И БОГ СОЗДАЛ ВЕРУ ЛЕВИЦКУЮ...

16 февраля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 16 февраля-23 февраля

Среди сотен тысяч украинцев, после Второй мировой войны покинувших Родину, спасаясь от большевистского режима, были многие мастера сцены — первоклассные актеры, режиссеры, художники, музыканты...

Вера Левицкая в роли княгини Ярославны из спектакля «Слово о полку Игореве» Г.Лужницкого (театр «Заграва», 1937 год)
Вера Левицкая в роли княгини Ярославны из спектакля «Слово о полку Игореве» Г.Лужницкого (театр «Заграва», 1937 год)

Среди сотен тысяч украинцев, после Второй мировой войны покинувших Родину, спасаясь от большевистского режима, были многие мастера сцены — первоклассные актеры, режиссеры, художники, музыканты. Лишь в последнее десятилетие стало возможным вспоминать оных, интересоваться их творчеством — безусловной составляющей общенационального украинского театра, а иногда, и лучшей, более честной его страницей.

В ноябре 2000 года в Киеве и Львове состоялись памятные вечера, посвященные 100-летию со дня рождения Владимира Блавацкого (1900—1953) — ключевой фигуры украинского театра ХХ века, выдающегося режиссера, актера, организатора театрального дела, последователя Леся Курбаса. Его путь вобрал творческие взлеты в театре «Заграва» (1933—1938), Львовском оперном театре (1941—1944), в Ансамбле украинских актеров во время работы в Германии (1945—1949). Режиссер-новатор хотел, чтобы искусство украинской сцены на высокой ноте звучало и в эмиграции — США. Тем не менее эти мечты разбились...

Мой рассказ о выдающейся украинской актрисе Вере Левицкой, живущей в Филадельфии и на днях празднующей прекрасный юбилей, не случайно начинается с упоминания о В.Блавацком. Они неразделимы в творчестве, как это бывает особенно в театре, где задумка режиссера оживает посредством игры актера. Все этапы творчества Блавацкого от периода «Загравы» — это и ступеньки мастерства Веры Левицкой. Сходны их мировоззрения, объединяли их и жертвенное требование к себе и невероятная любовь к театру. Словом, Вера Левицкая была образцовой актрисой театра В.Блавацкого, театра, где работали такие яркие индивидуальности, как М.Степовая, Е.Шашаровская, Л.Кривицкая, Н.Горленко, Е.Дичко и другие.

В 1935 году, 19-летней Вера пришла с мужем — актером Евгением Левицким — в театр «Заграва», уже имея двухлетний опыт работы в трупах Карабиневича и Яремы Стадника. Здесь интуитивное стало сознательным, нашло режиссерско-педагогическое осмысление. В «Заграве» актеров объединяла атмосфера студийного, коллективного поиска. Из актеров стихийного таланта, работавших «под суфлера» в режиме передвижного театра, часто без достаточного количества репетиций и надлежащего внимания режиссера, закалялись художники высокого класса, благодаря которым спектакль приобретал художественную целостность.

В.Блавацкий сразу осознал, что статная красавица — умная, эмоциональная, интеллигентная, высоконравственная — имеет незаурядный талант и большую творческую волю. Она обладала какими-то чарами и была невероятно привлекательной внешне и внутренне. Под сценическими софитами зрителей восторгали не только утонченное лицо, пластика актрисы. Как будто светилась ее душа, просматривался пульс сердца. Имелась ввиду не только и не столько женственность (ее было до краев), а значительно более весомая внутренняя наполненность и глубина.

В мире немного актеров, которые могут действовать на зрителя каким-то потаенным чарующим током, еще до того, как начнут что-либо делать или произносить текст. «Когда Рудольф Нуриев выходил на сцену, — писала американский балетный критик Арлин Кросс, — он приносил с собой магическую ауру свободы».

Пожалуй, что-то подобное почувствовали зрители, когда впервые вышла на сцену 17-летняя Вера Левицкая — в роли Оксаны из «Запорожца за Дунаем» С.Гулака-Артемовского. И эта жажда свободы, которой была преисполнена актриса, стала мощным лейтмотивом последней ее роли — Медеи. «Слова, брошенные со сцены: «Мы остались без родины» — перехватывают дыхание», — делилась Иванна Качмар-Самборская впечатлениями от «Медеи» Ж.Ануя в постановке В.Шашаровского.

Эти роли — первая и последняя — словно огненные скобки большой творческой жизни с высоким лейтмотивом — свобода!.. А между этими скобками — бурное, столь нужное украинскому народу сценическое существование в десятках разноцветных ролей — героических, комедийных, опереточных, драматических. Прежде всего, драматических... Универсальность — как дар природы. Самоусовершенствование — как способ сценического существования. Актриса учится искусству пения, тренирует мастерство художественного слова...

Образы, к которым прикоснулась Вера Левицкая, оценены критиками как классическое приобретение национального искусства.

Корреспондент «Краковских вестей» 1 января 1943 года писал о впечатлении от Донны Анны в «Каменном госте» Леси Украинки: «Ее продуманная до нюансов игра, в которой столько всяких переходов и столько различных тонов и полутонов, а плюс к тому ее прекрасная осанка и вид — все это слагалось в совершенный образ».

Игорь Костецкий об Аполинаре В.Левицкой в спектакле «Народный Малахий» М.Кулиша сказал так: «Ее образ стоит на краю гротескового стиля в сочетании высокого и низкого. В исполнении актрисы оживают лучшие традиции народного фарса».

Теодор Терен-Юскив: «Медея в воспроизведении В.Левицкой... Невольно вспомнился Бенцаль в «Солнце Руины» или Блавацкий в «На поле крови».

Неутомимый театральный журналист диаспоры Олег Лысяк дальновидно предсказывал, что в историю театра войдут объемно сыгранные В.Левицкой Ярославна в «Слове о полку Игореве» Г.Лужницкого, Анна в «Украденном счастье» И.Франко, Поппея в «Камо грядеши» по Г.Сенкевичу, Мотря в «Батурине» по Б.Лепкому, королева Гертруда в «Гамлете» В.Шекспира...

С Блавацким шла по непроторенному пути. Искала краски для образов неизвестной для сцены религиозной драматургии (Мария Магдалина в «Голготе» Г.Лужницкого), осторожно прикасалась к психологической паутинке экзистенциально углубленных пьес (Рената в «Реке» М.Гальбе, Лена во «Враге» Ю.Косача, Исмена в «Антигоне» Ж.Ануйя)...

В США актерам, чтобы выжить, пришлось искать любую работу — театр не финансировался, посему актерская профессия не кормила. Вера Левицкая работала на табачной фабрике. Театр становился довеском к изнурительному рабочему дню. Это был приговор самому дорогому. На продолжительное время она отошла от театра. А когда в 1970 году сыграла Медею (проект задуман и реализован сыном актрисы Юрием Левицким), была увенчана лаврами славы. В «Медее» ожил призыв В.Блавацкого к украинским актерам ощущать себя европейцами...

...С тех пор как стены чудовищной политики рухнули, возникло не размежеванное поле украинского театра — где бы он ни пустил корни — на Родине или как изгнанник, эмигрант — на чужбине. Имя Веры Левицкой для породившей и воспитавшей ее Украины — в ряду самых выдающихся и счастливых. Самых счастливых? Не парадокс ли? Объясню. Она играла то, о чем ее коллеги в советской Украине и мечтать не могли. Не насиловала душу и совесть враньем... «У нас нема зерна неправди за собою» — жило шевченковское с этими людьми всегда.

Не по диплому, выписанному министерским чиновником, а по сути и красоте художественного действия Вера Левицкая поистине — народная артистка Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №2, 19 января-25 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно