СПОЕМТЕ, ДРУЗЬЯ...

3 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 3 ноября-10 ноября

Экскурсия в Киев была частью обширной программы пребывания американских детей из штата Теннесси в гостях у детей черниговской школы № 1 с углубленным изучением иностранных языков...

Экскурсия в Киев была частью обширной программы пребывания американских детей из штата Теннесси в гостях у детей черниговской школы № 1 с углубленным изучением иностранных языков. Эта протокольная фраза могла бы стать опорной в отчете о полезном и интересном мероприятии. А она таковой и стала, судя по публикациям в местных СМИ.

...Ехали дружно. Стоило отвернуться от окна, как глаза обязательно натыкались на какую- нибудь смеющуюся детскую рожицу, и не улыбнуться в ответ было невозможно. Но взгляд как магнитом притягивало к электрическим столбам, по-солдатски чеканно, через каждые пятьдесят метров бегущим навстречу автобусу. Что-то жуткое чувствовалось в этой жесткой и бессмысленной атаке. И только внимательно всмотревшись можно было понять, что же именно внушало беспокойство: ни к одному из столбов не вели электрические провода. На всем полуторасоткилометровом протяжении президентской трассы (по дороге часто ездит Президент в свое родное село). Как же можно средь бела дня (или ночи, освещенной сотнями фар бесчисленных машин одной из самых оживленных трасс Украины) сорвать провода, искорежить фонари, вырвать их «с мясом»?

— Технически сделать несложно, — неторопливо пояснил нам по возвращении в Чернигов директор городских электросетей Юрий Алексеевич Калюжный, — берутся садовые ножницы, секатор...

— Нет, нет, — не соглашался знакомый электромонтер Саша, — на провода набрасывается «кошка» и спокойно наматываются...

Рокот мотора, отжившего несколько хлопотных жизней под капотом автобуса «Турист», обычно занятого развозкой мешочников-бизнесменов из Чернигова в Белоруссию и обратно, не мог заглушить желающих поговорить — будто до поездки им не хватило времени. И если неожиданно воцарялась тишина — она не казалась гнетущей или мучительной.

По проходу прошла улыбчивая американка и собрала с каждого американца по двадцать долларов.

— Они хотят угостить наших детей в «Макдональдсе», — пояснила директор первой школы Л.Геращенко.

Вот так... Даже в чужой стране люди отдают деньги своим, а не чужим предпринимателям.

На обратном пути, занимая насиженные места, перекинулись еще несколькими словами:

— В Михайловском соборе школьники буквально замерли в изумлении. А жена очень состоятельного американца, оплатившего поездку детей, сказала: «Зачем такая бедная страна тратит колоссальные средства на роскошь, непозволительную даже для очень богатого государства?»

Тут во всю мощь старческих легких кашлянул двигатель и снова затарахтел униженно и услужливо. Несмотря на это, прозвучавший голос услыхали все:

— Русские, украинцы садятся с украинцами, американцы с американцами!

Что, конец идиллии? Вовсе нет. Оказывается, захотелось спеть, а в таком деле, по разумению хозяев, гости не помощники.

Затянули крепко, но нестройно: в любом стихийно образовавшемся хоре всегда найдется пара- тройка мощных голосов, обладателей которых природа поскупилась наградить музыкальным слухом, но не обделила усердием.

Купила мама коника,

А коник без ноги.

Яка кумедна іграшка —

Ги-и-и...

Похоже, не всем исполнителям песня легла на душу. Если быть честными, некоторым слушателям — тоже. Среди последних, признаемся, оказались и мы. Взгляд снова скользнул по оконному стеклу. Но теперь электрические столбы уже догоняли, и удрать от них было невозможно.

Полюбила летчика,

Думала — летает.

Поехала в аэропорт,

А он — подметает.

Уж лучше считать столбы-калеки, навевающие ощущение неизвестно откуда свалившейся беды.

— Вы бы посмотрели наши программы по музвоспитанию, — вздохнула Л.Геращенко.

А чего их рассматривать — и так все слышно...

Призрачно все

В этом мире бушующем, — попробовал хор.

— Э-э-э, — подумалось нам, — без бельканто такое не потянешь.

И в корень глядели — не потянули.

Только где их взять эти бельканто, они на дороге не валяются. Их надо учить, воспитывать у них вкус. Да и репертуар... Где они — украинские Шаинские, где «Бременские музыканты» с украинским Анофриевым? Нет детских киностудий — откуда взяться «Приключениям неуловимых» с целым набором детских песен, нет «Ералашей», «Айболитов» и сотен мультипликационных фильмов, на крайний случай — диафильмов, воспитавших миллионы детей.

Хор взялся за нечто классическое, вечное — только сочетание бемолей и диезов было там еще позабористей — и все конфузливо замолчали. Что-то незаметно ускользнуло, сломалось, раз и навсегда похоронив под своими обломками нечто хрупкое и очень существенное, называемое настроением.

...В блокадном Ленинграде работал радиожурналист Лазарь Маграчев. Так работал, что его слушал весь голодный, уставший от холода и бомбежек город. Мы это точно знаем, потому что он нам рассказывал, как глубокой ночью, когда давно уже наступал комендантский час, громкоговорители передавали: «Сейчас наш корреспондент будет возвращаться с работы, просим все посты — пропустите его домой».

И пропускали все до единого. Значит, все до единого слушали.

На километровом магнитофонном «блине» осталось на память, в архиве, несколько передач, сделанных им в войну. И нас, людей, отдавших не один год работе на радио, поразило умение человека, обладавшего необыкновенным «внутренним слухом», работать со звуком. Почему-то больше всего запомнился трех- или четырехминутный репортаж «Время изменило песню» (о гениальном примитиве Блантера и Исаковского «Катюша»), который несколькими штрихами был сделан художественно точным, ко времени звучащим произведением.

Когда приходит беда — люди обращаются к песне. Может быть, поэтому из нескольких десятков прекрасных передач, сохранившихся на этой магнитофонной катушке, больше всего запомнился репортаж о песне.

Вместо послесловия.

На параде в День Независимости стройные ряды военных и милиционеров, обряженные в разнокалиберно неодинаковую форму, рванули шаг под вечно застольную песню «Гей, наливайте, повнії чари...», войска внутренних дел отчеканили его под «Розпрягайте, хлопці, коней та й лягайте спочивать» (что прозвучало неуместным намеком), а уж кому особенно не повезло — топали под незабвенное «Мила Галя ноги...»

В одном серьезном исследовании мы прочитали: за все время войны немцы так и не сумели создать ни одной песни, которая хоть в какой-то степени сравнилась бы с нашей военной песенной классикой. Ни одной. Как ни старались — ничего, кроме маршей, у них не выходило. Что-то не сладилось, не получилось...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно