ПРОГУЛКИ ПО КУЩАМ РОССИЙСКОЙ ПОП-ПОЭЗИИ

4 июля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 4 июля-11 июля

Нынешняя поп-культура столь же далека от эстрадных традиций советского периода, сколь и рок-андеграунд конца 80-х годов от сегодняшнего поп-рока...

Нынешняя поп-культура столь же далека от эстрадных традиций советского периода, сколь и рок-андеграунд конца 80-х годов от сегодняшнего поп-рока. Эту распавшуюся связь времен не соединяют ни попытки реанимации легендарных ВИА (например, «Самоцветы»), ни более-менее удачные римейки былых хитов (например, «Старые песни о главном»). Между периодом политцензуры советских времен и нынешней финансовой цензурой шоу-бизнеса был недолгий отрезок расцвета некоммерческого гражданско-публицистического рок-движения, попытка осмысления действительности в рамках жанра. А далее эта попытка трансформировалась: в усложненно-философско-религиозные экзерсисы; в псевдопатриотическую патетику; в максимально упрощенный поп-рок, ныне малоотличимый от обычной попсы. Последнее доминирует (см. хит-парады на музыкальных каналах). На этой ниве ныне ударно реализуются бесчисленные бизнес-проекты, цель которых — получение необходимого PR для коммерческого «чеса» по городам и весям.

С одной стороны, украинская поп-музыка находится под усиливающимся влиянием западного шоу-бизнеса и вестернизация эта ощутима и по характеру воздействия неоднозначна. В этом плане знаковым является участие нашего А.Пономарева в недавнем конкурсе Евровидения. 14-е место — безусловная удача дебютанта. Однако возможна и другая оценка: попытка представить вненациональный песенный «евростандарт», сконструированный в Израиле, обернулась стандартным 14-м местом. Очевидно, ключ к успеху стоит искать на пути гармонизации устоявшихся музыкальных евротрадиций и национального колорита. (Так же очевидно, что политическая подоплека тут не в числе первопричин.) Н.Римский-Корсаков как-то заметил: «Музыки вне национальности не существует, и в сущности всякая музыка, которую принято считать за общечеловеческую, все-таки национальная».

С другой стороны, сегодня на украинском музыкальном рынке ощущается мощная экспансия российской поп-музыки. Вообще российский шоу-бизнес лидирует на постсоветском пространстве в силу многих причин (коммуникационные и финансовые рычаги, многочисленная диаспора, неразвитость местной шоу-индустрии и т.д. и т.п.). Если говорить о некоем феномене (пусть с большой долей условности!) русскоязычного эсэнговского музпространства, то более-менее известные нероссийские поп-рок-фольк-реп и тд. группы можно пересчитать по волшебным пальцам ведущей музканала М-1 Сараханды — начиная молдавским ZDOB SI ZDUB, запомнившимся фольклорной обработкой «Кино», и заканчивая белорусским «Ляписом Трубецким»... (Кстати говоря, «модельный ряд» раскрученных украинских групп не столь уж велик: «Вопли Видоплясова», «Океан Эльзы», «Грин Грей», «Скрябин», «Друга ріка», «Зурбаган», ТНМКонго» и немногие другие.)

В.Чижик-Фандралюк в статье «Тусовка» зажигает звезды» («ЗН» №22 от 14 июня 2003 г.) вполне справедливо замечает: «...музыкальная тусовка» Киева превратила Украину в крупнейший в Европе рынок сбыта зарубежной эстрадной продукции. Поэтому в Украине нет шоу-бизнеса: российские коммерческие проекты разрушают не только украинскую, но и российскую эстрадную культуру».

Вот об этой самой эстрадной культуре, точнее о ее литературной, не побоюсь сказать, поэтической стороне, и стоит поговорить подробнее...

Группа «Смысловые галлюцинации» в одном из своих популярных шлягеров убеждает слушателей: «разум когда-нибудь победит, что-то заставит взять себя в руки...». Попробуем отыскать это самое заветное «что-то» в нынешних песнях, ведь не случайно другая группа («Hi-Fi») вполне резонно утверждает: «какие песни — такие мы»...

Начнем с призера Евровидения. Вот, к примеру, хит «ТАТУ» «Не верь, не бойся...», вознесшийся в мае — июне на первые места в разных чартах:

...Кто-то закрутит

провод на клеммы,

Кто-то замутит новые темы.

Кто-то — понты,

а кто-то маньяк,

Кто-то, как ты,

кто-то, как я.

Какое многообразие поведенческих стереотипов! От технически неграмотного террориста, закручивающего один провод на разные клеммы, до безумного имбецила-маньяка. Далее им всем адресуется загадочное предупреждение:

Где-то есть много, то,

чего мало,

Но на дорогах будет облава.

Кто-то рискнет,

а кто-то не сможет...

По скудости воображения я эту фразу расшифровал так, что, мол, упомянутые персонажи хита занимаются не вполне законным добыванием некоего дефицита, скопившегося в укромном месте, а это чревато всяческими опасностями типа облавы.

А рефрен шлягера — «не верь, не бойся, не проси» — по-детски трогательный парафраз легендарного золотого правила поведения зеков в зоне.

Или вот, к примеру, шлягер «Мармеладный» в исполнении Кати Лель:

Не позвонила, не открыла

и не спала,

Почти душила,

но забила на твои слова.

Опять мне кажется,

что кружится моя голова.

То есть бодрствующая героиня песни, очевидно, в состоянии аффекта, почти душила «мармеладного», так и не открыв ему дверь. Этот поэтический образ ломает традиционные представления, привнося сюрреалистические нотки в повседневность бытия (Кафка и Сартр могут перевести дух). Хотя стоит заметить, что изначальный «гендерный» смысл блатного «забить» априори исключает его употребление в женском варианте. Но это так, семантические придирки... А вот далее сюжетная линия делает неожиданный зигзаг — «мармеладный» таки проник к героине, а она его «поцеловала, обнимала, после развела...». Ох уж это женское коварство — приголубить, а потом развести! Впрочем, драматичность отношений оттеняется необычностью рефрена:

Попробуй муа-муа,

Попробуй джага-джага,

Попробуй ммм-ммм,

Мне это надо-надо...

От такого набора зашифрованных предложений просто теряешься. Безусловно, на вкус и цвет товарищей нет, но лично я рискнул бы попробовать «ммм-ммм». Хотя, с другой стороны, уже не тинейджер, может, это пробовать вовсе и не стоит, а ограничиться простым «муа-муа»? Хотя и «джага-джага», наверное, не повредит, если не злоупотреблять, конечно...

Нынешняя поп-поэзия безумно щедра и разнообразна в характеристиках предмета любви. От ювелирно-возвышенных: «у нее глаза — два брильянта в три карата» («Премьер-министр»), кстати, представьте размер таких глазок (!), до этнически-бытовых: «Твои драные джинсы и монгольские скулы, ты была моей тайной, зазнобой моей» («Ночные снайперы»). Во-первых, тут открывается ох какой простор для национально окрашенных характеристик разных частей тела. А во-вторых, конечно, не факт, что «зазноба» должна быть опрятной...

Как-то запали в душу услышанные недавно по радио «Шансон» строки, описывающие трепетное девичье ожидание предстоящей романтической встречи:

Я скучаю, на матрасе лежа,

Что-то не идет ко мне Алеша...

(Можно было бы продолжить этот образный поэтический ряд в рифмах: «сидя—Сидор», «стоя—Зоя» и т.д.)

Любовная лирика, с одной стороны, круто взмывает к философским высотам экзистенциального переосмысления авторского контр-эго. Вот группа «Другие правила» исповедуется:

Отказаться от всего

и подарить тебе себя,

Ты понимаешь, это сложно, но

Я был бы тогда не я,

И не я была бы я.

Или не было б меня...

Если крепко поразмыслить, то можно предположить, что в данном случае процесс самодарения однозначно сублимирует угрозу раздвоения личности.

Чувственной философией наполнены и драматические размышления по вопросу «Ну почему ты страшная такая? Ненакрашенная страшная такая». Причем исполнители не ограничиваются только «ненакрашенной» стороной проблемы...

А с другой стороны, акцентируется внимание и на телесной стороне любви. Вспомним о ставшем поп-каноном с точки зрения мысли и рифмы призыв: «Ты целуй меня везде, я ведь взрослая уже» («Руки вверх»). То есть достижение половой зрелости снимает проблему труднодоступных мест при совместном слиянии в экстазе. Впрочем, подобное пуританство (мол, взрослая уже) смело преодолевает «Акула», раздвигая половозрастные горизонты:

Свое вниманье обрати,

Что лет мне мало не смотри,

Мою нескромность ты прости,

Меня, девчонку, полюби.

Не будем проводить рискованные параллели с набоковской Лолитой. Также не стоит и к слегка упрощенным рифмам придираться, ибо еще Пушкин сказал: «Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет». Этот афоризм Александра Сергеевича можно полностью отнести и к популярной нынче сентенции: «Это любовь такая головоломка, теплого лета золотая уловка...» (Жасмин).

В одном из недавних номеров «Комсомольской правды в Украине» (13 июня 2003 г.) опубликован текст очередного творения упомянутой группы «Руки вверх», сопровождаемый таким редакционным анонсом: «В преддверии выхода нового альбома группы «Руки вверх!» мы публикуем слова хитовой песни «Мне с тобою хорошо». Песня ребят уже давно завоевала любовь радиослушателей». (Кстати, многие цитируемые выше тексты опубликованы этой газетой в рубрике «Не надо ля-ля».) Так вот, припев столь «полюбившегося» шлягера выглядит следующим образом:

На меня ты не сердись,

на-на-на...

Уходить не торопись,

на-на-на...

На секунду задержись,

на-на-на...

Мне с тобою зае**сь, на-на-на...

Наиболее удачным в тексте представляется многозначительное «на-на-на». Вообще, приведенный фрагмент наталкивает на две мысли. Во-первых, о том, что очень современно звучит некрасовское допущение, что, мол, поэтом можешь ты не быть. Во-вторых, о том, что любовь радиослушателей можно с успехом завоевывать ненормативной лексикой и простотой чувств. И правда, сюжет песни прост как название группы. Герой пять минут как встретил девчонку «с татуировкой на нежном плече», но настроен весьма решительно:

Я не хочу тебя терять.

Любовь мою смогу тебе

я доказать.

И ни на шаг не отойду,

Я целых пять минут

тебя уже люблю.

(Таких вот сюжетиков на нынешней эстраде — море разливанное, в народе говорят — как у дурака махорки... С другой стороны, уже как-то удивляет, отчего в этом отрывке к слову «терять» не использована «ненормативная» рифма, которых «ммм» как много, к примеру ******** )

Впрочем, как известно, от любви до ненависти один шаг. Этот шаг делает загадочная группа «Глюк’оzа» в леденящем кровь кукольном клипе «Я ненавижу тебя, ненавижу тебя». Еще дальше в развитии темы ненависти идет сексапильная ВИА ГРА — «Убей мою подругу»...

Подобного рода цитаты можно нанизывать до бесконечности, ибо попса с Востока накрыла девятым валом украинские музыкальные просторы. Смею уверить, приведенные образчики текстов отнюдь не самые «яркие» из того, что предлагается слушателю.

Давайте отбросим смутные подозрения о каком-то направленном нейролингвистическом зомбировании. Хотя так и подмывает по-ретроградски побрюзжать об упрощенной попсе как средстве манипулирования сознанием, культивирования примитивных ценностных установок и, соответственно, формирования по принципу «хлеба и зрелищ» легко управляемой молодежной массы.

Поп-культура — явление многоуровневое. В ней есть и примитивный кич, и образцы высокого творчества. Тут важно соотношение, баланс. Однако вполне очевидно, что этот самый баланс сегодня оставляет желать лучшего. В общем, какая-то «джага-джага»... А нам, уважаемые читатели, такое вот «надо-надо»?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно