Голова в кино

4 июля, 2014, 18:40 Распечатать Выпуск №24, 4 июля-11 июля

Чего ждать от нового вождя киноотрасли?

Когда в отдельных областях Украины вводится военное положение, кино, разумеется, отходит на второй план, — бронежилеты и патроны важнее, чем фильмы. Впрочем, не будем забывать, что во времена советской системы кино недаром считалось "важнейшим из искусств", ведь без допинга мозгам руки могут стрелять неточно или не в тех. Вместе со всей страной должна меняться и система государственного кинопроизводства — должны кануть в прошлое "откаты", личные отношения и телефонные звонки с "предложениями, от которых невозможно отказаться". Итак, в ракурсе — Государственное агентство по вопросам кино: что было, что есть, что должно быть?

Что было? 

Фактически, плановое производство советской системы кануло в небытие еще в 90-е, вместе с развалом СССР, децентрализацией власти, прекращением щедрого финансирования кинопроизводства и идеологическими заказами. Независимая Украина не могла создать заменителя этой системе в течение долгих лет, пока "устаканивалась" экономика, менялись президенты, а кино находилось в состоянии названного сына, к тому же, еще и не весьма любимого, хотя при каждом президенте формально всегда вроде бы входило в список "приоритетов государственной политики в гуманитарной сфере", что подкреплялось всевозможными законами. В конце 2000-х государственный бюджет на кинематограф увеличился до 20 млн грн, что составляло немногим больше 4 млн долл. На эти средства было выпущено несколько полнометражных фильмов, немного анимации, короткого метра и документалистики. И при всем этом, по рассказам нескольких "счастливцев", режиссер обязан был возвращать до 50% суммы, официально полученной им от государства.

В 2009-м в закон были внесены изменения, существенно изменившие и систему финансирования государством кинематографа. И речь вот о чем: система госзаказа оставалась, и в соответствии с ней на 100-процентной основе финансировались детские, анимационные, короткометражные и документальные фильмы (в Германии государство выделяет сравнительно небольшие бюджеты на фильмы, которые не являются прибыльными и могут подпадать под определение "арт-хауз").

Но к ней добавилась система господдержки, согласно которой государство выделяло до 50% бюджета частным продюсерам. Это принципиально, поскольку введение в игру продюсера как движущей силы создания кино делало Украину полноценной европейской страной (собственно, формально "продюсерская система" была утверждена еще в 1998 г., с прикреплением к ней "Положения о государственной поддержке национальных фильмов в продюсерской системе", и она бездействовала). Собственно говоря, эта система — государственная помощь частным производителям на конкурсной основе — была сформирована еще в середине XX в. во Франции, где с успехом функционирует и до сих пор. Впоследствии, когда Польша в 2004-м вошла в Евросоюз и в 2005-м приняла новый закон о кинематографе, система перешла к нашим соседям, а уже позже, по дружбе, перепала и Украине. Конкурсная основа новой системы заключалась в создании экспертной комиссии из режиссеров, операторов, кинокритиков и продюсеров, рассматривавших представленные на конкурс проекты, которые, в свою очередью, на питчингах защищали творцы. "Выборы" проектов проходили прозрачно, — на питчинги могли прийти и журналисты, и кинематографисты.

Еще одним, не менее важным, нововведением стало увеличение бюджета на кино. Например, если на 2010-й было запланировано 24 млн грн, то уже на 2011-й — 111 млн, а на 2012-й — 163 млн.

В 2011 г. Госкино, переформатированное в Государственное агентство Украины по вопросам кино, начало свою деятельность на новых основах, располагая, в частности, большей долей свободы в принятии решений: согласно "Положению" об агентстве, оно "является центральным органом исполнительной власти Украины, деятельность которого направляется и координируется Кабинетом министров Украины через министра культуры Украины". Такой самостоятельности нечего было и ждать. Впрочем, надо констатировать — это сработало. За три года деятельности обновленного Госкино у нас, наконец, появилось кино, о чем свидетельствует не только множество призов, полученных нашими картинами на многих кинофестивалях, но и количество сданных, т.е. снятых фильмов: 57 за 2013 г., из них 14 (!) — полнометражные.

Что есть?

Как это ни удивительно, но кино все годы власти "беспредельщика" Януковича не работало на эту власть, — "важнейшим из искусств" оно узколобо не считалось. Т.е. идеологически ни Госкино, ни его руководитель, Екатерина Копылова, себя не запятнали (хотя скандалов было много, и корить есть за что). Большинство игроков на кинематографическом рынке Украины считали благом новейшую конкурсную систему и отсутствие идеологического, политического или тематического давления со стороны государства. Хотя 50-процентные "откаты" канули в прошлое, самих "откатов" никто не отменял: из полученных от государства средств создатели фильмов должны были отнести назад 5% от бюджета, что, согласитесь, немало, особенно если бюджет фильма измеряется одним или двумя миллионами долларов. Тем не менее, сегодня кинематографисты со счастливым выражением глаз побежали бы сдавать эти 5%, если бы им дали остальные 95% от запланированных ими бюджетов. Но теперь государство давать ничего не может, прямо спрашивая у Госкино: "Как вы считаете, что сейчас лучше — выделить деньги на бронежилеты или на кино?".

Определенный в смете страны бюджет на Госкино в размере 123 млн грн, утвержденный еще 27 марта 2014 г., законсервирован, хотя 1 млн 480 тыс. грн в т.г. было выплачено по программе госзаказа, согласно поданных бумаг, на несколько документальных, анимационных и короткометражных фильмов. Остальные фильмы, внесенные на прошлых конкурсах в программу создания и распространения национального кинопродукта, — в консервации.

Колоссальную проблему отсутствия финансирования подпирают меньшие, но не менее существенные, проблемки. В первый месяц после бегства Януковича новой власти следовало бы если не полностью закрыть дыру в бюджете страны, на 95% разворованном самим Хамом и его выродками, то хотя бы приостановить трату денег на маловажные вещи. Так появилось постановление №65 "Об экономии государственных средств и недопущения потерь бюджета", забравшее у Госкино возможность организовывать и соответственно оплачивать мероприятия, связанные с фестивальной активностью украинского кино. Через полтора месяца вышло еще одно постановление №117 "Об осуществлении предварительной оплаты товаров, работ и услуг, закупаемых за бюджетные средства". Это постановление уже бьет конкретно по производителям: по его условиям, производитель ограничивается временным сроком, в течение которого обязан израсходовать полученные от Госкино средства. Независимо от того, когда он их получил — в январе или декабре, — он должен их израсходовать и отчитаться об этом до конца года. Что возможно лишь теоретически, да и то будет вынуждать продюсера прибегать к незаконным действиям. Но и это не самое худшее. Куда хуже — изменения в Закон "Об осуществлении государственных закупок". В соответствии с этими изменениями, продюсер, выдвигая на конкурс свой проект, должен пройти процедуру тендера на собственный же проект, хотя, согласно Закону "Об авторских правах", никто иной не может владеть его проектом, кроме него самого. Эта процедура может продолжаться от 17 дней до полутора месяцев. Во-первых, продюсер теряет весьма ценное время, срывая все возможные договоренности с иностранными партнерами (не забываем — речь идет о господдержке, согласно которой государство предоставляет 50% заявленного бюджета, остальные же 50% продюсер обязан найти сам, в том числе и за рубежом). Во-вторых, все затраты на прохождение процедуры тендера ложатся на плечи того же продюсера. А как продюсеру в наше время и в нашей стране найти партнеров для инвестирования денег в копродукционный проект? Отвечая на этот не риторический вопрос и опираясь на опрос кинематографистов, продюсеров, директоров киностудий и режиссеров, можно сказать так: от "крайне трудно" до "просто невозможно". Деньги в стране есть, но на кино их практически не дают из-за: а) отсутствия прецедента успешного фильма; б) многочисленного "кидалово" бизнесменов, согласившихся когда-то с предложением красноречивых, но нечестных или нечистых на руку творцов (уместно вспомнить фильм "Прорвемся!" Ивана Кравчишина, на съемки которого тогда просто бизнесмен Петр Порошенко дал до 2 млн долл., а картина в прокате Украины 2006 г. заработала около 200 тыс. грн).

Зато есть и хорошая информация.  У нас существует система, зарекомендовавшая себя чудесным образом. В прошлом году и уже в нынешнем Украина достойно представила себя на мировых кинофестивалях: украинские фильмы побывали на многих форумах класса "А", а в конкурсах самого крупного в мире Каннского кинофестиваля от Украины было два фильма, и один из них — "Племя" Мирослава Слабошпицкого — получил в своей категории три приза из четырех возможных. У нас есть подписанный договор о сотрудничестве в сфере производства между Украиной и Францией, который предоставляет определенные льготы нашим кинематографистам во время фильмирования кино на французской территории. Начат процесс вхождения Украины в Евримаж (Европейский фонд поддержки совместного производства и проката кинематографических и аудиовизуальных работ), и хотя продолжается он уже 12 лет, кажется, именно сейчас, после Евромайдана, у нас больше шансов остановиться перед чертовой дюжиной и, наконец, завершить этот процесс.

Что должно быть? 

Главная задача нынешнего Госкино — изменения или дополнения к Закону "О кинематографии" относительно статей о правах (государство, финансируя проект, забирает права себе), о финансировании (желательно повысить государственную долю до 75% от заявленного бюджета, учитывая сложные условия поиска финансирования второй части бюджета) и т.п., а также изменения в Налоговый кодекс Украины о государственной поддержке развития культуры, согласно которым на кино будет направляться специальный налог (в размере 1% от определенной суммы), он будет собираться с кинотеатров, телеканалов и провайдеров. Такая система начата, скажем, во Франции: например, почти 11% стоимости каждого проданного билета, а также по 5,5% — с абонплаты у провайдеров и по 5,5% — с прибыли телеканалов идет на счет Фонда поддержки при CNC, Национальном центре кинематографии и анимации Франции, из которого потом деньги идут на поддержку национального продукта (бюджет CNC превышает 700 млн евро). Эту систему вполне можно перенести в Украину, над чем работают уже не один год, сталкиваясь с препятствиями на всех уровнях — от телеканалов до лоббистов телевизионщиков и владельцев кинотеатров в министерствах, комитетах и парламенте.

Если учесть слова Министра экономики об экономике Украины, которую, по его мнению, реально переориентировать на европейскую систему в течение несколько месяцев — или за несколько лет, в зависимости от желания это сделать, то многое в Госкино будет зависеть от одного человека — вновь назначенного председателя. С марта Государственное агентство по вопросам кино функционирует без такового. Была  ли необходимость снимать председателя, который, фактически, сделал агентство действующим, — вопрос, поднявший градус спора в печатных массмедиа едва ли не до температуры 451 градус по Фаренгейту. Так или нет, в последние месяцы кандидатуру Госкино обсуждали все участники процесса — Союз кинематографистов, Украинская киноассоциация, Ассоциация продюсеров и новосозданная Ассамблея кинематографистов. Хотя свою кандидатуру мог подать кто угодно. Наконец, после нескольких заседаний в правительстве с участием министра культуры Евгения Нищука, вице-премьера по гуманитарным вопросам Александра Сыча определились с тремя кандидатами. Ими стали Олег Коротенко, Филипп Ильенко и Андрей Дончик. Все трое представляли различные группы влияния — как политические, так и бизнесовые.

Коротенко — бизнесмен, а его компания "Карточчи-Украина" — известная рентал-компания, обслуживающая разнообразные государственные и частные мероприятия, а также производство кино- и телепродукции. Ильенко, имея юридическое образование, перешел в производство кино в роли продюсера (последний, еще не завершенный его проект — "Толока" режиссера и по совместительству дяди Андрея Михаила Ильенко). Дончика все знают как режиссера, вспоминая его известный телевизионный мини-сериал "Украденное счастье". За Коротенко, делавшего когда-то предвыборную кампанию Партии регионов, вполне вероятно, стоит Ассоциация продюсеров, за Ильенко — ВО "Свобода", и только Дончик представляет интересы не столько партии, сколько Союза  кинематографистов. За ним — тематическая профессиональность, которая вроде бы и нужна на должности председателя Госкино. Впрочем, бывший председатель, Екатерина Копылова, не была режиссером. Да и площадка фильма совсем не похожа и уж точно меньше пространства Государственного агентства по вопросам кино. У Коротенко, по сравнению с Дончиком, есть преимущество: он понимает, как действует большая компания, и может быть хорошим руководителем, используя свой опыт. Но он явным образом заинтересованное лицо, — можно не сомневаться, что с его назначением все фильмы будут сниматься с помощью оборудования "Карточчи", хоть и через подставные фирмы. У Ильенко прямой бизнесовой заинтересованности в должности нет, но в этой тройке он выглядит самым "зеленым". Однако из выступления на закрытом заседании кинематографистов и вице-премьера было понятно: он, так сказать, "в теме", что весьма важно. А как "Свобода" может его контролировать или влиять на него, и какие могут быть к нему предложения — сказать пока что трудно. 

Одно понятно — работы у нового председателя будет выше головы. Только бы голову не потерял...

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно