О чем "молчит" украинское кино

12 июля, 2013, 17:50 Распечатать Выпуск №26, 12 июля-19 июля

Довженко-центр открывает: малоизвестные шедевры Абрама Роома, Николая Шпиковского и киношевченкиана

Недавно в официальной ретроспективной программе Международного кинофестиваля в Карловых Варах, по представлению Национального центра Александра Довженко, были показаны ранние фильмы Киры Муратовой (их отреставрировали в 2011—2012 гг. на базе вышеуказанного центра) и Национальной киностудии имени А.Довженко. И это не единственный информационный повод говорить о "найденных сокровищах" Довженко-центра. Ведь в Одессе в июне состоялись "Немые ночи", где имела успех малоизвестная немая лента Николая Шпиковского "Хлеб", только что отреставрированная центром. Киноэксперты приравнивают это произведение по его художественным достоинствам к прославленной "Земле" Александра Довженко. 

А не за горами — грандиозный фестиваль немого кино в городке Порденоне Le Giornate del cinema muto (Pordenone Silent Film Festival), где национальную кинопрограмму представят под названием "Украинское чудо" (IL MIRACOLO UCRAINO, форум состоится 5—12 октября). И в утвержденную программу войдут ленты "Арсенал", "Земля", "Сумка дипкурьера", "Два дня", "Ночной извозчик", "Хлеб", "Шкурник", "Борьба великанов"). 

Т.е. шедевры и малоизвестные артефакты украинского немого кино... Которое, наконец-то, "заговорило". Благодаря подвижническим и часто альтруистичным усилиям работников Довженко-центра. 

Один из руководителей этого направления — Иван Козленко, заместитель генерального директора. В интервью ZN.UA он рассказал о малоизвестном "Хлебе", известной Муратовой и настоящей сенсации, ожидающей зрителей на осеннем киевском кинофестивале "Молодость". 

— Иван, в Карловых Варах вы представили довольно известные отреставрированные фильмы Муратовой. Но, возможно, в реставрационном заделе есть еще произведения известных режиссеров, не оцененные в свое время критиками и зрителями? 

— Пока отреставрировали все фильмы Киры Муратовой советского периода. Начиная с картины "У крутого яра" до "Астенического синдрома". Всего — восемь лент. 

Программа реставрации — это также попытка получить исходные материалы фильмов, которых у нас в Украине нет. Не все, но хотя бы некоторые. 

Нам удалось воссоздать прекрасный фильм Абрама Роома "Суровый юноша"/"Строгий юноша" (1935 г.) по роману Юрия Олеши "Зависть". 

Это просто гениальная вещь. Известно, что сам Юрий Олеша принимал участие в съемках. 

У нас есть устоявшийся "канон" украинского кино. Вроде "Теней...", "Белой птицы". Словом, поэтического кино. Это великолепные фильмы. Но следует усиливать и "урбанистическую" составляющую отечественного кинематографа. 

— Наши одесские коллеги с восторгом рассказывали, как тепло принимали зрители "Немых ночей" малоизвестный фильм Николая Шпиковского "Хлеб". Фильм "Шкурник" того же режиссера, по мнению многих критиков, стал одним из главных событий прошлогоднего кинофестиваля "Молодость"... 

— Николай Шпиковский незаслуженно забыт. Он был режиссером комедийного жанра, мещанских комедий. Но из всех тех вещей сохранился только "Шкурник". В Одессе на фестивале "Немые ночи" мы показали его "Хлеб" 1929 г., который он снимал параллельно с "Землей" Александра Довженко. Та самая тема — коллективизация. Используя новаторский монтаж, Шпиковский создает авангардистское произведение на невероятно простом сюжетном материале. Это гениальная картина, ставящая режиссера рядом с Александром Довженко. Операторская работа Алексея Панкратьева поражает: панорамные, задумчивые длинные планы чередуются с динамичными графическими композициями, фоном которых выступают земля и небо, поднимая бытовую тему посевной и сбора урожая на эпический уровень. 

Т.е. это взвешенная и художественно сбалансированная картина. 

Подчеркиваю — эстетически, философски и художественно "Хлеб" составляет пару с довженковской "Землей". 

На фестивале мы его подали в сопровождении медитативной музыки белорусского бенда Port Mone. 

В оригинале картина идет 29 минут с ускорением (16 кадров в секунду). Мы воссоздали нормальную скорость ускорения и довели хронометраж фильма до 44 минут. 

…Вообще, это ошибочное представление, что немые фильмы воссоздавались "с ускорением". Тогдашние кинопроекторы проектировали 16 кадров в секунду. Сейчас таких проекторов нет, а потому при нынешнем стандартном воспроизведении 24 кадров в секунду подвижное изображение фильмов искажается. Впрочем, ускорение уместно в комедиях. И тогда мы его не исправляем. 

— А что, собственно, может сегодня "зацепить" в сюжетной линии фильма Шпиковского? 

— Это история о коллективизации. О том, как красноармеец Лука возвращается в родное село после Гражданской войны и берется создавать там коллективное хозяйство. Землю для этого хозяйства отбирают у "кулаков", посевное зерно — у горожан ("мещан"). Основной конфликт — по линии борьбы с кулаками, дополнительный — противостояние главного героя с собственным отцом. Старик не верит, что краденное зерно взойдет на краденной земле. Но когда оно все-таки всходит, отец принимает сторону сына, поскольку убеждается: ради общего блага можно нарушать писаные и неписаные законы. 

"Хлеб" демонстрирует "советизацию" села довольно жестко. Фильм, в самом деле, местами кажется антисоветским. Хотя авторы, конечно, не имели ввиду ничего подобного. 

В марте 1930-го "Хлеб" сняли с проката с мотивацией: "Картина дает ошибочное представление о борьбе за хлеб. Середняк из картины выпал полностью. Период возобновительный (ограничение кулака), относительное экономическое укрепление кулака (НЭП), классовая борьба, подготовка политических предпосылок для ликвидации кулачества и коллективизация (индустриализация) — все это выпало из
картины".

— Нельзя обойти тему киношевченкианы. Накануне 200-летия со дня рождения украинского гения. Наша газета сообщала, что Довженко-центр готовит пакет отреставрированных фильмов о Шевченко и по мотивам произведений Тараса Григорьевича. Говорят, среди них фильм Чардынина с Бучмой в главной роли... 

— Немой фильм Петра Чардынина "Тарас Шевченко" (1926 г.) был отреставрирован на базе Киностудии Довженко еще в 2011-м. Это серьезный байопик. С Амвросием Бучмой в главной роли. Актер совершает настоящие "телесные" трансформации согласно театральной концепции Леся Курбаса. 

Однако в некоторых сценах Бучма переигрывает, особенно там, где Шевченко — еще юноша. Актеру тогда было уже под 40, поэтому игра получилась манерной. 

Две серии с общим хронометражем — три часа. Фильм слишком иллюстративен, драматургично несовершенен. Хотя художником картины выступил Василий Кричевский, а консультантом — академик Сергей Ефремов. Раскритиковавший, впрочем, картину в своих дневниках. Это была "экспортная" картина, с радостью принимавшаяся в эмигрантских кругах. 

Когда в феврале 2012 г. делали ретроспективу режиссера Чардынина (к его 140-летию) в кинотеатре "Жовтень", демонстрировали картину обычной, не "киноведческой", аудитории. Потому фильм пришлось сократить. Сделали из него полуторачасовое кино, изъяв некоторые эпизоды, — собственно, картина и состоит из таких независимых эпизодов и, вне биографии Шевченко, не имеет линейного сюжета. Мы нисколько не погрешили против авторского замысла, тем более что для немых фильмов считалось нормальным, когда каждый прокатчик резал так, как хотел. Вышел более или менее симпатичный полуторачасовой фильм, тем более, что первые полчаса ленты, выходившие также и как отдельный детский фильм "Детство Тараса", Чардынин снял под явным влиянием жены Маргариты Барской-Чардыниной, стоявшей у истоков детского кино в СССР. 

…Относительно документальной киношевченкианы. Ее немного. Например, нашли фильм об открытии в 1963 г. памятника Шевченко в Нью-Йорке (режиссер Юрий Тамарский). Интересный мастер, снимавший сначала немые фильмы в Украине, стал потом одним из величайших бразильских кинодокументалистов, а завершил жизнь в США, создав эту картину. Он оставил после себя интересные мемуары "Щоденник фільмара", уделяя в них много внимания украинской национально-освободительной борьбе: Тамарский служил в армии УНР. Хотели делать ретроспективу его фильмов, ведь в этом году — юбилей забытого оператора (110 лет), но в Сан-Паульском киноархиве, где сохраняются его фильмы бразильского периода (14 лент), сказали, что состояние этих фильмов таково, что они не поддаются ни реставрации, ни копированию. 

— Иван, много ли в украинских киноархивах еще не открытых шедевров как немого, так и звукового кино? Насколько значительны такие "запасы"? 

— В отношении звукового кино, то у нас остались не такие уж и большие "пласты" неизвестного. Кое-что отреставрировали, а именно первый звуковой украинский фильм "Энтузиазм" (1930 г.) Дзыги Вертова. Кое-что — например, остроумная украинская комедия по сценарию Ильфа и Петрова "Однажды летом" Ханана Шмайна и Игоря Ильинского — ждет своего часа. 

А что касается немых лент, то действительно есть большие запасы... 

Проблема в том, что сейчас у нас нет возможности исследовать зарубежные архивы в полном объеме. Но именно там, по всей вероятности, сохранилось немало украинских фильмов, если принять во внимание, что ВУФКУ в 1920-х гг. экспортировало кинопродукцию в Германию, Британию, Чехию, США и даже Японию. 

Русский архив в Белых Столбах достаточно исследован, хотя и там бывают проблемы с номенклатурой фильмов: нередко фильмы хранятся под неправильными названиями, иногда по ошибке указан язык фильмов (русский — вместо украинского), часть фильмов не идентифицирована или не введена в сводный каталог, поэтому и там возможны сюрпризы. 

Непросто комплектовать украинский фильмофонд. Региональные фильмофонды не консолидированы, часть из них в последние годы утилизировала местная власть. Самое интересное: восточные фильмофонды Украины — Донецкий, Харьковский — отказываются предоставлять нам материалы! Может, это такой региональный патриотизм? А вот центральный и западноукраинский готовы сотрудничать. 

Интересно найти такой материал, которого у нас нет. Потому что если он дублируется, то у нас он — лучшего качества. Представьте: в Мариуполе хранилось свыше 50 фильмов Одесской киностудии, которых нет в центральном фильмофонде — Довженко-центре. Сейчас продолжается процесс передачи фильмов центру. 

— А если говорить сугубо на языке цифр, какое количество фильмов сейчас хранится в вашем архиве? 

— Это около 50 тыс. единиц хранения. Всего — 5 тыс. наименований. У нас большой фильмофонд американских учебных фильмов от Киево-Могилянской академии. Там материала — на годы обработки. Это преимущественно учебные фильмы для армии 50—60—70-х гг., интересные для исследования эпохи холодной войны. 

— Мы говорили об игровом, документальном кино. А что бы вы сказали о первых попытках украинской анимации? Работаете ли в этом направлении? 

— В рамках проекта "Коло Дзиги" подготовили специальную мультипликационную программу ранней украинской агитационной анимации "Мультагитпроп". В 1926 г. ВУФКУ основало Центральную мультипликационную мастерскую во главе с мультипликаторами-новаторами Вячеславом Левандовским и Владимиром Девятниным, ставших вскорости пионерами советской мультипликации, а в 1927 г. создавших первые украинские мультфильмы "Украинизация" и "Сказка о соломенном бычке", считающиеся утраченными. 

Первый сохраненный украинский мультфильм — "Тук-Тук и его товарищ Жук", поставленный Е.Горбачем и С.Гуецким по сценарию украинского детского писателя Олеся Донченко. 

Ранняя украинская мультипликация интересна экспериментами. Ведь жанр только рождался, для него надо было разработать собственный киноязык буквально наугад, на ощупь. 

В архиве им. Пшеничного сохраняется кинохроникальный журнал "Кінотиждень ВУФКУ". Раньше все фильмы, шедшие в прокате, открывались хроникальным киносеансом. Это сюжеты о наводнении, развитии, дипломатии или мультипликация об индустриализации и борьбе с бюрократизмом, например, "Берегите бумагу" (1930 г.) или "Днепрельстан" (1927г.), вошедшие в цикл "Мультагитпроп". Мы выбрали определенное количество анимационных роликов из "Кінотижня ВУФКУ" и составили 20-минутную программу ранней анимации, показанную на ежегодном "Книжном Арсенале".

— Нынешняя мода на немое кино (в частности, "Оскар" фильма "Артист") — это лишь мода. Или, быть может, какие-то другие процессы в киноискусстве? 

— Мне кажется, что актуализация того или иного вида искусства в разное время подчиняется определенной цикличности. Так, интерес к немому кино впервые возник в конце 1950-х, потом 1980-х, когда еще живы были последние звезды немой эры. Этот интерес вызывает определенная историческая дистанция. Культурный опыт становится интересным, когда с ним теряется последняя временная связь, когда уходят его творцы и свидетели — тогда он, по словам Вальтера Беньямина, обрастает "аурой", определяющей принадлежность произведения к искусству. 

Теперь уже нет никого из мастеров, причастных к съемкам старых немых фильмов. Эти произведения представляют собой герметичную, целостную, полнокровную сферу смыслов, определенных и сформированных, постоянных, аксиоматических, — и это парадоксально заманчивый материал. Именно эта целостность, совершенство пробуждает интерес исследователя. 

Теперь эти смыслы можно перечитать, примерить на себя, оживить другим, а не буквальным, способом. Здесь начинается акт смыслотворчества, благодаря которому мы прикасаемся к самым глубинам прошлого. Больше никто из ровесников произведения не может манипулировать им, изменять его текстуру. Нет больше никаких умышленных модуляций, модификаций. Только берешь его — и погружаешься... Это манит. 

Кстати... 

Герои легендарного фильма "За двумя зайцами" заговорят на украинском.

Уже осенью на кинофестивале "Молодость" Довженко-центр презентует киноманам и широкому кругу зрителей настоящую сенсацию. В Мариупольском фильмофонде нашли фонограмму легендарного фильма Виктора Иванова "За двумя зайцами" на украинском языке. По мнению Ивана Козленко, такая находка восстановит историческую справедливость, ведь пьеса Старицкого и "праоснова" этой пьесы (произведение Ивана Нечуя-Левицкого "На Кожум'яках") были написаны на украинском языке. Олег Борисов, Маргарита Криницына, Нонна Копержинская, Николай Яковченко заговорят на украинском, даря зрителям-слушателям свои уникальные актерские голоса. Украинская фонограмма "Зайцев" — в Мариуполе — без преувеличения, сенсационная находка, долго ждавшая своего звездного часа. В планах мастеров и реставраторов Довженко-центра — найти украинскую фонограмму экранизации романа Панаса Мирного "Повія", которую осуществил выдающийся украинский кинорежиссер и скульптор Иван Кавалеридзе, и фильма "Роман и Франческа" Владимира Денисенко, где Людмила Гурченко исполняла роли на украинском языке, придавая фильмам особый аутентичный и неповторимый колорит. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно