"Левиафан", шторм

23 января, 2015, 21:57 Распечатать

Фильм "Левиафан" о социальном абсурде, ставшем нормой и формой быта и бытия, непроизвольно вызвал джинна из бутылки — такой же абсурд уже в отношении произведения искусства.

Фильм, пока так и не вышедший в широкий прокат, в начале 2015-го стал феноменом социальных сетей, блогов, СМИ. "Левиафан" Андрея Звягинцева (продюсеры Александр Роднянский и Сергей Мелькумов) то ли по сговору, то ли случайно, оказавшись в открытом плавании в сети — спровоцировал цепь громких скандалов в РФ. Картину призывают "запретить". Некоторым актерам, участвовавшим в ней, угрожают увольнением с работы. По мнению критика Дмитрия Быкова, "Левиафан" — это мрачное и сильное кино, по которому когда-нибудь будут судить об атмосфере путинской России". 

Знатоки современного кинопроцесса знают, что в основе "Левиафана" — авторская киноверсия истории библейского Иова. Только, естественно, изменена среда обитания: у Звягинцева — это современная Российская Федерация. Само название взято из Книги Иова, ибо Левиафан — мифическое морское чудовище. Этот же образ — образ власти. 

Герой ленты, автослесарь Николай Сергеев (актер Алексей Серебряков) обитает у самого Баренцева моря, в городке Прибрежный. Но любоваться морскими пейзажами, красиво снятыми оператором Михаилом Кричманом, времени нет: сильного русского мужчину "прессует" более сильная и коварная местная власть в лице мэра. Оный хочет "отжать" земельный участок главного героя. И начинается неравная битва. Сергеева арестовывают по подозрению в убийстве жены. Экскаватором рушат его дом. Ребенка отдают чужим людям. Мэр в финале торжествует, внимая проповеди священника в новом храме, построенном на месте уничтоженного жилища невинного человека. 

Такова поверхностная фабула. 

Но то, что последовало за ней, здравому осмыслению не поддается. Фактически возник "сериал" вокруг "Левиафана". 

Некоторые его серии поражают абсурдностью, неадекватностью, кретинизмом. Кажется, никогда прежде талантливый, честный, даже остросоциальный, но, в общем-то, не такой уж и "героический" разоблачительный фильм не вызывал столь бешеной реакции чиновников, политиков, отдельных сегментов российского социума. 

Например, режиссер из Самары Валерий Гришко, сыгравший в картине архиерея, оказался под угрозой увольнения из родного театра. И все из-за участия в "богонеугодном" кино. Этого же Гришко местные чиновники публично обзывают "быдлятиной", картину обвиняют в оскорблении святой церкви. 

В Мурманске возникло стихийное народное вече — запретить даже думать о прокате этой картины в местных кинотеатрах. 

Скандальный российский депутат Милонов на днях потребовал от режиссера и продюсеров вернуть государственные деньги, потраченные на картину. 

Победа "Левиафана" на престижнейшем "Золотом Глобусе" и даже его присутствие в основном шорт-листе "Оскара"-2015 не мешают сумасшедшим зачислять фильм в категорию картин, создающих "угрозу национальному единству". 

Андрей Звягинцев, до недавнего времени снимавший, в основном, философские семейные притчи ("Возвращение", "Изгнание", "Елена"), в одночасье стал врагом народа для одних, и национальным героем — для других. В частности, в среде последних — в Новосибирске — уже обсуждается инициатива назвать именем Звягинцева одну из улиц города, где родился талантливый режиссер, некоторыми уже сравниваемый с Андреем Тарковским. 

Фильм о социальном абсурде, ставшем нормой и формой быта и бытия, непроизвольно вызвал джинна из бутылки — такой же абсурд уже в отношении произведения искусства. 

Тем временем букет наград "Левиафана" — свидетельство несомненных художественных качеств картины (Гран-при Лондонского фестиваля, Гран-при в Мюнхене, Гран-при в сербском Паличе). Столь широкому резонансу картины, впрочем, способствует не только ее поэтика, но, как замечено выше, и сильная доза "социокритики". То есть довольно безжалостный, реалистичный (хоть и сквозь призму метафоры) взгляд режиссера на нынешнюю действительность своей родины. При том, что было бы школярством ограничивать территорию трагедии, развернувшейся в "Левиафане", только лишь масштабами провинциальной России. Это все-таки вечная битва маленького человека, где бы он ни жил (в Приморске, Жмеринке, штате Айдахо), с ненасытным чудовищем —властью, государственной машиной с ее шурупами и винтиками. При этом сам же режиссер заметил: "идея "вся власть от Бога" в чем-то фальшивая, поскольку она оправдывает любые деяния власти. От Бога, как известно, Любовь. А разделение людей — не от Бога. Любовь, милосердие, доброта, терпение, молитва — именно это от Бога. А все остальное — от людей… В том числе и власть". 

Так почему же "Левиафан" спровоцировал шторм? На этот вопрос отвечают кинообозреватели ZN.UA. 

Антон ФИЛАТОВ:

— В спорте победителей не судят. А в искусстве, именно ПО победителям и судят — каково время, какие творческие ориентиры этого времени. Каждый самый читаемый роман или наиболее популярный фильм — становятся объектом дискуссий. При этом не важно, что споры с таким же успехом могли бы начаться после менее популярных произведений на такую же тему.

В 2014-м в России были сняты фильмы "Дурак" (реж. Юрий Быков) и "Класс коррекции" (реж. Иван Твердовский), демонстрирующие, как и "Левиафан", жестокую реальность северных соседей. Бесчеловечность системы, уничтожающей отдельную личность, живописуется в этих фильмах не менее убедительно и страшно. Однако ни одна из этих лент не столкнулась со столь масштабным потоком критики и дискуссий.

Ни "Дурак", ни "Класс коррекции" не были отмечены в Каннах, не получили "Золотой глобус" и даже менее престижные награды. Почему-то интереснее поспорить о "Левиафане". На последний и выплескивается лавина нетерпимости и восторгов.

Постсоветский человек привык к мысли, что признание чего бы то ни было за рубежом — авторитетнее, нежели признание в своей стране. Учитывая, сколько грязи вылили в РФ на "Левиафан", начинаешь подозревать сегодняшнее российское общество в обратной тенденции: все, что признано за рубежом, — плохо. "Иностранцы хотят видеть Россию настолько страшной, насколько это показано в фильме Звягинцева". Эта мысль в разных вариациях встречается во многих критических отзывах о картине. Причина — эдакая обозленность на внешний мир, который в течение последнего года все больше и больше отворачивается от РФ.

Однако именно такая оценка фильма слишком поверхностна. Ведь главное в "Левиафане" — вовсе не "очернение" российской действительности и государственной системы. Подобный сюжет мог бы иметь место в любой другой стране. Как известно, коллизия "Левиафана" родилась из реального случая в США, когда местные власти хотели отобрать землю у предпринимателя. А когда Звягинцев презентовал картину в Израиле и Европе, местные зрители подходили к нему со словами: "Подобное вполне может быть и у нас".

Лента Звягинцева нацелена на более высокие идеи. На цинизм власти (какой бы то ни было) по отношению к отдельному человеку.

Ну, а то, что в картине необычайно точно показан мрак российской глубинки и бесчеловечность чиновников, свидетельствует лишь о том, что Звягинцев как всегда скрупулезно формулирует для себя творческие задачи — и находит точно такие же творческие методы их реализации на экране. 

Ольга КЛИНГЕНБЕРГ

— Вопрос об истории в связи с "Левиафаном" возник после жарких баталий в соцсетях. Об этом точнее всего выразился (все там же) российский писатель Игорь Яркевич: "Пока Украина и ДНР бьются за Донецк, русская интеллигенция бьется друг с другом за Левиафан!". 

Почему активно обсуждают фильм Звягинцева? Во-первых, потому что банально появилась возможность посмотреть сам фильм, интерес к которому подогревался еще с мая прошлого года, сразу после участия "Левиафана" в Каннах, а прокатная судьба ленты после закона о мате — нулевая. 

Во-вторых, фильм претендует на вхождение в историю кино минимум номинантом "Оскара" — и его необходимо увидеть. Мне кажется, одна из главных причин резонанса — грамотная пиар-кампания. 

Если хотите — кризисный пиар. Скорее всего, интуитивный. Но весьма в духе моды и времени. 

Фильм "придерживали" именно для того, чтобы он прогремел впоследствии. И в напряженный момент охоты за главными мировыми кинонаградами — "Золотым глобусом" и "Оскаром" — фильм действительно выстрелил. 

Оставлю за скобками "почему" и "как" картина появилась на торрентах. Но то, что это произошло, должно скорее радовать.

"Левиафан" — определенно ответ на социальный запрос думающей аудитории. Опять же совпавший с политическими событиями последнего года. 

Хотя парадоксально то, что мне видится безуспешной попытка массового проката фильма в России. Мы видим, каким бетонным катком пропаганда давит любое проявление критики и самокритики в РФ. 

Это, естественно, не ситуация "Маленькой Веры" в 1988-м, когда резонансный фильм пробуждал от летаргического советского сна. У "Левиафана" не то, чтобы нет такой силы. Само кино — отражение времени. Но появилось оно не в самый удачный момент, чтобы быть принятым адекватно. Что прекрасно демонстрирует полемика в Фейсбуке. 

Не последнее место в истории резонанса занимает "Оскар" и наше к нему отношение. Говорю "наше", имея в виду и РФ, и Украину. Потому как и у нас за этой премией всегда как-то коряво стоит идея об "имидже" страны. Однако почему-то никогда по датским или голландским лауреатам в иностранной категории "Оскара" не приходит в голову судить о качестве или целом имидже этих стран. Но как только речь об "Оскаре" заходит у нас... 

Прошлогодний скандал между "Племенем" и "Поводырем" в очередной раз все наглядно продемонстрировал. Тем не менее, в случае с "Левиафаном" статуэтка Киноакадемии — охранная грамота фильму. Как-то стыдно будет не показать заслуженный в мировых глазах шедевр. 

Впрочем, Россия — тот бермудский треугольник, где случается всякое, паранормальное и параморальное. О сем и фильм. Церковь в финале — вот такая "паравера", "парахристианство".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно