эссе читатель найдет для себя богатую палитру оттенков и форм парадокса свободного мира под лозунгом «единство в многобразии». Интеллектуальный туризм автора — это дело, обычное для Европы и всего цивилизованного мира, но непривычное для Украины, не ценится и не является целью в ней. Украинцы не добиваются, чтобы мир открыл им свои границы и принял их пусть как других, но не чужих. Эта апатия к реальной реализации свободы передвижения по земному шару ставит украинцев перед рядом вопросов. Прежде всего речь идет об идентичности украинцев в современном мире. Как показывает Д.Дроздовский, к украинцам дипломатические представительства разных мировых государств относятся довольно специфично.

В Оман, Великобританию, Южную Корею, Польшу, Францию, Перу, о которых пишет автор, не брезгуют приехать на международные конгрессы и конференции лауреаты Нобелевской премии, как, например, Герта Мюллер, или ученые мирового уровня, как Гаятри Чакраворти Спивак. Но почему-то их не видно в Украине. Не потому ли, что мы из-за собственного невежества стали им чужими? «Україна все менше цінує тих, хто прагне донести українську культуру у формі якісного художнього слова. Тепер, якщо держава бореться за інвестування проектів культури, то лише в тому разі, коли йдеться про акцію-перформанс. Себто про ерзацний замінник культури. А це насправді політика далека від справжньої підтримки культури. В нас на Форумі перекладачів української літератури «Слово без кордонів» сотні тисяч гривень викидають на борщі з пампушками, щоби здивувати перекладачів, які відвідують Україну, а ті розповіли про проблеми перекладу і видання українських творів у їхніх країнах. І наша держава краще викине
400 000 грн. на вітер, аніж на реальну підтримку проектів представлення України та її культури у світі». В конце концов, только от самих украинцев зависит, когда культурный мир поймет Украину и наконец-то перестанет ею пренебрегать.

Дроздовський Д.І. Меридіан розуміння. — К.: Унів. Вид-во ПУЛЬСАРИ, 2011. — 220 с.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно