Три правды одного храма

24 февраля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 24 февраля-3 марта

Вот уже четырнадцатый год подряд «уживаются» в здании по улице Красноармейской, 77 Национальный дом органной и камерной музыки и римско-католическая парафия св...

Вот уже четырнадцатый год подряд «уживаются» в здании по улице Красноармейской, 77 Национальный дом органной и камерной музыки и римско-католическая парафия св. Николая. «Комфортным» их сосуществование, увы, не назовешь. С первых дней независимости Украины парафияне последовательно и настойчиво добиваются возвращения храма в их безраздельное владение. Но и Дом органной музыки — не какой-нибудь склад, чтобы просто закрыть его или переместить неизвестно куда, изгнав из великолепного концертного зала с уникальной акустикой, аналогов которому в столице не найти.

При первых двух президентах Украины вопрос «беспокойного соседства» не был решен окончательно. И вот за дело взялся Виктор Ющенко. Распоряжением от 9 декабря 2005 года он велел «обеспечить в установленном порядке передачу памятника архитектуры — Николаевского костела в пользование парафии св. Николая Римско-католической церкви, решив при этом вопрос предоставления помещения в г. Киеве Национальному дому органной и камерной музыки Украины и приняв во внимание возможность проведения концертов органной и камерной музыки в здании Николаевского костела». Срок на выполнение до 1 июля 2006 года.

25 января в Министерстве культуры состоялось совещание с участием представителей городской администрации. И выяснилось, что свободного помещения, в которое можно было бы перенести храм искусства, в столице нет. Поэтому на сегодняшний день рассматривается такой вариант: до того как будет найдено подходящее пристанище для органного зала, «жильцы» просто поменяются ролями: «ответственным квартиросъемщиком» станет парафия, а Дом органной музыки будет использовать ее здание для проведения концертов.

Но ошибается тот, кто думает, что таким образом проблема «беспокойного соседства» решена. Все, как говорится, только начинается.

Правда №1.
Музыка в храме, а не молитвы в концертном зале

Храмом веры Николаевский костел служил всего 27 лет — со дня освящения 6 декабря 1909-го по 1936-й. В страшные времена сталинских бесчинств его закрыли, имущество разграбили. Первый настоятель, о. Иосиф Змигродский, был репрессирован и погиб на Соловках в 1935 году. До войны в здании располагался склад. В послевоенные годы здесь разместился Киевский государственный областной архив, а в башнях КГБ установило глушилки «вражеских голосов». В 1979 году здание перешло в распоряжение Дома органной и камерной музыки.

После развала СССР духовная жизнь в Украине начала возрождаться. Воспряли духом и католики. В 1991 году была зарегистрирована парафия св. Николая. В ответ на обращения верующих городская администрация приняла решение о совместном поочередном использовании храма парафиянами и музыкантами. При этом владельцем здания продолжал оставаться Дом органной музыки. Но такое положение вещей парафиян не удовлетворило:

«В планах Божественного Провидения было возможным допустить в костеле св. Николая присутствие светской культурной организации. Мы молимся за артистов, чтобы они поняли, что мы не против музыки и концертов, но что все мы получим благословение Божье, радость и мир в душах, если концерты будут проводиться в Божьем храме, а не храм будет существовать в концертном зале», — говорится в буклете «История одного храма», изданном парафией св. Николая.

На заседании городского совета 10 декабря 1991 года заместитель мэра заявил, что костел будет передан парафии в течение двух-трех лет. Этого не произошло. После того как Киев посетил Иоанн Павел ІІ, вопрос о передаче храма был поднят снова, и опять-таки завершился ничем. Теперь католики взывают к справедливости оранжевой власти.

— В новые времена Украина должна преобразиться, возродиться духовно. А этого добиться невозможно, не вернув народу веру, — считает отец Сергий из парафии св. Николая. — Именно поэтому должны восстанавливаться храмы, культивироваться уважение к мировым религиям, духовные лица должны вновь стать авторитетами в обществе. Построенный когда-то на пожертвования римско-католической общины костел св. Николая должен быть возвращен католической церкви во имя как исторической справедливости, так и будущего. Ибо нет будущего у страны, где не почитаются святыни…

На стороне католиков и указ президента Кучмы от 2002 года «О неотложных мерах для окончательного преодоления негативных последствий тоталитарной политики бывшего СССР по отношению к религии и восстановления нарушенных прав церквей и религиозных организаций». Так что распоряжение свое Виктор Андреевич подписывал, в общем-то, на вполне законных основаниях. Но…

Правда №2. Храм веры на пепелище храма искусства

Что изменится, если нынешние «владелец» и «пользователь» поменяются местами?

— Функционирование нашего коллектива будет полностью зависеть от вкуса и взглядов настоятеля храма, — утверждает директор Национального дома органной и камерной музыки Татьяна Стахурская. — Как это случилось в костеле св. Александра. Пока там был настоятель, любящий и ценящий музыку, она звучала в костеле постоянно: проводились фестивали, концерты, велась культурная работа. Пришел новый настоятель — и теперь концерты идут только по понедельникам, фестивальная деятельность свернулась…

Уже сейчас мы не исполняем определенных произведений, чтобы не задеть чувства верующих. Когда святые отцы станут здесь хозяевами, у них будет право решающего голоса при формировании концертной программы. А захотят — и вовсе отменят выступления. Нынешний настоятель уже неоднократно просил администрацию дома не проводить здесь камерных концертов. Внизу, где сейчас проводятся богослужения, больше не звучат клавесин, скрипка, гитара, для которых словно специально была создана «малая гостиная» с изумительной акустикой…

Подлинное украшение нашего зала — орган, который, согласно интернет-опросам, входит в десятку лучших в Европе. На постройку такого инструмента необходимо как минимум 1 млн. 100 тыс. евро, каждый его регистр стоит 17 тыс. евро. И теперь этот уникальный инструмент может оказаться на улице вместе с нами. Священникам парафии он мешает, поскольку расположен на месте алтаря. Но эта проблема надуманна. Наши артисты немало поездили по миру, и в костелах Америки, Польши, Италии, Испании видели органы в алтарной части…

Если мы останемся в здании, но на правах пользователя, священники в любом случае постараются что-то сделать с органом. Некоторые варианты уже предлагались. Например, переместить его на хоры. Но объема последних для этого явно недостаточно. Чтобы инструмент звучал нормально, он должен находиться в помещении кубатурой около 16 тыс. м3. В случае перемещения орган будет уничтожен, от него останется в лучшем случае треть.

Недавно возникла новая идея: установить алтарь на сцене перед органом. Но тогда, во-первых, нарушится акустический баланс. А во-вторых, как в таком случае разместить на сцене оркестр и хор из 80 человек? Где поставить рояль, клавесин?..

Шестьдесят праздничных дней, а также 52 воскресенья органный зал полностью находится в распоряжении парафиян. В эти дни мы не можем ни репетировать, ни давать концерты. В свободное же время за право хоть немного порепетировать в зале идет настоящая борьба. Ведь, помимо зала, в распоряжении наших 130 артистов только две маленьких комнатушки для репетиций в административном здании.

Отец настоятель считает, что храм должен быть открыт целый день. Но легко ли сосредоточиться музыканту, если в зале постоянно присутствуют посторонние? Да еще и на сквозняке, если будут открыты все двери… Холод вреден и для органа: в моторе густеет масло, он не справляется с накачиванием воздуха в трубы, и инструмент «хрипнет»…

Но эти вопросы возникнут, если нам вообще не запретят репетировать. А попытки отменить репетиции в органном зале настоятель уже предпринимал…

Мы уважаем чувства верующих, пытаемся искать компромиссы. Но, похоже, теперь наши же уступки оборачиваются против нас.

Конечно, жить так дальше нельзя. Коллектив находится в постоянном напряжении. Вместо того чтобы заниматься творчеством, мы вынуждены бороться за выживание. С удовольствием переехали бы отсюда, чтобы разрешился, наконец, многолетний конфликт. Но, к сожалению, некуда.

Согласно постановлению Кабмина 2002 года, культовое сооружение может быть передано верующим только после того как организации, занимающей храм, будет предоставлено другое помещение. А его нужно, во-первых, найти, причем достаточно просторное, чтобы в нем звучал орган, во-вторых, провести целый комплекс работ, чтобы приспособить под концертный зал с нормальной акустикой. Судя по тому, как финансируется у нас культура, это может растянуться на несколько лет…

Конечно, идеально было бы, чтобы нам построили новый концертный зал. Но где его строить? В центре города мест для застройки практически нет. А кто поедет вечером на окраины или вообще за пределы Киева слушать музыку? И потом, за какие средства строить? Кто готов сегодня выделить на это десятки миллионов долларов? Наконец, на сколько десятилетий растянется это строительство? Боюсь, мы не доживем до открытия…

Правда №3.
Если бы стены заговорили…

Когда знаменитый архитектор Городецкий проектировал новое здание в готическом стиле по эскизному проекту студента-инженера Станислава Воловского, когда возводились бетонные стены и взмывали ввысь ажурные шпили, никто и подумать не мог, что в ближайшую сотню лет покоя зданию не будет. Во Вторую мировую костел попадет под артобстрел, и пожар обезобразит внутренние стены. В 50-е уже не огонь, а люди лишат храм прекрасных скульптур и витражей. В 60-е фундамент здания, расположенный на коварных песчано-глинистых почвах с плавунами, «поплывет» из-за «подземки», грохочущей прямо под ним, и от постоянной вибрации будет разрушаться все больше и больше. Сырость и грибок воцарятся в подземных помещениях костела, затопляемых талыми и дождевыми водами, а также водой из постоянно протекающих труб. А в новом тысячелетии из-за варварского строительства офиса по соседству костел пойдет трещинами и надолго оденется в «корсет» из строительных лесов…

Состояние памятника архитектуры катастрофическое. Кто же будет спасать его?

В апреле 2003 года епископ, генеральный викарий Киевско-Житомирской диецезии РКЦ в Украине Станислав Широкорадюк заявил, что у государства нет средств, необходимых для отстройки храма. Но если здание передадут Римско-католической общине Украины, она гарантирует проведение ремонта памятника и постоянное наблюдение за ним, не требуя помощи от государства.

Насколько реально это заявление?

В годы, когда строился костел св. Николая, в Киеве проживало около 36 тысяч католиков, то есть 13% всех жителей города. Костел св. Александра, рассчитанный на 1500 человек, не мог полностью удовлетворить потребности верующих. И тогда, чтобы построить новый храм, верующие, среди которых были и весьма зажиточные аристократы, собрали за несколько месяцев более полумиллиона рублей. По тем временам это была астрономическая сумма…

Сегодня в Киеве около 2000 католиков. По свидетельствам сторожей, часовню в костеле Св. Николая ежедневно посещает не более 20 человек. А органный зал, рассчитанный на 748 посадочных мест, даже в дни торжественных служб никогда не был заполнен целиком.

Вряд ли эти добрые люди так же богаты, как граф Потоцкий или графиня Олизар. Отец Сергий подтвердил это. Способны ли нынешние прихожане собрать миллионы долларов на капитальную реставрацию костела? Вряд ли. Парафия рассчитывает на помощь верующих с Запада. Как утверждает отец Сергий, уже есть желающие профинансировать восстановление храма — но не раньше, чем он перейдет в распоряжение католической общины.

Пока «ответственным квартиросъемщиком» остается Дом органной музыки, помощи меценатов ему, похоже, не дождаться. Но это не значит, что дирекция Дома сидит сложа руки в разрушающемся здании.

— Министерство культуры ежегодно выделяет нам бюджетные средства на ремонт, которые мы должны полностью освоить, — рассказывает Татьяна Николаевна. — Так, в 2004-м мы вложили целых 3 млн. грн. в реставрацию фасада здания, но для окончания всех работ понадобится еще не менее 11 миллионов. В прошлом году получили миллион, но… в декабре, когда ни один уважающий себя подрядчик не возьмется за работы. Использовали эти средства, в основном, на отладку освещения — иначе их просто списали бы… На 2006 год нам обещали 3 млн. грн. И, согласно договору, я не имею права их не осваивать. Но, честно говоря, так не хочется этого делать, сидя «на чемоданах»…

О том, чтобы восстанавливать святыню совместными усилиями, речь, похоже, не идет. Парафия провела косметический ремонт подвальных помещений, которые использует для служб, но ни на что более капитальное не выделила ни копейки. По словам Татьяны Стахурской, приходится постоянно напоминать священникам даже об оплате коммунальных услуг:

— Сейчас все расходы по содержанию костела несет на себе Дом органной музыки. Это и ремонт, и уборка здания и прилегающей территории, вывоз мусора, работы сантехника, электрика, охрана территории… Став здесь хозяевами, парафияне столкнутся со многими трудностями, о которых, возможно, и не подозревают…

Как найти компромисс между интересами адептов веры и классической музыки? И те, и другие стремятся в костел св. Николая за духовной пищей, и кощунственно было бы утверждать, что интересами кого-то из них можно пожертвовать. Гордиев узел, в который сплелись судьбы Дома органной музыки и парафии св. Николая, не разрубить одним махом, не ущемив при этом интересы какой-то из сторон. Так что решение по этому делу должно быть очень взвешенным. И принимать его следует не под влиянием минутных побуждений, даже самых благородных, а после объективного всестороннего изучения ситуации на месте. Только что-то не торопятся чиновники Минкультуры в «проблемный» храм…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно