Театр культуры и страха

24 мая, 2013, 19:55 Распечатать Выпуск №18, 24 мая-31 мая

О комфорте и самосожжении на сцене Хмельницкого

Ряд актеров Хмельницкого музыкально-драматического театра им. М.Старицкого заявили о готовности к крайним формам протеста — голоданию и самосожжению. Некоторые ведущие артисты не согласны с методами руководства директора театра. Чем непосредственно вызван театральный скандал? И что по этому поводу думает сам руководитель? 

Театр в Хмельницком, как и положено, расположен в центре города, на пересечении улиц, одна из которых и называется в его честь — Театральная. Откровенно говоря, два последних десятилетия были далеко не самыми лучшими в его биографии. Волна экономических неурядиц не только подкосила и без того небогатую материально-техническую базу, но и порядком рассорила коллектив, заставив немало хороших актеров и режиссеров искать заработок в других местах. Лишь несколько последних лет возродили надежду на лучшее. "Папередники" действующей местной власти обновили помещение и оснащение, а главное — в театр из дальних странствий возвратились несколько мастеров сцены. Да и трупа начала пополняться молодежью. Ведущие актеры, на подвижничестве которых все эти нелегкие годы держался коллектив, наконец облегченно вздохнули: похоже,
театр получил второе дыхание.

Поэтому приход в конце 2010 г. нового директора Петра Данчука также восприняли как хороший знак. Тем паче, что Петр Иванович лет 30 назад уже занимал здесь эту должность, а последующий — киевский — период его биографии, хотя и сопровождался разными слухами, все же был столичным. Таким образом, несомненно должен был бы способствовать повышению уровня театра.

Конечно, не только в том, что с приходом Данчука стало солиднее название должности — генеральный директор. Не промедлили и другие изменения. В
театре и вокруг него начался ремонт. В зале поменяли кресла. Появились оригинальные афишные тумбы. Изменения затронули и сценическую жизнь театра. Их также связывали с новым директором, изменившим полностью, так сказать, верхушку творческого менеджмента. Опять же, из того, что легко было заметить невооруженным глазом, радовало, прежде всего, увеличение количества премьер, которые ставили приглашенные режиссеры. Среди них были очень удачные. Например, блестящая, преисполненная сарказма и комических отголосков политических реалий настоящего постановка гоголевского "Ревизора" (режиссер О.Пастух), в которой просто роскошествовали в гениально выписанных классиком ролях ведущие артисты театра С.Бортничук и М.Валивоц. Или пьеса местного автора Я.Мельничука "Завещание из будущего", открывшая хмельницкой публике не только интересного драматурга, но и искрящееся дарование молодых актеров К.Власенко и Ю.Шамлюка. Были и крайне неудачные, как, скажем, композиционно сугубо советский монтаж под пафосным названием "Богданова правда" (сценическая версия О.Саркисьянца) или "Цыганка Аза" М.Старицкого (режиссер М.Гринишин), где надуманная форма не то что превалировала, а буквально заточила содержание произведения в металлические клетки, сковавшие всю сцену, и в такой же самый металлический, как прутья этих клеток, текст, сопровождавший надрывным воплем все натянутое сценическое действо. 

Впрочем, неудачи не могли затмить очевидные успехи, воспринимавшиеся как заслуги нового руководителя — такие как открытие Малой сцены (пусть без вентиляции, тепла и с неудобным зрительным залом — но ведь есть).

После этого как-то и неудобно было спрашивать, почему исчезли из театра такие мастера, как заслуженные артисты Украины О.Демчук и М.Нелюба, хотя отсутствие этих корифеев хмельницкой сцены неминуемо сказалось на уровне спектаклей. Как, впрочем, и присутствие в них некоторых других, по штатному расписанию, артистов... 

От директора со временем начали требовать ответа на многие другие, очень конкретные вопросы. Их задают ведущие актеры театра. Не все. Многие на вопрос "Как дела?" лишь испуганно машут руками: "Ой, у нас террор! Заговоришь с неугодными директору — тоже окажешься под подозрением: "Определись, с кем ты". Еще с работы выгонят!". 

Но группа актеров открыто выступила против атмосферы запугивания и страха. По их словам, рабства.

"Господи, где я?" 

— Эти слова Кайдаша из "Кайдашевой семьи" я теперь произношу каждый раз, переступая порог родного театра, которому отдал 26 лет своей жизни и сыграл более 130 ведущих ролей, — с грустью говорит Александр Топоринский, игру которого — глубоко психологическую, точную и вдумчивую — я на протяжении этих 26 лет с удовольствием смотрела почти во всех его 130 ролях. Три года назад новый директор назначил Топоринского художественным руководителем, и тот согласился — временно, и исполнял новые обязанности, как всегда, ответственно, пока инфаркт более чем на год не вырвал его из творческой жизни. А вернувшись, ужаснулся: новые постановки нередко не отвечали профессиональным стандартам. 

Это волновало не только его. Группа коллег продолжительное время обращается в разные инстанции, которые, по их мнению, могут "поставить вопрос о пребывании П.Данчука на должности генерального директора театра имени М.Старицкого", чтобы "вернуть в театр атмосферу доброжелательного доверия, творческого поиска и высокую планку сценического мастерства". И напрасно. Руководитель чувствует себя неуязвимым. За время его директорства коллектив — 130 человек — существенно изменился во всех подразделениях театра. Многих "ушли", кто-то ушел сам, не выдержав давления, неуважения и унижений. 

"Нас же иначе, чем "бездарями", "дебилами" и просто нецензурными словами, которых вы в газете не напишете, директор не называет", — возмущаются в беседе с корреспондентом ZN.UA артисты театра, все как один — заслуженные, ведущие, отмеченные многими профессиональными наградами, а главное — многолетней любовью зрителей. Вакансии директор заполняет только по ему известным критериям. Хотя на самом деле, утверждает Топоринский, критерий один: "Как говорит еще один мой герой, сельский голова Макогоненко из "Майской ночи": "Чтобы слушали меня и боялись". 

Об этом актер не побоялся сказать вслух, как и добавить свою подпись к очередному обращению коллег во властные инстанции — о единоличном администрировании директора в театре, снижении профессиональных и творческих критериев, уничтожении художественного совета, ликвидации профсоюза, о коллективном договоре, никак не защищающим права работников на доплату за интенсивность, оздоровление и т.п. Об узурпации власти в театре, изменении правил внутреннего распорядка, не учитывающих самостоятельную работу артистов, тотальную слежку — по изображению из видеокамер директор якобы имеет возможность наблюдать не только из кабинета, но и из дома. О том, что в дни, когда артисты должны были выйти на Майдан с акцией протеста, их в спешном порядке задействовали во внеплановых гастролях в отдаленных населенных пунктах области. И т.д., и т.п.

А в конце марта этого года г-на Топоринского... не аттестовали. Как и других ярых "подписантов" — ведущих артисток театра Р.Бортничук (аттестационная комиссия порекомендовала ей "спорные вопросы решать внутри театра, обращаясь в администрацию" — это оказалось основанием для вывода о профессиональных качествах: "не отвечает занимаемой должности" ведущего мастера сцены), В.Резник, О.Пшеничную. Парадоксально, но не аттестованным оказался и многолетний музыкальный руководитель театра Л.Деркач, который сам будучи членом аттестационной комиссии, заявил, что будет голосовать не по данному ему указанию, а как считает правильным. Комиссия второй год подряд порекомендовала переаттестацию через год заслуженному артисту Украины Николаю Валивоцю — давнему любимцу хмельницкой публики, едва ли не каждая роль которого демонстрирует новые яркие грани таланта этого фактурного и разностороннего актера (то есть его аттестовали, но ненадолго).

И это никого в театре не удивило. Поскольку ни для кого не секрет, что аттестация — лишь один из методов влияния на коллектив. Другими словами, расправа с непокорными, неустанно привлекающими внимание общественности и власти к ситуации в театре.

"Здесь только церковь раньше танцевала"

Договорившись с директором театра о встрече, я попросила предупредить об этом на проходной. Рабочее место охранника было оборудовано, как на секретной военной базе: судя по картинкам на мониторе, под контролем — весь театр. 

Петр Иванович Данчук, невысокий мужчина со свежим маникюром, отвечал на вопросы, часто не сдерживая раздражения: "Вы методически навязываете мне свое мнение". По его словам, за время пребывания на должности директора он выполнил поставленную задачу: театр, не имевший среди пяти областных драмтеатров в Украине звания академического, наконец его получил и пока находится в состоянии творческого подъема. Увольнение? "Я никого не сократил. Фонд зарплаты не уменьшился. Разве вы не знаете — здесь же была сплошная пьянь в театре. Тот (не буду называть конкретных фамилий, звучавших в нашем разговоре. — С.К.) — алкоголик. Этот — уволен за нарушение трудовой дисциплины. И этот тоже. Если бы безосновательно, он бы судился, но он же не судился. 75% коллектива плодотворно работают. Нет никаких конфликтных ситуаций. А пишут? Четыре человека жалобы пишут. Так один из них был завтруппой. Все было в его руках. А теперь — нет. Больше пишут? Вы методически навязываете мне свое мнение. Говорят, что я матерюсь? Говорят, что вы материтесь. Нет? И я нет. Нет, я никогда не брал ее за шиворот и не говорил того, о чем она пишет. Почему вмешиваюсь в творческую деятельность театра? У меня режиссерское и экономическое образование, звание заслуженного работника культуры, всю жизнь проработал в театре... Почему же я не могу вмешиваться? А вы давно были у нас в театре? Ушли с середины спектакля "Аза-2011"? А министерская комиссия вполне одобрительно восприняла этот спектакль. Неправда, что половина репертуара не ставится. Эта газета только плохое о нас пишет — как же с ней не судиться? Оценочные суждения? Так они же должны быть разные, а не только плохие. Нас из областного бюджета финансируют лишь 90% на зарплату — и все. Остальное мы зарабатываем сами, поэтому на все и не хватает".

Петр Иванович повел меня по помещению театра: "Здесь вот краска была зеленая, а сейчас смотрите, как хорошо. На сцене пол перестлали — снова жалуются, что не так, что дорого. Стулья новые, разве это плохо? В окнах такие дыры были — пришлось ремонтировать. Здесь же только церковь раньше танцевала (театр сдавал в аренду зал для воскресных церковных собраний. — С.К.), а теперь вот Малая сцена. Смотрите, какие фото актеров! Да, были, но не такие. Кассу к входу перенесли, администратор рядом будет, оформляем фойе. Разве это плохо? Давайте будем дружить", — предлагает Петр Иванович прощаясь.

Вообще дружить с прессой не очень получается. Газета городского совета опубликовала несколько критических статей о театре после прихода нового директора. Данчук подал на нее и автора в суд — на 100 тыс. грн. Издание начало активно освещать судебный ход и конфликт в театре. В ответ значительная часть коллектива во главе с директором подписала письмо к... городскому голове — чтобы разобрался, почему газета в каждом номере пишет не о городских учреждениях культуры, а об областном театре.

Областная власть также полностью доверяет директору. Начальник управления культуры, национальностей и религий облгосадминистрации И.Трунова настроена оптимистически: дескать, стороны конфликта "подадут друг другу руки", ведь "театр возрастает". 

Председатель областного совета М.Дерикот (областной совет — владелец коммунальных учреждений, таким образом, и театра) неохотно реагирует на проблему: "Ну и что, что наша собственность? Мы же делегировали полномочия облгосадминистрации. И не я же принимал его на работу. Да и профильная депутатская комиссия разбиралась с этим. Не за что его освобождать. Хотя, должен вам сказать, и некоторые народные депутаты к нам обращаются — и они на стороне коллектива. И не исключено, что мы еще вернемся к этому вопросу".

Обращения, присланные инициативной группой актеров в столичные инстанции, в лучшем случае завершаются взволнованными эпистолярными эскападами со стороны высоких адресатов. Или, как у нас водится, спускаются снова в низшие инстанции. Которые "закрывают" письма, как умеют: кто — отпиской, кто — комиссией, кто —решением, ничего не решающим. 

Их действительно все устраивает. И совсем не невидаль то, что сейчас как никогда увеличилось количество конфликтов именно в творческих коллективах: они ведь как бы принадлежат государству или местной общине, а их "органы", занятые совсем другим, с удовольствием "делегируют полномочия" тем администраторам, которые могут "держать в руках" неуправляемые и амбициозные творческие коллективы. Несмотря на методы этих "рук". Или, наоборот, именно учитывая эти методы, вполне отвечающие, так сказать, нынешнему общеукраинскому тренду "сильной" власти, просто сметающей на своем пути всех не таких, как она.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 4
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно