О ПЬЕСЕ «РАЗДЕТЫЕ» И ТЕЛЕТЕАТРЕ В ЭПОХУ ПОСТМОДЕРНИЗМА

23 августа, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 23 августа-30 августа

О чем можно размышлять летом в стольном граде Киеве, проклиная жару и абсолютную власть мертвого театрального сезона?..

О чем можно размышлять летом в стольном граде Киеве, проклиная жару и абсолютную власть мертвого театрального сезона? Ну, скажем, о каталанской драматургии... Я держу в руках книгу «Барселонские премьеры», и средиземноморское дыхание загадочной Каталонии будоражит мое временно увядшее воображение. Эта Барселона с ее премьерами бесцеремонно ворвалась в мою жизнь, отравленную подкисшим отечественным телевидением и ядовито-мухоморными книжными прилавками. Помните, в одной из песен на стихи Леонида Филатова: «Книжная лавка господина Телятина предлагает читателям эротический роман «Анна Каренина»!»? Сегодня книжные лавки предлагают совсем другие романы... Обилие фаршированной человеческой плоти на обложках заставляет глубоко и бесповоротно задуматься: неужто вот эта красота и спасет мир?.. Из нехорошей задумчивости меня вывела пьеса Жоана Казаса «Раздетые», обнаруженная в книге «Барселонские премьеры». Эпоха постмодернизма распростерла свои неоновые крыла над мало-мальски окультуренными континентами, не видя особой разницы между каталанской и постсоветской ментальностью. Поэтому и действующих лиц стало как-то бессмысленно снабжать национальными именами: в пьесе «Раздетые» - только Он и Она.

А теперь представьте себе киевскую актрису Татьяну Стрельбицкую, которой остро захотелось воссоединения театра и кино. И такое желание вполне разумно: во времена распада государств слияние в экстазе жанров искусства может спасти мир, как та самая красота, которую, похоже, имел в виду недопонятый Федор Михайлович Достоевский. Все началось с того, что Таня сыграла в театре моноспектакль по Жану Кокто «Человеческий голос». Потом ее муж и продюсер Владимир Концедалов реализовал телевизионную версию спектакля на УТ. И это была не съемка театрального действа, а совершенно самостоятельная интерпретация образа героини при помощи киноязыка. В итоге как бы две взаимоисключающие актрисы Татьяны Стрельбицкие играют Жана Кокто в театре и на экране. Тогда-то и возникла у нее идея найти странную пьесу, написанную остросовременным языком, и сделать на такой основе телевизионный фильм. Когда Таня и Володя рассказывали мне об этом проекте, я не очень-то представляла, ну где им взять такую песню, простите, пьесу. Но прочитав «Раздетых» Жоана Казаса, я в общем-то поняла профессиональное воодушевление своих собеседников. Это не важно, что пьеса написана каталанским драматургом, который к тому же известный поэт, переводчик, режиссер и театральный критик. Важно, что Жоан Казас рискует показать кризисные взаимоотношения мужчины и женщины в совершенно новом ракурсе. Ведь Он и Она в пьесе трижды поднимаются на один и тот же чердак, и зритель видит героев каждый раз в другом психическом состоянии, которое диктует разные действия в неизменной ситуации. Постепенно размывается грань между воображаемой и реальной действительностью. Таков излюбленный прием постмодернистов, но Жоан Казас изобретает в «Раздетых» такие детали, которые заставляют поверить в полную достоверность происходящего. Расщепленное сознание героев фиксируется фотоаппаратом «Полароид», и на сцене появляются фотографии, сделанные только что актерами. В последней картине персонажи Жоана Казаса неожиданно начинают говорить языком психологического театра, сознательно упоминая чеховских «Трех сестер». Темы любви, убийства и измены символизируются раздеванием-одеванием героев. Когда Она говорит: «Тело не может солгать» - становится ясно, что физическое раздевание актеров на сцене должно убедить зрителя в полном душевном обнажении героев пьесы. Жоан Казас сам объясняет необходимость именно такой стилистики своего произведения: «Поскольку отношения между людьми сегодня переживают кризис, то кризис возник и в отношениях актера и зрителя. Так что дистанция между залом и сценой сегодня гораздо больше, чем, скажем, во времена Мольера. Наряду с воображаемой «четвертой стеной» возникла как бы «пятая стена», которая отделяет нас от публики.

Татьяна Стрельбицкая и Владимир Концедалов решили разрушить эту «пятую стену», заменив театральную постановку каталанской пьесы телевизионным фильмом. Поскольку в этом фильме очень важны крупные планы и особая киногеничность актеров, Таня долго и придирчиво искала себе партнера. После «Человеческого голоса» она не сомневалась, что женская роль в «Раздетых» написана как будто специально для нее. А кто же сыграет героя? По секрету, только для читателей «ЗН» сообщаю: сниматься в фильме будет Алексей Горбунов. Пьеса «Раздетые» настолько заинтересовала некоторых изощренных кинопрофессионалов, что художественным руководителем проекта согласился стать известный режиссер Вячеслав Криштофович. Съемки фильма будут проходить этой осенью в Киеве при участии Студии 1+1. Остается пожелать актерам Алексею Горбунову и Татьяне Стрельбицкой, продюсеру Владимиру Концедалову, всем остальным вдохновителям и участникам проекта - живописного чердака для съемок, вдохновения для творческой работы, меценатов для реализации задуманного и, самое главное, удачи и неравнодушных зрителей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно