Нина Ананиашвили: "Критика в адрес Саакашвили часто бывает несправедлива"

15 марта, 2013, 19:35 Распечатать Выпуск №10, 15 марта-22 марта

Если ты любишь современную хореографию, то поймешь ее. И наоборот, если предпочитаешь классику, то современная хореография, как правило, остается непонятной. Не следует искать смысл в новых модерных постановках — нередко это просто изображение пластики, музыки и чувства. Нужно научиться воспринимать визуальную красоту. 

 На этой неделе легенда мирового балета Нина Ананиашвили танцевала на сцене нашей Национальной оперы "Баядерку" Л. Минкуса. Переполненный зал, овации в финале. Она — легкая, почти невесомая. К этому балету Нина вернулась... спустя 9 лет — для любой балерины это довольно продолжительный период. Все эти годы Ананиашвили не только танцевала на мировых сценах свой любимый репертуар, но и ответственно руководила главным музыкальным театром Грузии. О родном театре, о куме Михаиле Саакашвили, о драме Сергея Филина в Большом театре Нина Ананиашвили рассказала в интервью ZN.UA перед своей киевской премьерой "Баядерки".

— Нина, вы не пытались когда-нибудь подсчитать, сколько раз выходили на сцену в разных балетах? 

— Сама не считала. Но другие за меня это сделали. И оказалось, что я станцевала около сотни партий в различных произведениях. А сколько раз вышла на сцену? Не скажу... Но кто-то ведет эту статистику. 

—Как-то вы обмолвились, что киевская "Баядерка" может стать последним спектаклем, в котором вы выйдете на сцену…

— Нынешняя "Баядерка" может стать последней "Баядеркой", но не последним моим выходом на сцену. Десять лет я не танцевала этот балет — трудный, классический. К нему нужно подходить в хорошей форме. Не ожидала, что случится возможность еще раз окунуться в "Баядерку". И вот Денис Матвиенко меня уговорил. 

Во время подготовки я каждый день посылала ему в Киев "месседжи", чтобы раньше времени не объявляли о моем участии. До конца не была уверена: станцую или нет? Но он уговорил окончательно. 

В шутку рассказываю всем, что в "Баядерке" у меня очень красивые костюмы, и я очень рада их еще раз надеть… 

…Действительно, я часто говорю, что каждый мой спектакль может быть последним. Потому что сама не знаю, когда захочу остановиться. И если это, наконец, произойдет, то буду абсолютно счастливым человеком. Ведь я уже и так много сделала, поэтому ностальгии по сцене не будет. Поэтому каждый мой выход как последний. Но пока еще не ухожу. Например, вскоре буду опять танцевать в Тбилиси "Лебединое озеро" — в свой юбилей. 

— А какой у вас репертуар в Тбилиси? 

— Это не только классика. Например, танцую постановки Джорджа Баланчина, Алексея Ратманского. Некоторые из них эксклюзивные и идут только у нас. Танцую не то чтобы часто, но раз или два в месяц выхожу на сцену. Вот недавно с Алексеем Фадеечевым сделали третий акт "Раймонды" и буквально перед отъездом в Киев танцевала "Раймонду" в Тбилиси. 

Так что пока держусь…

— В каком творческом тонусе театр, которым вы руководите? 

— У нас в Тбилиси молодая обновленная труппа. Единственная проблема — это здание Грузинского театра оперы и балета им. Палиашвили. Оно на ремонте, и мы выступаем в помещении русского драматического театра имени Грибоедова, абсолютно не приспособленном для балета: маленькая сцена, нет оркестровой ямы. Спектакли идут под музыкальную фонограмму. 

Но публика в Тбилиси любит балет. И я хочу, чтобы у нас были аншлаги. Считаю достижением то, что каждое воскресенье у нас идут спектакли для детей, и зал полон. Причем "детских" спектаклей нет, я им показываю абсолютно все — от "Жизели" до современных программ. Дети смотрят с удовольствием. 

— Вы всегда тепло отзываетесь о нашем украинском танцовщике, руководителе балетной труппы Национальной оперы Денисе Матвиенко. А кто еще оказался для вас важным и надежным партнером в течение вашей успешной карьеры? 

— Да, с Денисом мы большие друзья… И я рада: он востребованный талантливый человек. Денис много сделал и в балетной карьере. Правда, нелегко, будучи в расцвете сил, одновременно танцевать и возглавлять труппу. Это требует огромных затрат энергии.

…Мне же действительно всегда везло с партнерами на сцене. В молодости танцевала с Андрисом Лиепой, потом — с Алексеем Фадеечевым. Наша творческая дружба продолжается до сих пор. В настоящее время он работает как хореограф. Ставит у нас "Дон Кихота" с участием примы-балерины Большого Светланы Захаровой. Будем делать вместе новый балет "Тщетная предосторожность" для тбилисской труппы. В Америке моим партнером был Хулио Бокка. Танцевала много спектаклей с вашим Максимом Белоцерковским. А в Большом театре партнерами были Сергей Филин, Андрей Уваров. У нас теплые дружеские отношения, хотя они моложе, чем я. 

— Вы вспомнили Сергея Филина. А знакомы ли вы лично с другими фигурантами недавнего скандала в Большом театре? Что думаете об этих людях? И верите ли в версию, озвученную правоохранительными органами, о виновности танцовщика Дмитриченко? 

— Девять лет не была в Большом. Но все, что сегодня там происходит, — ужас. Мне очень больно. Самое страшное — это здоровье Сережи Филина. Он мой друг. Я его уважаю и люблю как коллегу. И до сих пор не могу представить, что все случившееся — правда. Тот, кто это сделал, должен быть наказан один раз и на всю жизнь. Интриги — это не криминал. Криминал — то, что произошло с Сергеем. 

— Возможно ли на Западе подобное? 

— Знаете, раньше и в Большом подобное было невозможно. Что за глупости! Всю жизнь разные артисты были кем-то недовольны. Но даже в мыслях подобного не было — чтобы с кем-то физически расправиться! 

Мы, молодые артисты, в свое время с руководителем театра на равных говорить не могли. Чувствовали субординацию, даже боялись. Но чтобы такое сотворить? Просто невозможно представить. Если не наказывать, то подобное будет продолжаться. 

— Кто из современных хореографов сегодня у вас вызывает интерес? И кого бы хотели пригласить на постановку как худрук грузинского театра имени Палиашвили? 

— Приглашаю преимущественно современных хореографов. Замечательные постановки делает Юрий Посохов, бывший премьер Большого. Он долго танцевал с труппой Балета Сан-Франциско, был там премьером, а теперь как постановщик ездит по всему миру. У нас в Тбилиси поставил эксклюзивный балет на грузинскую национальную музыку и изумительной красоты балет "Рефлекшн". 

В нашем театре есть постановки Алексея Ратманского — известного во всем мире хореографа. Приезжал и Йорма Эло — финский хореограф, работает в Бостонском балете. В репертуаре также замечательные работы хореографов Иржи Килиана, американца Трэя МакИнтайра. 

А вообще, появилось много молодых, талантливых… Просто если ты любишь современную хореографию, то поймешь ее. И наоборот, если предпочитаешь классику, то современная хореография, как правило, остается непонятной. Не следует искать смысл в новых модерных постановках — нередко это просто изображение пластики, музыки и чувства. Нужно научиться воспринимать визуальную красоту. 

— Вы и раньше участвовали в "Баядерке", поставленной Натальей Макаровой. Что отличает ее версию балета? Что вам дали общение и работа с этой выдающейся балериной? 

— Раньше была единственная версия "Баядерки" — Мариуса Петипа, которая шла и в Мариинском, и в Большом. Но мне нравится и версия Макаровой. Она сумела сохранить "петиповские" тени, танцы, хотя предложила свое оригинальное видение в плане хореографии. У нее очень динамичный балет, она сделала третий акт другим, не похожим на то, что было задумано Петипа. 

Наталья — интересный человек. Я познакомилась с ней в Америке. Она эмоциональная и открытая. Немного волновалась, поскольку в свое время готовила "Баядерку" с Мариной Семеновой в Большом театре. Было трудно перестраиваться, и кое-какие моменты Макарова разрешила оставить из бывшей постановки. Это говорит о том, что Наталья — великая балерина. Понимает, кто ты есть, и что иногда артисту необходимо дать возможность выразиться так, как он хочет. Это проявилось даже не в технике, а лишь в некоторых нюансах, моей индивидуальности. 

— Часто ли сегодня общаетесь со своим крестником — сыном президента Грузии Михаила Саакашвили

— Не так часто, как хотелось бы. Ведь все дети учатся, заняты. Ему семь лет, они с моей дочкой почти ровесники. Сандра — супруга Михаила Саакашвили — очаровательная женщина. Она много хорошего делала для Грузии. Например, создала грузинский канал классической музыки, где пропагандируется классика. Также организовывает много творческих вечеров для детей, бесплатные медицинские программы для женщин. Это очень серьезные шаги. 

— Сегодня, судя по информации СМИ, Саакашвили приходится трудно. Пытается ли ваша семья как-либо поддержать Михаила, на которого в последнее время летят стрелы? 

— Конечно, ему сегодня трудно. И считаю, что не вся нынешняя критика в адрес Саакашвили справедлива. Ведь не замечать то, что он сделал для Грузии, — неправильно. Мы еще учимся. Страна очень молодая: нашей независимости лишь 20 лет. Сейчас у нас перемена власти. И это так как народ сказал свое слово. 

Но политическая борьба не должна мешать жизни людей. Я лично хочу, чтобы Грузия была менее политизированная. Политика должна помогать всем нам жить спокойно, а не наоборот. Очень многое, что произошло в Грузии, характерно только для этой страны. И развитие демократии — именно по такому сценарию — случилось только у нас. 

Сегодня новый политический период… Поживем — увидим, кто прав. Время расставит все на свои места, и народ поймет, правильное решение он принял или нет. А то, что сегодня в стране есть сильная оппозиция — хорошо. И позиция, и оппозиция должны работать на страну, а не на съедание друг друга.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 4
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно