ПУТЕШЕСТВИЕ В ЗАГАДОЧНЫЙ КОНТЕКСТ

4 мая, 2001, 00:00 Распечатать

Конкурс молодых пианистов памяти Владимира Горовица тем и уникален, что предоставляет возможность показать себя не только юным музыкантам, но и членам жюри...

Конкурс молодых пианистов памяти Владимира Горовица тем и уникален, что предоставляет возможность показать себя не только юным музыкантам, но и членам жюри.

В этом году кроме Владимира Виардо, который играл на открытии, дали концерты Хуберт Ступпнер (Италия), Джером Ловенталь и Даниэль Поллак (США). Ступпнер показал себя как композитор и дирижер. В сравнении с его выступлением, программа американских пианистов была более традиционной и актуальной непосредственно для участников состязаний. Исполнением популярного бетховенского Второго концерта Ловенталь предвосхитил события финала конкурса. А Поллак, выступая с хорошо известными произведениями Баха, Дебюсси, Шопена, Листа и Шумана, обобщил традиционный «сюжет» второго и третьего туров.

Бетховен прозвучал неожиданно легко и галантно. В своей интерпретации Ловенталь блестяще сбалансировал эстетические особенности классицизма и романтизма. Все хорошо знают, что Бетховен жил в эпоху Французской революции, многие даже считают Бетховена революционером в музыке, но представить, как Бетховен слышал в привычном новое, удается не всем. Ловенталю удалось. В его игре бетховенский «плотный» звук рождался из моцартовской, почти клавесинной артикуляции. Пассажи напоминали о бисере и кружевах одежды придворных, а общий веселый темпоритм музыки, особенно в финале, напротив, ассоциировался с озорством и проделками уличных мальчишек. На бис музыкант исполнил произведения Скрябина и Дебюсси. К сольному концерту Даниэля Поллака, одного из победителей Международного конкурса имени Петра Чайковского в Москве, киевская публика отнеслась с особым вниманием. Поллак предложил непривычные для отечественной пианистической школы подходы к традиционному репертуару. Например, в фортепианных переложениях Бузони баховских органных произведений музыкант больше полагался на мощь и качество звука, нежели на педаль, создавая убедительные иллюзии переключения регистров на органе. Именно Звук, со своим миром обертонов, выступил в качестве главной интерпретаторской темы и в произведениях Дебюсси, и в ноктюрне Шопена, и в «Утешении» Листа. Публика наслаждалась всем этим театром звука, требуя продолжения. «Под занавес» музыкант сознался, что его мама родилась в Днепропетровске.

Культура музыкальной техники у американских музыкантов органично сочетается с особым слышаньем музыки как бы сквозь историю культуры. И Поллак, и в особенности Ловенталь показали себя безупречными стилистами. И наконец, по всей видимости, сегодня не только в Европе, но и в Америке прослеживается общеэстетическое охлаждении к сантиментам и страстям эпохи романтизма. Возможно, именно такая эстетика бесстрастности наилучшим образом подходит для пианистических состязаний, поскольку учит преодолевать романтическую горечь поражений и относиться к конкурсам как к забавной игре.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно