Сергей Тримбач: "Судьба украинского кино сегодня в руках "бухгалтера"

15 августа, 2014, 19:03 Распечатать Выпуск №28, 15 августа-22 августа

Это смешно, что министерство не имеет реальных рычагов финансового влияния на отрасль. Это то же самое, если бы я как председатель союза валялся в ногах у главного бухгалтера и просил у него уже выделенные финансы.

Тревожные новости поступают не только с восточного фронта. Не меньше тревог и на фронте культурном, в частности кинематографическом. Как известно, в контексте последних событий значительно сокращено государственное финансирование украинского фильмопроизводства. Союз кинематографистов Украины в связи с такими тенденциями обращался к высшему руководству страны. Итак, как не потерять киноотрасль даже в условиях войны? Можно ли найти выход в конце темного туннеля, в котором сегодня оказалась страна? На эти и другие темы — разговор с главой НСКУ и известным кинокритиком Сергеем ТРИМБАЧЕМ. 

— Сергей Васильевич, какие реальные потери-сокращения понесет киноотрасль Украины, когда из-за недостатка финансирования будет парализовано фильмопроизводство? 

— По этим вопросам приходится уже во второй раз обращаться к президенту Украины. На этот раз непосредственным поводом была информация о сокращении статьи госбюджета по грантам для молодых кинематографистов и Государственной премии имени Александра Довженко. Правда, теперь меня уверяют, что этой проблемы якобы больше не существует. Хочется верить. Хотя и с премией имени Довженко на протяжении последних лет было немало приключений. В прошлом году премию не присудили. Три года назад ее тоже никому не дали. Тогда хотели номинировать картину "Признание в любви" (1966) режиссера Роллана Сергиенко (в администрации президента решили, что фильм не дотягивает до награды, дескать, "прокоммунистический", хотя лента была фактически запрещена еще в советское время). 

— Если деньги на кино сокращают, значит это кому-то нужно? 

— Наверное, это все работа "бухгалтеров"? Они видят только цифры бюджета, за которыми ничего не видно. У них задача — сократить затраты. Не анализируя особенности государственной политики. Надо же думать головой — об украинской культуре, о ее составляющих. 

23 года украинской независимости почти ничего не делалось для развития культуры. Министерство культуры часто было вне игры. И министр культуры — обычно — проситель, основная цель которого выбить деньги в Минфине. 

— В какой именно период — за упомянутые вами 23 года — отечественную киноотрасль государство поддерживало хуже всего?

— При Кучме. При Ющенко. 2009-й — это последний год правления Виктора Андреевича — на кино в Украине выделили лишь 5 млн гривен. И эти средства дали не полностью. Я запомнил один эпизод, когда в Верховной Раде объявляли именно эту сумму на кино. Кто-то из политиков возмутился: это же действительно очень мало! Но тут выскакивает один из депутатов и начинает орать: "У нас люди с голоду умирают! Людям есть нечего! А им кино подавай!" И у такого вот депутата почему-то не возникает мысли, что кино делают тоже люди, наши украинцы, что это их профессия, их хлеб, призвание. Это то же самое, что заявить: а зачем нам театры, газеты, телевидение, наконец, зачем Верховная Рада? Это идиотская логика. 

У нас только в Киеве четыре вуза, которые готовят кадры для кино. А киноотрасль фактически не финансируется. Ни государством, ни меценатами, никем. Остается только производство в Украине низкопробных телесериалов, в основном за российские бюджеты — и для российского рынка. 

С другой стороны, даже за три сложных последних года в Украине есть заметные успехи в искусстве кино. Например, фильм "Племя" режиссера Мирослава Слабошпицкого получил 10 призов на международных кинофестивалях. Недавно я узнал, что уже 25 стран мира приобрели этот проект для проката. В том числе США. 

Это успех или не успех? Успех! Я был недавно на кинофестивале в Ереване, где именно украинское "Племя" получило Гран-при. А жюри игрового кино возглавлял Марк Мюллер, один из выдающихся специалистов. Представьте, он 10 лет был директором Венецианского фестиваля, а сейчас возглавляет Римский кинофорум. Лента Слабошпицкого — это не кассовый и не массовый фильм. Но им заинтересовались в мире, поскольку есть спрос на такое кино, есть также внимание мирового сообщества к Украине, к ее современному культурному достоянию. 

Прошло всего три года, как государство начало вкладывать немного больше средств в кинопроизводство. И уже очевидны позитивные сдвиги. Я не говорю о каких-то необычайных успехах. Но будет досадно, если этот процесс остановится. 

Вспомните 2005-й, оранжевую революцию. Тогда тоже был шум: будем создавать только украинский продукт! Через полгода все об этом забыли. Поскольку не было единой государственной линии, не было осознания, что культура (кино в частности) — не менее важна для государства, чем экономика. 

Предыдущие проекты предполагали довести со временем кинобюджет Украины до 300 млн грн. Речь шла о постепенном увеличении затрат на фильмопроизводство. В этом году на фильмопроизводство было заложено 129 млн грн. Но сумму сократили до 60—70 млн. Да и эти средства — только на бумаге. Уже конец лета, а реальных израсходованных средств только 1 млн 200 тыс. грн. Копейки. 

Должен сказать доброе слово о Евгении Нищуке, который все-таки пытается выбить хоть какие-то средства в такое сложное время. Это смешно, что министерство не имеет реальных рычагов финансового влияния на отрасль. Это то же самое, если бы я как председатель союза валялся в ногах у главного бухгалтера и просил у него уже выделенные финансы.

Так и получается: сейчас судьба культуры, в частности украинского кино, зависит исключительно от "бухгалтера", лишенного государственного мышления. 

***

Цитата из обращения Союза кинематографистов Украины к президенту Украины: "Действия нашего доблестного чиновничьего воинства не оставляют сомнений: под едва ли не непрерывные восклицания "Слава Украине!" Украину продолжают опускать — туда, вниз, к культурному плинтусу. К самопренебрежению, самоуничтожению культуры. И чего стоят восклицания и всхлипы об отвоевании национального информационного пространства, о необходимости возродить полноценную киноиндустрию — хотя бы на среднеевропейском уровне? Довженко неоднократно критиковал правительство советской Украины за "скотское отношение к культуре". Правительства постсоветской Украины продолжили эту "славную" традицию. Один из итогов — отечественное аудиовизуальное пространство было подчинено логике колониального существования, чуть ли не полнейшей зависимости от чужеземного продукта. К сожалению, сегодня у нас нет оснований считать, что нынешняя власть намерена менять такое положение вещей..."

***

— Сергей Васильевич, возможно, вам известная реакция Банковой на такие письма и другие аналогичные обращения творческого сообщества? 

— Реакция неизвестна. Мне сказали, что предыдущее письмо, где речь шла о фильмопроизводстве, помогло выбить определенный бюджет на кино. Ведь звучали вообще цифры, близкие к нулю. И это обращение было одним из аргументов: дескать, кинематографисты не молчат, что-то говорят. 

Вообще, парадокс: при демократах кино не финансируется. А при авторитарном режиме киноотрасль начала оживать? Значит, вернемся к авторитарному правителю — и будет кино? Но ведь это же полный абсурд. 

У нас есть несколько режиссеров старшего поколения, которым не нравится, что молодым начали выделять финансирование. Они неоднократно обращали внимание, дескать, режим Януковича дает им средства, а они против этого режима снимают кино.

Действительно, вы не вспомните ни одного фильма, где был бы "одобрямс" режима — и в документальных, и в игровых лентах. Наоборот, все в довольно суровых тонах. 

— Недавно Кабинет министров назначил нового главу Госкино — Филиппа Ильенко. Как известно, Союз кинематографистов предлагал на эту должность другую кандидатуру — режиссера Андрея Дончика. Каковы перспективы сотрудничества киносоюза именно с Ильенко?

— Случилось то, что случилось. Почему союз был против? Первый аргумент — у Филиппа нет достаточного практического опыта киноуправления. Второе то, что его слишком лоббировала известная политическая сила. Наконец, а почему эту силу не возмущает сокращение финансирования в сфере кино? Это же зубастая партия, которая шумит даже по поводу незначительных сюжетов. А тут они молчат. Значит, это кого-то устраивает? Ведь ваш однопартиец принимает ответственную должность, а в отрасли нужных денег не предвидится, если даже кто-то "нарисовал" 70 миллионов... 

После своего назначения Филипп позвонил мне и предложил работать вместе ради общей цели. Я согласился без малейших колебаний. Поскольку слишком хорошо знаю нашу недавнюю историю — украинские кинематографисты часто проигрывали из-за раздора и междоусобных войн. Я не хочу наступать на те же грабли. 

Филиппу Ильенко — 37. Это энергичный человек. У него мощный интеллект, чувствуется отцовская харизма. Я — человек из корпорации кинематографистов, поэтому прямо заинтересован в том, чтобы у него все сложилось в дальнейшей работе. Кстати, отец Филиппа — выдающийся режиссер и оператор Юрий Ильенко — когда-то был главой Госкинофонда (1991—1992 гг.) Но довольно быстро Юрий Герасимович натолкнулся на стену, которую невозможно было пробить. И даже такой энергичный человек уже через три месяца утратил немалую долю оптимизма. 

— Нарекая на тяжелую судьбу кино в условиях его недофинансирования, мы не можем не думать о трагедии на Востоке: война, потери — как человеческие, так и моральные, материальные. Этично ли именно сегодня требовать от бедного государства полноценного финансирования киноотрасли, когда, собственно, независимость Украины и ее территориальная целостность под угрозой? 

— Одна из причин этой войны — именно отсутствие в прошлые годы соответствующей государственной политики и полное невнимание к культурной сфере, в частности и на Востоке Украины. Я верю, война закончится. Но что будет дальше? Мы так и будем смотреть сериалы и телепрограммы соседних стран? 

И о каких средствах на киноотрасль мы говорим? Если бы речь шла о миллиардах, я бы сказал: да, не надо в такое время! А 120 миллионов гривен, это треть бюджета одного лишь фильма "Сталинград" режиссера Федора Бондарчука и продюсера Роднянского. Так что, еще раз подчеркну, мы говорим о первопричине. Настоящая война возникла потому, что сказалось отсутствие единого культурного пространства как такового. Донбасс не ощущал себя Украиной. Крым не ощущал себя Украиной. При Януковиче разворовывалась большая часть бюджета. Кое-кто и сейчас ворует миллиардами. А нам говорят, что 120 миллионов на кино — это очень-очень много. 

— Сколько лет подряд говорим о кризисе на киностудии Довженко. И, очевидно, в нынешних условиях он будет только углубляться. Возможно, вы видите какой-то выход? 

— Союз кинематографистов боролся за назначение режиссера Олеся Янчука директором студии. Так и произошло. Но понятно, что это огромная и очень сложная студия. Существует спектр представлений, что надо делать, чтобы возродить студию. Возможно, на ее базе создать концерн, который бы сочетал и государственные формы, и коммерческие? Поэтому должны быть комплексные реформы. Очень хотелось бы, чтобы эта студия жила. И сегодня довженковцы выживают лишь за счет аренды, а не за счет производства фильмов. 

В принципе, почти нигде в мире уже нет государственных киностудий. Это раньше государственная киностудия производила фильм, который уже ждали на выходе. У директора киностудии не болела голова — сделал фильм, а что с ним делать дальше? Сегодня никто этот фильм не ждет. Насущная потребность только в том, чтобы кино себя окупило. 

Но ведь огромный спектр — это и неигровое кино. Оно также нуждается во внимании. Например, авторское кино сейчас широко продвигает себя в Интернете. Даже виртуальные фестивали проводят. И понятно, что в сетях кинотеатров идут преимущественно зрелищные картины. 

Наше нынешнее новое украинское кино направлено преимущественно на анализ социально-психологических проблем. Обычно это тяжелые, темные стороны человеческого бытия. Но и для проката в последние годы тоже сделали несколько заметных лент. "Иван-сила" Виктора Андриенко, "Тот, кто прошел сквозь огонь" Михаила Ильенко, "Братья. Последняя исповедь" Виктории Трофименко. Осенью выйдет в прокат "Поводырь" Олеся Санина: история, сильные герои, интрига. 

Надо приучать украинского зрителя к национальному кино. Например, даже для моего 15-летнего внука не существует украинского кино, а прежде всего — американское. Важно изменить установки, дескать, украинское — значит интересное. Нужно, чтобы большая комплексная программа по развитию украинского кино не остановилась. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно