Революция и свободный фэндом

24 декабря, 2004, 00:00 Распечатать

На сервере «Русская фантастика» каждый желающий может обратиться непосредственно к живому классику жанра Борису Стругацкому...

На сервере «Русская фантастика» каждый желающий может обратиться непосредственно к живому классику жанра Борису Стругацкому. В самом начале оранжевой революции в гостевой мэтра прозвучал наивный, но подкупающий искренностью крик души из Киева:

«Борис Натанович! Пожалуйста, помогите нам! … Если бы Вашу хотя бы краткую речь показать на большом экране на Майдане и по нескольким честным телевизионным каналам («5 канал», «Эра», ТРК «Киев») — она взбодрила бы всех. Ведь Вы — настоящий авторитет!.. Поверьте, я многое усвоил из Ваших с братом книг. Меня вовсе не привлекает азарт толпы, куда я побегу прямо сейчас. Я иду защищать правду».

«Я слежу за событиями с понятной тревогой, — ответил Стругацкий. — Не могу сказать, что разбираюсь в ситуации хорошо. Мне ясно только, что страна оказалась расколота пополам и что опасность крайне нежелательного (революционного) развития событий очень велика. Не дай Бог! … Никаких поспешных решений; обстоятельные, основанные на взаимоуважении переговоры; тщательное расследование всех обвинений в фальсификации выборов — вот единственная разумная программа действий, которую я себе представляю. Надеюсь, так все оно и будет».

Борису Натановичу, как всегда, не откажешь ни в мудрости, ни в прозорливости. А все-таки немного жаль, что мы так и не увидели его на «5 канале».

Писатели-фантасты всего постсоветского пространства очень гордятся своим могучим неформальным профсоюзом, имя которому — фэндом. Возник он в 80-х годах и, по легенде, объединил людей, которые были не в восторге от существующей власти, но и не вступали с ней в открытый конфликт. Кто-то из великих назвал фантастику «литературой свободных людей». Благодаря присущей ей особенной масштабной метафорике и эзоповому языку тем же братьям Стругацким вопреки жесткой цензуре удавалось сказать в своих книгах такое, чего в реалистических жанрах власть бы однозначно не потерпела.

Времена изменились, и фантастика изменилась тоже. А фэндом остался. Фантасты и фэны по-прежнему общаются и фестивалят в разных концах бывшей страны, замечая границы только при прохождении таможни. И по-прежнему позиционируются как единомышленники и свободные люди, — в том числе и от политики.

Но революция, согласитесь, особый случай.

Воспользовавшись адресной базой популярной интернет-рассылки «Олдньюз» от харьковчан Г.Л.Олди, я попросила писателей-фантастов разных городов и стран высказаться на тему событий в Украине. На социологическое исследование данный опрос не претендует, это скорее срез индивидуальных мнений, персонифицированных и анонимных. Достаточно интересный и более чем неоднозначный:

«Битва мафий под разноцветными флагами»; «Запад и Восток Украины должны получить каждый своего президента»; «в Украине реализуется типовой сценарий западных спецслужб»; «Украина за выборы уже скатилась из нормальных стран в развивающиеся»; «фальсификация выборов стала столь привычной — никогда бы не подумал, что люди из-за этого все же способны выйти на улицы»; «нет ничего удивительного в том, что народ крупной европейской страны заявил о своих правах»; «мы в России все это проходили, когда к власти рвался Ельцин»…

Категорические отказы участвовать в опросе по причине равнодушия к политике имели место быть, но отнюдь не превалировали (справедливости ради сюда надо приплюсовать и многие «неотвеченные» письма, но все-таки). Подавляющее большинство членов свободного фэндома со своим мнением о происходящем у нас определились.

«К сожалению, Украина оказалась перед выбором между «Отвратительно» и «Ужасно», — считает известный писатель Владимир Васильев (Москва—Николаев). — Что Ющенко, что Янукович — это ставленники коррумпированных дельцов и удачно наворовавших в свое время олигархов, поэтому для Украины все равно, кто победит… А нынешняя так называемая борьба за справедливого кандидата — не более чем возня стада овец, ведомых на бойню холодными и циничными козлами».

Что ж, фантастам на роду написано рисовать картины апокалипсиса и предупреждать человечество о грядущих катастрофах. Киевлянин Владимир Савченко, называя происходящее «оранжевым путчем», подчеркнул «глобально опасный момент: создание нестабильности, вплоть до неуправляемости, в стране с четырьмя АЭС». Воззвание о государственном перевороте: «Люди, будьте бдительны! У нас фашизм прошел!» — опубликовал на нескольких веб-сайтах Федор Березин (Донецк; оттуда виднее). Популярна среди фантастов версия о «руке Запада» в Украине: «Под так называемым демократическим соусом захватывается контроль над страной, вводится внешнее управление — фактически мягкая оккупация. Ничего хорошего народу это не приносит» (Николай Гуданец, Рига).

Другие, в основном жители ближнего и дальнего зарубежья, откровенно признались, что мало что понимают в украинских событиях. «Если в Украине говорят о демократии, то все происходящее на демократию мало похоже. Если же это революция и победил Ющенко, то зачем выборы?» — недоумевает Павел Амнуэль (Израиль). «Из того, что удалось увидеть, — оба кандитата не вызывают симпатий. И вообще, грустно всё это» (Иркутск). «Могу сказать лишь в общем: хорошо, когда люди чувствуют себя в состоянии что-нибудь изменить. Хочется только надеяться, что никому не набьют морду, а Кучма все-таки уйдет в отставку» (Мюнхен).

Третий пласт «взглядов издалека» окрашен взвешенным, но грустным скепсисом. «Мне вообще не нравятся революции, а уж тем более революции, организованные миллионерами. Революция, которая должна принести кому-то прибыль, — это высшая степень манипуляции массовым сознанием» (Александр Тюрин, Санкт-Петербург—Кельн). «Как человек, живущий в условиях демократии, завоеванной на баррикадах, могу сказать одно — волна народного протеста существует не сама по себе и льется не куда попало. …Самые прекрасные лозунги означают лишь то, что их написали профессионалы. И идеализм хорош... ой, вот даже и придумать не могу, где бы он был хорош» (Д.Т., Рига). «В этой стране происходит попытка передела сфер влияния двумя группировками кланов. Основная борьба идет подковерно, на публику выбрасываются яркие пиаровские брэнды и слоганы. …Что касается веселящейся на улицах братии, то ее, наобещав с три короба, как обычно, прокинут» (Беларусь). «Это же просто-напросто наш 91-й год, будто бы пролежавший 13 лет в замороженном виде в стругацком «Пантеоне-Рефрижераторе»!» (Кирилл Еськов, Москва).

«Украина, к несчастью для себя, стала ареной геополитического противостояния США и Западной Европы с одной стороны и России с другой. Цена вопроса — существование России как региональной сверхдержавы, возможное только при условии союза с Украиной. В условиях беспрецедентного внешнего воздействия на всех уровнях (властные структуры, бизнес, общественное мнение, «улица») выработка собственно национальной политики, выгодной Украине, а не противоборствующим сторонам, в настоящий момент вряд ли возможна. Увы» (Кирилл Бенедиктов, Москва).

Пожалуй, именно отстраненно-скептических мнений было больше всего. И тут можно говорить уже не о политических взглядах, а о мировоззрении. Фантастику по старинке продолжают считать массовой литературой, хотя реально это давно не так: тиражи фантастических книг даже в России на порядок проигрывают тем же детективам и дамским романам. Свободный фэндом все больше обосабливается, а его литература постепенно приобретает черты не то элитарности, не то тусовочности. Страшно далеки они от народа?

«Недоумение и разочарование» испытывает двуглавый харьковский писатель Александр Зорич: «Мне жаль, что объединенными усилиями масс-медиа народ Украины удалось отвлечь от конструктивного созидательного труда на долгие две недели. …Сейчас у меня одно только желание: чтобы все это поскорей окончилось» (Яна Боцман). «…Пиар-подвиги команды Ющенко меня также удивили. Я не совсем понимаю, зачем называть «бандитами» и «оболваненным быдлом» ту часть населения Украины, что голосовала за Януковича. Как-то это не по-европейски, мягко говоря. Мне и моему соавтору неприятно, когда нас «из телевизора» называют «оболваненным быдлом» (Дмитрий Гордевский).

Многие россияне искренне переживают по поводу возможного ужесточения режима пересечения границ (фэндом любит ездить друг к другу в гости), волнуются о судьбе русского языка в Украине (фэндом и общается, и издается именно на нем). Но есть и мнения совершенно другого порядка:

«То, что происходит сейчас в Украине, вызывает у меня одновременно восторг и зависть. Народ Украины смог указать представителям власти их истинное место, напомнить, что государство должно служить народу, а не наоборот… В современной путинской России подобное, к сожалению, невозможно. У нас выборы давно уже превратились в фарс, неинтересный никому, кроме тех, чьи имена внесены в избирательные бюллетени» (Алексей Калугин, Москва). «Никто еще не сумел объяснить мне, чем так страшна для России и Украины Америка или Европа. Зато чем грозит реставрация тоталитаризма, я знаю хорошо — на собственной шкуре эту радость испытал. … А к тому же, так уж получилось, все мои друзья там, среди оранжевых...» (Ант Скаландис, Москва).

Насколько я помню, за время оранжевой революции на телевидении и в прессе не выступил никто из знаковых фигур украинского фэндома (а напрасно: ведь на Майдане находились десятки тысяч молодежи и студентов — традиционной читательской аудитории фантастики!). Но сказать, что фэндом целиком и полностью дистанцировался от событий, все-таки нельзя. Знаю, что в полном составе выходила на Майдан редакция киевского журнала «Реальность фантастики». И думаю, «в революцию» пошли, пусть не питая особых иллюзий, очень многие из тех, кто вырос на «литературе свободных людей».

«Все наши киевские друзья стояли на Майдане. Мы им сочувствовали и завидовали. И воспринимаем случившееся как победу. Тем не менее, лично я стояла в 91-м у Белого дома примерно в такой же дружелюбной и воодушевленной атмосфере. Поэтому к результатам любых революционных процессов отношусь весьма скептически» (Мария Галина, Москва).

«Наверное, впервые за годы независимости словосочетание «народ Украины» звучит без пафоса и наигранности. Можно гордиться тем, что живешь в этой стране, являешься украинцем (кем бы ты ни был по национальности). Мои знакомые россияне часто ссылаются на 91-й и 93-й годы, дескать, здесь повторяется тогдашний вариант, только с запозданием. Но мне кажется, это не так: другое время, другие люди, другая страна» (Владимир Аренев, Киев).

…События в Украине разделили во мнениях всех — от отдельных семей до мировой общественности. Фэндом не стал исключением. Однако у меня нет ни малейших сомнений, что на ближайший крупный конвент — подмосковный февральский «Роскон» — фантасты и фэны соберутся, как всегда, не замечая ни границ, ни политических режимов. У свободного фэндома своя жизнь. Но…

Фантасты же всегда знают все заранее!

«В 90-х мы с А. Валентиновым написали роман «Нам здесь жить», — напоминает Г.Л. Олди (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский). — «Автономный», разрушенный из-за провокации Харьков; криминальный авторитет рвется в боги, понуждая людей на себя молиться; власти предали, народ во главе с мэрией сопротивляется агрессии... С тех пор наша позиция не изменилась. Нам здесь жить».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно