РИТОРИКА НА БАРРИКАДАХ

15 марта, 2002, 00:00 Распечатать

Как-то странно совпали по времени сразу несколько событий: появление в телеэфире студии «1+1» интел...

Как-то странно совпали по времени сразу несколько событий: появление в телеэфире студии «1+1» интеллектуального клуба «Последняя баррикада», закрытие арт-клуба «Последняя баррикада» на Печерске и появление Александра Ирванца сразу на обоих этих «оборонительных сооружениях» — и «на подиуме», и «на ступенях».

Впрочем, обо всем по порядку. 12 марта закрыто украинское молодежное кафе по улице Суворова, на полпути между книжным квадратом и бразильским посольством. Детали самого процесса «закрытия» не совсем известны, но в разосланных постоянным посетителям электронных письмах, а также на дверях самой «Баррикады» фигурирует чугунный замок, подаренный украинской молодежи добрыми украинскими чиновниками. Причин, конечно, было предостаточно (наверное, эвакуационные выходы слишком узки, влажность помещений катастрофически выше нормы, и вообще — шума от всего этого пивно-поэтически-политического движения многовато). Понятное дело — выборы: чтобы где-то что-то подарить одной группе граждан, нужно что-то где-то забрать у другой... Распределяй, как говорят...

Неизвестно, сработала интуиция или что-то другое, — но в тот же вечер в телепространстве открылась виртуальная «Последняя баррикада», в которой теперь регулярно будут собираться украинские интеллектуалы и беседовать на разнообразные темы. Правда, последняя баррикада отличается от первой более узкой аудиторией, наделенной правом высказываться (на каждой телевстрече присутствуют всего восьмеро, и эти восьмеро, кажется, наглухо отрезаны от внешнего мира). Кофе на телебаррикаде не наливают. А поскольку в эфире она довольно поздно, да и формат у этой встречи довольно камерный, — то шума от виртуального аналога оборонительного сооружения, очевидно, следует ожидать меньшего. На самом деле украинские медиа подготовили и выпустили в свет оригинальную элегантную версию баррикадной борьбы, в которой, собственно, борьба сводится к не слишком интересной, но достаточно приправленной цитатами и афоризмами болтовне. Баррикада как баллада...

Но возвратимся к персонажу, вынырнувшему сразу в обеих ячейках интеллектуальной обороны, — к Ирванцу. Александр Ирванец, казначей «Бу-Ба-Бу», драматург, поэт, прозаик, еще вечером 11 марта вполне заслуженно мог радоваться предчувствию интересных встреч — с семью интеллектуалами на баррикаде «1+1» 12-го и с доброй полусотней своих друзей и почитателей в печерской «Последней баррикаде», где 13-го вечером должна была состояться презентация его книг — романа «Рівне/Ровно», сборника «П’ять п’єс» и поэтического сборника «Стихи последнего десятилетия». Эти события состоялись, просто последнее случилось не в, а под забаррикадированной чиновниками «Баррикадой» на Печерске — «на ступенях».

Как всегда в таких случаях, встреча имела острый привкус оппозиционности, и если бы не правдивая грусть всех нас из-за досадного чугунного замка, можно было бы искренне радоваться тому, что власти вроде бы еще и позаботились, чтобы протестная поэзия Ирванца звучала в соответствующих декорациях (даже милицейский патруль подошел и остановился неподалеку, проникшись «действом»).

Собственно презентация сводилась к двум коротким выступлениям — самого Ирванца и директора издательства «Кальварія» Петра Мацкевича, — сопровождаемым чтением двух-трех стихов и раздачей автографов. Но несмотря на «молниеносность» акции, очевидными для всех присутствующих стали три факта: 1) есть такой писатель Ирванец, а его творчество разнообразно и интересно; 2) у упомянутого Ирванца есть, по крайней мере, 50—60 читателей и почитателей, согласных слушать его и под открытым небом; 3) что самое важное — есть в нашем государстве молодые люди, которые любят украинское искусство и с каждой выходкой больших и малых администраций все больше не любят украинское чиновничество. И если с Ирванцом и его поклонниками все более или менее ясно, то с любителями искусства и баррикад вопрос остается открытым. На наших глазах (а Ирванец может быть тому свидетелем) формат украинской баррикады все мельчает — от мощных инсталляций студенчества начала 90-х до почти китчевого арт-клуба и ограниченного формата телеэфира. Еще немного — и все украинское «баррикадное» движение поместится на территории одного сайта. Одновременно с пространством уплотняется и время протеста (даже не протеста — простого волеизъявления): многодневные демонстрации трансформируются в часовые дебаты. А что же тогда увеличивается? Увеличивается контроль, которым у нас тем или иным способом дублируется каждая реплика. И не столь важно, кто осуществляет контроль — очередной наряд милиции или ведущий телеэфира, каждый раз перебивающий говорящего, когда тот слишком далеко отбегает от его, ведущего, плана, — контроль над нашим волеизъявлением все время увеличивается.

Этим не слишком утешительным выводом можно было бы, собственно, и заканчивать наше небольшое исследование тех неслучайных случайностей, вращающихся вокруг Ирванца и баррикад, а тем не менее хочется добавить еще одно наблюдение (или предостережение?): похоже, мы начинаем понимать, что предвыборные дебаты и баррикады могут быть лишь риторическими масками и что затевать конструктивные споры и противиться несправедливости следует не только накануне. С другой стороны — «ради общего добра» — очень нужно, чтобы сущность «баррикад» изменилась, а поэтому намного лучше и цивилизованнее — допустить на баррикады кофе, художественные презентации и дебаты, чем содействовать возвращению тех баррикад, на которых единым аргументом будет оставаться киевская мостовая.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно