«Каменярі»

25 мая, 2007, 13:18 Распечатать Выпуск №20, 25 мая-1 июня

Львов: в детском театре обвалился потолок, а «противоречивые» памятники готовят к «переучету». О с...

О драматической ситуации с культурными памятниками во Львове неоднократно говорили, писали... И даже криком кричали — ведь многим сооружениям грозит сплошное разрушение. В последнее время эта тема снова взволновала общественность. О строительстве, разрушении, реставрации и других проблемах «перестройки по-львовски» «ЗН» рассказал городской голова Андрей Садовый, считающий, что в ситуации прежде всего виновато действующее законодательство Украины.

Напомню, что на днях чудом удалось избежать трагедии в первом украинском театре для детей и юношества — здесь просто обвалился потолок... Здание не выдержало. Об аварийном состоянии этого театра (так же, как и Национального театра им. М. Заньковецкой) неоднократно предупреждали СМИ (в частности и «ЗН»), но проходят недели, месяцы, а никаких конкретных действий со стороны городской власти (кроме устных сообщений, что, дескать, на ремонт театра в бюджете города заложены средства) так и не происходит. Новоназначенный начальник городского управления культуры Андрей Сыдор пока что, к сожалению, вообще никак не реагирует даже на просьбу поговорить по телефону об этих сложных и безотлагательных вещах...

Вместе с тем, как известно, во Львове (и не только во Львове) продолжается острая дискуссия относительно памятников советской эпохи. Речь идет, в частности, об инициативе ЛГО ВО «Свобода», суть которой — выразить «солидарность эстонской власти в связи с демонтажем памятника воину-освободителю в центре Таллинна» и предложение создать комиссию для определения перечня памятников и символов, которые надлежит демонтировать непосредственно в нашем городе. Более того, депутатской комиссии по вопросам архитектуры, градостроительства и охраны исторической среды совместно с городским управлением архитектуры предлагается... разработать механизм демонтажа памятников и символов тоталитарной эпохи.

Действительно, какая-то специфическая «перестройка по-львовски»: то, что само по себе не разрушится, доразрушим с помощью «механизма демонтажа»?

«Реконструкции мешает действующее законодательство»

— Пан Андрей, вам, очевидно, известно о драматических и «травматических» событиях в детском театре — сначала падает потолок, затем разрушаются стены... И так далее — до «светлого будущего»?

— Разрушается, к величайшему сожалению, не только Театр юного зрителя, но и многие другие учреждения культуры и искусства. Происходит это прежде всего потому, что наше законодательство построено так, что ни одну гривню государственных средств мы не имеем права израсходовать без проведения тендеров. На реконструкцию ТЮЗа в нынешнем году в бюджете заложено 640 тысяч. И после окончания тендера начнутся ремонтные работы. В театр выезжала комиссия и выяснила, что там нет такой катастрофической ситуации, как в остальных местах. Ремонт будет выполнен. Я сам мучительно воспринимаю такую ситуацию. Хочу сказать больше: вы идете по городу и видите немало домов, нуждающихся в реконструкции. И ни единой копейки мы из государственного бюджета не получили, между тем обещания были очень большие (когда премьер-министр был во Львове, то речь шла о 50 миллионах. Где они?). Есть еще и другая проблема. Если деньги появляются, мы проводим тендер. Кто выиграет его? Конечно, структура, предлагающая меньшую цену! Вы себе представляете, как можно реконструировать памятник архитектуры ХVI—XVII веков, опираясь на нынешнее действующее законодательство? Это означает его уничтожить!

— А выход какой?

— Один-единственный — изменить законодательство. Потому что если мы возьмем в соответствии с тендером фирму, предлагающую реальную цену, завтра прокуратура будет рассматривать вопрос в иной плоскости, а именно: будет возбуждено уголовное дело. Повторяю, на сегодняшний день законодательство Украины является тормозом, который не позволяет нормально выполнять реконструкцию. Это — с одной стороны. С другой стороны, законопроект о сохранении исторического наследия, разработанный специалистами городского совета, находится в Верховной Раде. Но парламент не работает, решений не принимает, а это уже фактически коллапс. И еще. Конечно, здание, как правило, разрушается не только снаружи — существуют разрушительные процессы в фундаментах и на крышах. На это средства можно расходовать. То, что мы получали как государственную субвенцию на реконструкцию к 750-летию Львова, примерно на 90 процентов уже израсходовали на замену коммуникаций. Никто же не думает о том, что водопроводы в центральной части города очень странно прокладывали. Это требует любви, выражающейся в конкретных суммах. Почему-то высокие должностные лица государства говорят об этом лишь тогда, когда приезжают во Львов, — охают, плачутся: «Господи. Как это сложно!»

— А какова ситуация с театром им. М. Заньковецкой?

— По моему мнению, это позор для Украины. Государственный национальный театр! Его реконструкция, по расчетам специалистов, — это 200 миллионов гривен. А что сделано государством? Да ничего!

— А из бюджета города нельзя выделить средства?

— Это копейки, потому что 70 процентов городского бюджета мы расходуем на зарплату медикам, просвещенцам и работникам культуры. Когда из налогов, которые собираются на территориях города, 80 процентов идет в госбюджет, а возвращается — мизер, о чем тогда мы можем говорить? Если в других городах это не так заметно, поскольку там меньше памятников архитектуры, то мы — достояние мира, и у нас это видно на каждом шагу. И мы должны сделать все зависящее от нас, чтобы выйти из этой ситуации. Вот ставим подпорки и думаем: завтра, возможно, будет лучше, потому что правительство одумается и обратит на нас внимание. Кстати, когда к нам приезжал вице-премьер, на эту тему тоже было очень много разговоров. Предположим, есть несколько десятков аварийных помещений, из которых людей нужно отселить. Когда ко мне на прием приходят люди, стоящие в очереди с 1964 года и сейчас проживающие в помещениях с крысами, я сначала должен им дать квартиру. Это не только проблема Львова. И даже не проблема Украины. Это проблема мира. Может, нужно обращаться в ЮНЕСКО, чтобы его представители стыдили наших руководителей? Возможно, журналисты, активно пишущие на эту тему, повлияют на наших власть предержащих? Мы уже просто устали говорить об этих проблемах.

«Зачем нам супермаркеты на каждом шагу?»

— Хорошо. Мы говорим о зданиях, на ремонт и реставрацию которых по различным причинам не хватает денег. Но во Львове есть уже отреставрированные объекты (например, Дворец Бандинелли, на приведение в порядок которого из государственного и городского бюджетов израсходовано 9,5 млн. грн.), которые и после обновления находятся в плачевном состоянии. Об этом говорят и пресса, и архитекторы, и художники. Почему так произошло? Почему нет контроля за выполнением работ, если речь идет о таких крупных суммах? Я понимаю, что претензии за Дворец Бандинелли, очевидно, должны были предъявлять не вам...

— У городского головы всегда множество проблем. Часто он их получает в наследство. И должен отвечать за такие, унаследованные проблемы. Это моя работа. А относительно контроля... Действительно это одна из самых больших проблем. Но будем реалистами. Какие средства потрачены на ремонт, так его и делают.

— Вспомните пословицу: скупой платит дважды.

— Так оно и есть! И в этом виновато действующее законодательство Украины. Потому что реконструкцию памятников архитектуры исторической части Львова готовили известнейшие архитекторы мира и выполнять ее должны были квалифицированные специалисты или международные группы. Пожалуйста: австрийцы, немцы, поляки.

— В эфире львовского телевидения шла речь о проблемах Музея почты...

— Насколько мне известно, там активно ведется работа. Мы отдали почте помещения в аренду по цене гривня за квадратный метр. Со стороны почты также выделяются значительные средства, и, возможно, в нынешнем году мы откроем Музей почты. Если говорить о Музее техники, то во Львове было очень много деклараций: давайте создадим музей! Я еще тогда предостерегал: давайте посмотрим реалистически на эти вещи. Это сложный процесс. Дали в аренду один ангар в старом трамвайном парке. Мои коллеги поехали посмотреть, что там есть, а там выставка-продажа мотоциклов. Считаю, что это неправильно. Управление коммунального хозяйства разработало проект по использованию этой территории. Сооружения ангара — это памятники архитектуры промышленного значения, и они должны быть качественно отреставрированы. На территории, где сооружения построены во времена Советского Союза и поэтому подлежат демонтажу, должны построить крупный детский комплекс. И вообще, говоря о Музее техники, мы должны учитывать не только прошлое, но и будущее. В мире существуют такие интересные комплексы. Поэтому собственно данную территорию мы готовим под инвестиционный проект. Это кому-то не нравится, поскольку, предположим, кто-то хотел построить там супермаркет, а мы этого не позволяем делать. Вот вам и повод сказать, что городская власть плохая. А зачем нам супермаркеты на каждом шагу? Нужно думать о людях, о будущем. В частности, и о Музее техники.

— Еще в 2005 году нашли место для Музея освободительной борьбы. Но работы там до сих пор не начаты. Почему?

— Это очень интересный вопрос. В свое время я говорил с губернатором Петром Олийныком, и он мне сказал: «Выделяем средства, нет вопросов». Заказчиком строительства будет выступать УКС города.

— Почему УКС города?

— Потому что все объекты в области, выполняемые УКБ области, — это трагедия и катастрофа, ибо все сводится к замене деревянных окон на пластиковые. А когда это делает наше управление (сегодня там очень умный, опытный руководитель), я знаю: все будет сделано качественно. Пожалуйста, если появятся средства, мы проведем эти деньги через управление города и будем их осваивать. Но этот музей не решит глобального вопроса. Что мы предлагаем? Существует так называемая тюрьма Лонского. Это та территория, которая находится в ведении управления безопасности. Мы договорились с ними, думаю, нашу инициативу поддержат и в Киеве. Хотим построить большой современный комплекс, как в Варшаве или Будапеште, — хотим сделать комплекс памяти жертв тоталитаризма. Над этим работает наша команда, возглавляемая директором департамента гуманитарной политики. Основная задача — изучить опыт западных стран. Зачем изобретать велосипед? Там есть большая площадь, и на ней хотели, кстати, построить жилой дом, а город этого не позволил, так как дом был бы сооружен на костях. Мы хотим в нынешнем году разработать концепцию этого музея, чтобы в следующем году начать. Поэтому закладываем средства на проектные работы и на сам процесс начала строительства.

— Сколько времени реально потребуется на строительство такого музея?

— Думаю, три года.

— Острая ситуация создалась и вокруг Музея Пинзеля. Позволю себе процитировать некоторые публикации из местных газет: «Музей Пинзеля мертвый, он не выполняет возложенной на него просветительской функции, туда попадаешь, как на кладбище, где темно, пусто и страшно»; «Музей Пинзеля сейчас находится в ужасном состоянии. Скульптуры не подсвечены, протекает крыша, в музее нет элементарных информационных материалов о Пинзеле»; «Официальный план празднования года Пинзеля — это всего лишь пустые слова. Как всегда». Кстати, в плане реставрации этого музея в нескольких пунктах ответственным за выполнение работ указан городской голова Андрей Садовый…

— У нас, знаете, какая большая проблема? Очень много интересных инициатив зарождаются на Винниченко (помещение областной администрации. — Т.К.).

Они там зародились, и уже идут в распоряжения и поручения. Что же касается Музея Пинзеля — он Львову очень нужен. В конце концов, он существует во Львове. И месяц назад я проводил большое совещание на площади Таможенной (именно там расположен музей. — Т.К.) — мы хотим до конца года обустроить эту территорию, фонтан. Если говорить о самом сооружении, то оно находится на балансе области, то есть они должны выделить эти средства и действовать, а не пенять на городского голову и перекладывать на него ответственность. А то, что должно быть сделано нами, то есть городом, мы выполним на 100 процентов.

«В культуре не хватает менеджмента»

— Какие у вас отношения с губернатором Петром Олийныком?

— Рабочие.

— Вы же должны поддерживать друг друга... Существуют ли у вас по всем вышеупомянутым вопросам расхождения?

— Не думаю... Просто если все эти вопросы интересуют меня персонально, а это важные вопросы для города, то я могу представить себе, сколько таких вопросов у господина Олийныка. Так вот, возможно, у него действительно очень распыляется внимание. Мы концентрируемся здесь. Раз в десять дней собираемся втроем на совещание: глава ЛОГА, председатель областного совета и городской голова. Весь комплекс проблем решаем. Учитывая подготовку к Евро-2012, это очень большой комплекс работ, которые должны выполняться консолидированно. Понимание есть, взаимная поддержка тоже. То, что выполнение такого объема работ возможно за короткое время, правда.

— Почему так часто меняются начальники городского управления культуры? За год — три...

— Думаю, что сегодня в культуре не хватает именно менеджмента. Андрея Сыдора, нынешнего начальника управления культуры, мы искали давно. И я ему признателен, что он дал согласие возглавить это управление, поскольку Сыдор — профессиональный, качественный менеджер, уверен, что он внесет серьезную лепту в работу управления. Я предоставил ему возможность самостоятельно формировать новую команду — на основах здравого смысла. И его видение очень мудрое. У нас руководить культурой, как правило, шли художники. А художник — человек творческий. Притом очевидно, что государственное управление требует конкретики. Андрей Сыдор как раз такой человек, он делает все качественно и умело. Я его работой очень доволен.

— Как вы прокомментируете решение относительно пересмотра памятников советской поры?

— Такого решения не было.

— А что было?

— Было предложение партии «Свобода», которое обсуждалось на сессии. И было проголосовано решение городского совета, который должен создать комиссию, занимающуюся инвентаризацией всех памятников города, чтобы надлежащим образом их содержать. Упаси боже, я не вижу во Львове ни одного памятника, который нужно модернизировать. Каждый памятник — это произведение искусства. И его нужно оберегать, тратить на это средства. Почему создана эта комиссия? Чтобы мы на 2008 год заложили деньги на каждый памятник, чтобы знать, что какому памятнику нужно. Мы наконец в этом году закрепили за каждым памятником человека. Когда я пришел в городскую власть, то узнал, что памятники никому не принадлежат — ими никто не занимался — стоят себе и стоят. Памятник — живая структура, его нужно любить, чистить, мыть. В общем, я считаю, что у нас в городе очень много проблем, на которые необходимо обратить внимание в первую очередь. И это отнюдь не памятники, а тем более — их разрушение. Первое, что предстоит сегодня решить — проблема жилищно-коммунальной сферы. В Украине до сих пор не принят Жилищный кодекс. И если Верховная Рада будет избираться все же осенью, то работу она начнет в начале нового года. Я перечислил элементарные проблемы города. Как, не решая такие проблемы, можно надлежащим образом удерживать ситуацию? Как сейчас может быть налажена работа силовых структур, которые видят, что происходит в Конституционном суде? В вышестоящем органе, который должен служить образцом? Думаю, у людей уже закрадываются мысли: если там можно, так что же можно здесь! А вообще работы много. Тем более сейчас, когда нужно достойно подготовиться к проведению Евро-2012. Мы за пять лет должны сделать то, что в нормальных городах делается за сорок.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно