«ГУЛЛИВЕРЫ» ЗЕМНЫХ СООРУЖЕНИЙ

20 апреля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 20 апреля-27 апреля

Когда подъезжаешь к незнакомому городу, то нередко первое, что видишь издали, — очертания ажурной телевизионной башни...

Когда подъезжаешь к незнакомому городу, то нередко первое, что видишь издали, — очертания ажурной телевизионной башни. Такие сооружения всегда располагают на вершинах гор или на высоких холмах, чтобы сигналы изображения и звука, посланные их антеннами, долетали как можно дальше: ведь телевизионный сигнал распространяется подобно лучу света — прямолинейно, он не может обогнуть горизонт, обойти препятствия на своем пути.

Как киевский проект не стал Останкинской башней

 

В начале развития телевидения антенны устанавливали на самых высоких существующих сооружениях. Так, когда в 1936 г. во Франции готовились экспериментальные телетрансляции, то ни у кого не возникало сомнений, что самой лучшей «точкой опоры» для телеантенны должна быть 300-метровая Эйфелева башня, уже служившая к тому времени для распространения радиоволн. А с началом регулярного телевещания в 1948 г. великое творение Александра Эйфеля стало эмблемой французского телевидения.

30 апреля 1939 г. в США экспериментальная телевизионная лаборатория американской корпорации Эн-би-си (NBC), установив антенну на шпиле 102-этажного здания «Эмпайр стейт билдинг» в Нью-Йорке, транслировала в «живом» эфире открытие Всемирной выставки. Через полтора десятилетия там же смонтировали новую антенну для показа уже цветных передач, а 381-метровое здание «подросло» до 449 метров.

В Москве для первых исследовательских телетрансляций в начале 30-х годов приспособили 150-метровую Шуховскую радиомачту, сооруженную в 1920 г. А спустя четыре десятилетия, когда и в Харькове появилось телевидение, то антенна для него «оседлала» самое высокое в городе здание — дом Госпрома.

Однако бурное развитие «домашнего экрана» потребовало возведения специальных высотных сооружений для передающих телевизионных систем. Ныне на земле около 50 тысяч телевышек. Есть среди них и рекордсмены по высоте — своеобразные «гулливеры» среди земных сооружений. О двух из них, Останкинской и Киевской, входящих в десятку самых высоких на планете, мы и поговорим. Они хоть и не похожи, но в некоторой мере — «названые сестры».

Так возводилась Останкинская телебашня... (1967 г.)
Киевская телебашня на Сырце. 350 м (1973 г.)
Так возводилась Останкинская телебашня... (1967 г.)

Когда в конце 50-х годов в Москве высшее советское руководство размышляло над тем, чем бы особым встретить 50-летие Великого Октября, было решено построить крупнейший в Европе телецентр и начать вещание в цвете, а рядом возвести самую высокую в мире (знай наших!) телевышку — метров эдак на пятьсот...

Прежде всего нужно было определиться с местом. Раньше такие объекты традиционно размещали в самом центре города, желательно — на высоком холме. Так было с первыми телевышками в Киеве, Ленинграде и других городах. Поэтому и в Москве архитекторы на первых порах хотели возвести новую башню на Ленинских горах, около университета. Но политбюро ЦК КПСС выступило против: Н.Хрущев хотел соорудить на том месте Пантеон славы революционных борцов и выдающихся деятелей — своеобразный филиал «всесоюзного могильника на Красной площади». Поэтому архитекторам пришлось обратить свои взоры к знаменитым Черемушкам, даже одну из улиц успели там назвать Телевизионной. Но против такой идеи были уже авиаторы: над этой частью города пролегала трасса захода самолетов к одному из московских аэропортов. Были и другие предложения. В конце концов группа поисковиков приехала в Останкино. За прекрасный парк 200—300-летних дубов и за Шереметьевский дворец XVIII века тогда некому было заступиться: вот и решили соорудить телевизионную башню именно здесь.

Имеется еще одна версия того, почему, начиная с 60-х годов, новые телебашни стали сооружать, как правило, на окраинах городов или даже вдали от них. В период «холодной войны» военное руководство считало, что радиоизлучение из антенн телерадиовышек является самой лучшей мишенью для наведения вражеских ракет. Как бы то ни было Останкинская башня, а позднее и Киевская, «поселились» вдали от центра.

Но возвратимся к истокам московского «телегулливера». Как тогда было заведено, объявили всесоюзный конкурс на лучшую разработку телевышки высотой в полкилометра. И вот итог соревнования этих проектов. Приведу отрывок из книги Константина Барыкина
«h-533» об Останкинской телевышке: «Одно из предложений — киевское: 500-метровая металлическая башня. Этот проект должен был рассматриваться на заседании экспертной комиссии. Никитин (эксперт совета, позже автор Останкинской телевышки. — И.М.) почти не принимал участия в обсуждении. Ему сразу было понятно, что металлическая конструкция не могла украсить Москву. «Наша столица, — считал он, — город особый. Ему подходят сооружения из дерева, мягкость, теплота которого, его фактура как нельзя лучше подходят Москве, ее характеру». Но кто же сегодня строит из дерева?! Да и представьте себе полукилометровое здание из колод...

И тут вспомнили, что существуют еще... бетон и железобетон. «Посему когда Никитина, — продолжает К.Барыкин, — попросили высказаться по этому поводу, он сказал, что башню нужно делать из бетона».

Вот так киевский проект 1958 года не стал Останкинской башней. А может, оно и к лучшему? Ведь когда спустя несколько лет возник вопрос о возведении телевышки в Киеве, то уже «обкатанная» на московском конкурсе разработка оказалась весьма уместной.

Многое указывает на похожесть этих двух сооружений. Так, в бывшем СССР только Останкинская и Киевская телевышки были рассчитаны на распространение пяти программ (все остальные — на 2—3). И там, и тут предусматривались места для «поднебесного ресторана». Но по ряду причин его позже «изъяли» из киевского варианта. Вот только ростом наша башня на Сырце на свою московскую сестричку не похожа... Оно и понятно: что «позволено было Первопрестольной», то не позволено «Матери городов русских». Поэтому Киевскую телевышку «срезали» почти на треть, и ее высота ограничилась 380 метрами.

Но возвратимся к тому заседанию экспертного совета, на котором решалась участь будущей Останкинской башни. Отказавшись от киевского проекта, эксперты зашли в тупик. «Вы возьметесь за проект?» — спросили тогда Никитина. Он ответил: «Подумаю». На раздумья дали неделю. А уже через три дня он предложил первый эскизный вариант проекта конструкции 500-метровой железобетонной башни.

Всем известно, что возведение любого сооружения начинается с фундамента. Чем выше здание, тем глубже должен быть котлован. Останкинская телевышка планировалась полукилометровой высоты, а вот глубина фундамента была спроектирована только на 4,5 м! То есть менее одного процента высоты. Да к тому же — в песчаных грунтах. Тем не менее Никитин утверждал: все будет хорошо. И убедил других своими точными расчетами. А еще — на удивление простым примером: он взял хорошо известную всем игрушку «ванька-встанька» и предложил ее повалить. Конечно, это никому не удалось. Почему? Потому что основная масса игрушки находится внизу. По этому принципу спроектирована и Останкинская телевышка: три четверти ее общего веса (55 тысяч тонн) — это фундамент и «ноги» — опоры, составляющие одну девятую ее высоты. Ни ураганы, ни разрушительные землетрясения не могут повалить такую телевышку.

Итак, был заложен кольцеобразный фундамент шириной 9,5 м и диаметром 60 м. Непривычным было и возведение основы башни. Столь высокое железобетонное сооружение может быть крепким лишь при условии, если бетон будет подаваться и заливаться непрерывно. И вот с 20 апреля 1965-го по 31 августа 1966 года продолжался уникальный 500-суточный штурм высоты. И днем, и ночью при любых погодных условиях шла непрерывная укладка бетона, пока строители не достигли высоты 384 м (это габариты почти 120-этажного дома!). Только после этого на бетонную опору специальными устройствами «посадили» еще и 149-метровую металлическую антенну весом 23 тонны. Таким образом, общий «рост» телевышки достиг 533 м. К тому времени это стало самым высоким в мире цельностоящим сооружением. 4 ноября 1967 г. вместе с первой очередью Останкинского телецентра была введена в действие и телевышка. Зона распространения ее сигналов превысила 120 километров, охватив всю Москву и Подмосковье.

 

Киевская телевышка по росту —
вторая в Европе

 

А теперь о телевышках киевских. Старожилы нашей столицы помнят, что в 1951 г. на Крещатике, 26 было построено телерадиоздание, а сразу за ним, на холме, — 180-метровая телевышка. Сначала она передавала одну программу, а с 1962 г., когда на той трехгранной башне смонтировали еще одну антенну, первым в Украине Киевский телецентр начал транслировать черно-белые передачи по двум каналам. «Старая» киевская телевизионная башня прослужила более двух десятилетий.

И когда в 70-е годы телевидение стало цветным и увеличилось количество программ, «бабушке»-башне трудно было справляться с новыми обязанностями. Волны от нее расходились только на 50—60 километров, сигнал был слабым. Да и опасно держать в центре города такую конструкцию: ледяные сосульки, падая зимой с такой высоты, могли травмировать прохожих, а приемо-передающие параболы могло сдуть порывом ветра, как это было лет 30 назад в Запорожье. А главное, нужно было расширить зону приема телепрограмм из Киева. Вот и решило московское начальство, что пора и Киеву заиметь новую телевышку. Выделенные тогда же средства для строительства современного аппаратно-студийного комплекса «переадресовали» на другой, более престижный объект: в результате АСК по ул. Мельникова, 42, до сих пор не готов. Именно тогда и пригодился для возведения нашей «высотки» отклоненный за 10 лет перед этим всесоюзным жюри конкурсный проект Останкинской телевышки.

Первая киевская телебашня. 180 м (1951 г.) Киевская телебашня на Сырце. 350 м (1973 г.)

Начнем с основы — фундамента. До сих пор из горы, что за телерадиозданием на Крещатике, 26, (там, где ныне пролегает улица Бориса Гринченко), торчит массивная основа фундамента первой киевской телевышки. При высоте ниже 200 м и весе в 200 т для нее вырыли чрезвычайно глубокий котлован и заложили там три 19-метровых бетонных фундамента (отдельно для каждой стороны стального трехгранника). И вот парадокс: спустя двадцать лет под новую телевышку на Сырце (высотой 380 м и весом 2,5 тыс. т) заложили всего лишь 6-метровый фундамент. И как видим, башня три десятилетия прочно стоит!

Сырецкая ТВ-башня росла ввысь не так, как Останкинская. Впервые в мировой практике был применен принцип «поднаращивания». Если раньше на построенную часть клали сверху и следующую, то на киевской телевышке решили сначала поднимать заранее смонтированную верхушку над землей, подкладывая под нее все новые и новые части. Это позволило сложить еще на земле многие элементы конструкции.

Еще один интересный момент «штурма неба». Башня создавалась как сплошная сварная. Проектировщики впервые отказались от фланцев и узловых угольников для соединения труб. Это позволило уменьшить вес башни почти на 20 процентов (то есть на полтысячи тонн!).

А сейчас пришло время назвать отцов телевышки в Киеве. Ее сконструировали сотрудники Украинского научно-исследовательского института «Проектстальконструкция» в сотрудничестве с учеными Института электросварки им. Е.Патона. Как видим, и в киевском небе виден оригинальный почерк знаменитого «патоновского шва».

Выполнение работ по подъему конструкции осуществлял трест «Укрмонтажгорстрой». А первый шаг верхушки телевышки в поднебесье пришелся на апрельские дни 1971 г. Синхронно включились мощные домкраты, стрелка на шкале медленно поползла вверх, отсчитывая первые миллиметры пути уже готовой стальной конструкции весом в 1200 т. Синхронно начали подтягиваться четыре гигантские «ноги», соединенные шарнирно с башней весом 170 т каждая. На 100 миллиметров выросла тогда башня — ее «ноги» «прошли» по земле по 22 миллиметра каждая. А всего им нужно было пройти 45 метров — чтобы навсегда стать на массивные фундаменты. Вверху подставку охватил стальной «пояс» шириной 24 м и соединительные шарниры. Так от земли оторвалась та часть башни, которая стоит сейчас на отметке 240 м. А киевская телевышка все продолжала расти. Каждая секция, которая подставлялась снизу, имела длину 8 м. Методом «поднаращивания» вверх подняли и пять секций антенн, и шахты лифта. Первый «шаг» телевышки в небо был равен всего 90 см — среднему шагу человека. Но шаг за шагом вся 380-метровая конструкция прошла этот путь, хорошо вписавшись в киевский пейзаж.

Наконец в средине августа 1973 г. новорожденная Киевская телевышка подала свой голос в эфире. Какое-то время она работала параллельно со старой башней на Крещатике. Со временем первая башня, прослужившая 22 года, была демонтирована. Телевышка на Сырце позволила покрыть сигналом огромную площадь — более 100 км от Киева. Она стала вторым в бывшем СССР сооружением (после Останкинской телевышки), рассчитанным на трансляцию пяти телепрограмм. Сразу же началась передача трех (двух ЦТ и украинской).

В 1981 г. «ожил» четвертый передатчик на 30-м частотном канале в дециметровом диапазоне волн (кстати, подобную частоту останкинские связисты не могли задействовать еще почти десять лет). 30-й канал планировался для трансляции специальной киевской программы.

 

Мировой «Клуб телевышек»

 

А что же Останкинская телевышка? Долго ли она простоит? Кроме принципа «неваляшки» — «ваньки-встаньки», у нее есть еще один секрет крепости. Тут на помощь конструкторам пришло изобретение, еще до войны сделанное юным техником из Днепропетровска Сергеем Волковым. Как-то раз он пытался скомпоновать башенку из обычных катушек от ниток, но она разваливалась. Тогда он сквозь отверстия в катушках пропустил нить и туго ее натянул. Мальчику за это изобретение дали авторское свидетельство, премию, и с тех пор подобный принцип используется при сооружении башен. Так вот, московскую телевышку, словно в крепкой упряжке, удерживают 149 стальных канатов толщиной в 38 миллиметров каждый. Эти канаты, в свою очередь, сплетены из 259 проводов диаметром 1,8 миллиметра каждый. Разрывное усилие одного такого каната — 70 тонн!

Останкинскую телевышку ввели в действие в 1967 г., но она продолжала расти. И ее высоту корректировал не только человек. На нее влияют и суточные изменения температур. Например, летом башня «подрастает» на 100 миллиметров; даже днем она немного выше, чем ночью. Кстати, за первые полтора десятка лет ее фундамент осел всего на 58 миллиметров.

А какая же абсолютно точная высота Останкинской телевышки? Как уже отмечалось, ее биограф К.Барыкин даже свою книгу назвал «h = 533», хотя на ее страницах привел более точные данные — 533 м 30 см. Впрочем, позднее верхушку башни заменили, смонтировав стальной флагшток для установления советского красного флага «выше планеты всей». Так Останкинская телевышка подросла еще на несколько метров. Решили узнать ее настоящую высоту. Казалось бы, что сложного: взять лазерные дальномеры, направить от земли луч лазера на верхнюю точку и будут точные данные. Но ведь верхушка башни не стоит на месте. Максимальное отклонение антенны — 4 м при скорости ветра в 30 м в секунду. Геодезисты решили взять... просто линейку и приложить ее к башне. «Линейкой» служила специальная 100-метровая гибкая стальная лента для высокоточных измерений. Башню обмерили извне, потом изнутри — по стволу. Причем эти процедуры повторили дважды: первый раз, когда на улице было 15 градусов, а вторично — при 7 градусах. Потом в черновые данные вносились поправки, ведь во всем мире эталонные измерения ведутся при температуре 20 градусов. Перепад температуры на один градус дает изменение высоты Останкинской башни на 5,7 миллиметра, а на всем стволе башни было установлено около трехсот температурных датчиков! И вот выяснилось, что высота Останкинской телевышки составляет 540 метров 74 миллиметра.

Ко времени открытия этой башни 4 ноября 1967 г. она была самой высокой в мире и хранила это лидерство до 2 апреля 1975 года, пока в Торонто не была введена в действие телевышка высотой 555,34 м. Эта железобетонная конструкция была возведена за два года. Ресторан на 416 мест крутится на высоте 347,5 м. Она попала в «Книгу рекордов Гиннесса» в разряд «Башни». Там же приводится и следующей интересный факт. Самой высокой конструкцией в мире является варшавская радиомачта в Константинуве, сконструированная Яном Полаком. Ее высота составляет 646,38 м, а вес — 550 т. Мачта столь высока, что любой предмет, брошенный с ее верхушки, достигает максимальной скорости еще до удара о землю.

Однако Останкинской телевышке пытались вернуть первенство относительно «роста». В прессе промелькнуло сообщение, что на ней должны быть установлены новые передающие антенны, после чего она «подрастет» еще на 20 м и достигнет 560 м, опередив канадскую башню на четыре-пять метров. Да и французы планировали выстроить на парижской окраине Дефанс телевышку высотой более 600 м.

Кстати, в честь 100-летнего юбилея Эйфелевой башни был создан всемирный «Клуб телевышек», в который принимаются подобные сооружения высотой более трехсот метров. Их там сейчас около двух десятков. И хотя по высоте Киевская телевышка является среди них седьмой, она туда не попадет. Дело в том, что одним из условий членства в клубе является организация регулярных экскурсий на башню и наличие в поднебесье высотного ресторана. Именно эти два обстоятельства и «не грозят» сырецкой телебашне. Ведь, согласитесь, было бы безнравственным устраивать на ней ресторанные гульбища, когда рядом — печально известный Бабий Яр, а вокруг — несколько кладбищ, в т.ч. действующее военное. Что же касается экскурсий на башню, то вид из нее открывается действительно впечатляющий: в солнечный день видны Вышгород и плотина Киевской ГЭС, а в противоположной стороне — шпили павильонов Национального выставочного центра. Но массовые посещения киевского «телегулливера» невозможны: для безопасности подобного экскурсионного дела нужно, чтобы на башне действовали как минимум три-четыре просторных пассажирских лифта, а у нас в наличии только один скоростной (правда, имеется еще маленький — сугубо технического назначения). Поэтому в той части башни, где по условиям останкинского конкурса должен был находиться ресторан «Седьмое небо» (на нашей башне это такой широкий красный «поясок» метров двести над землей), на Киевской телевизионной башне размещены аппаратные передатчики. И там, на самом высоком в Украине рабочем месте, круглые сутки дежурит смена радиоинженеров.

И все-таки, какие же телебашни самые высокие в мире? Это космические ретрансляторы на спутниках. Но о них — наш отдельный разговор. Тем не менее телевышки и спутники связи — не конкуренты, а, наоборот, союзники в общем деле донесения программ к зрителям.

 

Башни
и пожары

 

Не упадет ли Останкинская телевышка? Я гарантирую, что она простоит по крайней мере 300 лет. Не верите? Тогда приходите через три столетия — увидим!..

(Из интервью Никитина, архитектора-конструктора Останкинской телевышки)

Проектировщики Останкинской вышки постарались учесть самые экстремальные условия, в которые могло попасть их детище. Например, они «зарезервировали» для телебашни почти тридцать попаданий молнии ежегодно и предусмотрели на верхних ярусах специальные шары внешних «ловцов молний». И главной «изюминкой» в конструкции башни являются ее металлические струны, стягивающие внутри железобетонный ствол. Таких стальных канатов, как уже отмечалось, — 149, и действуют они на бетонный монолит с натяжением 70 т. Кстати, эта «упряжка» для Останкинской телевышки была изготовлена в 1965 г. на Харцызском сталепроволококанатном заводе (ныне — АО «Силур»). В итоге Останкинская «телеигла» приобрела значительную устойчивость, несмотря на свою внешнюю «худощавость». Высотное сооружение способно выдержать восьмибалльное землетрясение. Башня не должна потерять своей устойчивости и во время десятибалльного шторма (по данным метеорологических наблюдений, подобные природные катаклизмы случаются в «первопрестольной» не более двух раз в столетие). При таком урагане, когда порывы ветра достигают 43 м/с, верхушка мачты может раскачиваться до 10 м в любую сторону без опасных последствий для всей конструкции. Ну а что касается максимального отклонения от вертикали под действием ветровых нагрузок — в расчетах проектировщиков названа (для верхней точки антенны) величина 11,65 м...

Казалось бы, генеральный конструктор Никитин и строители предусмотрели все для безопасности своего детища. Кроме одного — беспощадного огня. Нет, они не забыли об этом коварном враге. Для тушения пожаров на высоте до 63 м Останкинская башня оборудована внутренним противопожарным водопроводом. Оборудованием газового пожаротушения защищены помещения аппаратных на отметках 117—143, 243—248 и 340—353 метра. По всей высоте башни размещены двухбалонные углекислотные установки с ручным пуском. Автоматической пожарной сигнализацией оборудован ряд аппаратных, технических и подсобных помещений. Ежемесячно брандмейстеры проводили на «игле» учения...

И все были уверены, чего-чего, а пожара на Останкинской башне не случится. Ведь не может быть того, чего не может быть! Причем хозяева башни не только сами были уверены в безопасности, но и убеждали в этом миллионы туристов, более трех десятков лет четырьмя скоростными лифтами изо дня в день путешествовавших «на верхотуру» обзорной площадки и в залы трехэтажного ресторана «Седьмое небо». Вот что было написано в буклете-путеводителе «Полюс телевизионного мира»:

«Башня надежно защищена от случайного пожара. Несмотря на применение огнеупорных облицовочных материалов, сухих трансформаторов и непроницаемых перегородок между помещениями, в башне предусмотрены различные средства защиты от возгорания. В любой момент с центрального пульта управления может быть включена автоматическая противопожарная система». Этот раздел рекламного буклета его безымянные авторы «пророчески» нарекли «Вероятность невероятного»...

Но все это, к сожалению, оказалось только красивыми словами. В течение по крайней мере последних двух десятилетий тема пожарной безопасности второй в мире по высоте и самой высокой в Европе телевышки служила поводом для споров и раздоров между пожарными и связистами. В последний раз башню проверяли на огнеупорность в мае 2000 года. Результат: было выявлено 38 нарушений противопожарных правил.

И 27 августа 2000 года в 15.08 по московскому времени одна из этих «огненных мин» взорвалась на отметке 478,5 м, в зоне, где размещалась аппаратура пейджинговой компании: вспыхнул антенный кабель (фидер). «Башня горела подобно бенгальскому огню — неспешно и сверху вниз, — делился впечатлениями очевидец пожара. — Похожесть эту усиливала толпа зевак, собравшихся здесь, словно на праздник, оживлявшихся каждый раз, когда башня вспыхивала сильнее и сыпала вниз «фейерверком».

За этим «самым высоким в мире пожаром» наблюдали в прямом телеэфире по всей России, Европе, наконец, в большинстве стран мира. Все, кроме телезрителей Москвы и Подмосковья, ведь из-за пожара Останкинская башня была обесточена и расположенные на ней передатчики всех общенациональных и местных каналов отключены. Впервые с тех пор как в Москве началось регулярное телевещание, у ее жителей погасли «голубые экраны» (кроме тех, кто обзавелся спутниковыми «тарелками» или был подключен к кабельной сети). Это стало настоящим шоком для миллионов людей.

26 часов продолжалась борьба с пожаром на Останкинской телевышке. Огонь за это время прошел сверху вниз расстояние в 412 м (это высота почти 140-этажного дома!). Его удалось остановить и укротить только на 66-метровой отметке от поверхности земли, всего за три метра до помещений, в которых размещено самое ценное оборудование — передающая аппаратура.

После трагедии на атомной подводной лодке «Курск», произошедшей за неделю до пожара на Останкинской телевышке, эта новая техногенная катастрофа буквально ошеломила всю Россию. Президент Владимир Путин констатировал: «Очередной чрезвычайный случай — пожар на Останкинской телевышке — показывает, в каком состоянии в России находятся жизненно важные объекты и вся страна в целом».

Но почему же из-за этого пожара лишилась телевидения только Москва, а вся Россия (да и «ближнее зарубежье») смотрела программы тех же ОРТ, НТВ, РТР, ТВЦ и других российских столичных телекомпаний? Дело в том, что способы передачи телесигнала можно условно разделить на три вида: эфирный, спутниковый и кабельный. В первом случае сигнал поступает к зрителю от телебашни (например, к москвичам — с Останкинской, киевлянам — с расположенной на Сырце); во втором случае — через индивидуальную антенну-«тарелку» (определенное количество их установлено как в Москве, так и в Киеве и других городах); в третьем — по кабельной системе, которую обслуживает ряд кабельных фирм-операторов (в Москве их — до трехсот, в Киеве — около десятка). Выход из строя Останкинской телевышки нанес двойной удар: не только «погас» эфир, но и программы центральных российских телекомпаний не смогли попасть в кабельные сети, поскольку коммутировались на них непосредственно от самой башни-«погорелицы». Что же касается остальной территории России, то она обеспечивалась телесигналом от центральных московских телекомпаний путем непосредственного выхода на спутник связи.

Почему же тогда специалисты утверждают, что пожар в Останкино — национальная техногенная катастрофа? Потому что нигде в мире нет такого обустройства «телевизионной жизни», какое до сих пор имеет место в странах постсоветского пространства. Трудно им, заграничным, растолковать, что такое «метр» и «дециметр» — в смысле метровый и дециметровый каналы. Во всем мире телевидение делится на кабельное и спутниковое (зачастую — в их тесном сочетании), а башни выполняют при нем вспомогательную роль, и последние 10—15 лет практически нигде уже не сооружаются. Поэтому «цивилизованный мир» и не может сообразить, почему из-за пожара на башне «накрылось» все телевидение российской столицы. Ведь Москва (а также практически все СНГовские столицы) — центр, где не созданы условия, чтобы кабельное и спутниковое ТВ вошло в каждую квартиру, не говоря уж о других городах и городках бывшего СССР...

А что было бы в Украине с телевидением, не дай Бог, случись подобная катастрофа на 380-метровой Киевской башне, сооруженной «в проклятом месте» — в районе Бабьего Яра на Сырце? У нас ситуация несколько иная, чем в Москве. Если в бетонном «теле» Останкинской башни расположены аппаратные передатчики, то на Киевском радиопередающем центре они смонтированы в отдельном здании, тем не менее находящемся в нескольких метрах от высотной металлической конструкции. Но если огненный вихрь все-таки охватит эти объекты, то без украинского телевидения останется не только Киев, но и все наше государство: ведь, в отличие от россиян, мы еще не имеем собственных спутников связи для пересылки телесигналов от столицы к периферийным телевышкам (пока что спутниковым методом распространения своей программы пользуется только телекомпания СТБ, арендуя для этого «ствол» на зарубежном космическом ретрансляторе).

А то, что фидеры горят время от времени и на украинских телевышках, — это, к сожалению, непреложный факт. В Украине 546 антенно-мачтовых сооружений высотой от 50 до 380 м. В большинстве своем это металлические конструкции. Кабельно-проводниковой продукцией оборудованы четыре телевышки — в Киеве, Виннице, Кривом Роге и Первомайске. Кстати, после выхода из строя Останкинской 380-метровая Киевская башня осталась самой высокой действующей в Европе. «Опасность ЧП, подобного московскому, — считает вице-президент Концерна радиовещания, радиосвязи и телевидения (РРТ) Василий Дружинский, — в Киеве довольно высока. Ведь проводниковое оборудование телевышки изношено более чем на 60%, а средств на его замену нет (из-за большой задолженности национальных теле- и радиокомпаний). Вероятность короткого замыкания из-за повреждения оболочки кабелей (что, собственно, и привело к загоранию Останкинской башни) растет изо дня в день. Если же загорание произойдет, огонь будет распространяться очень быстро: ведь весь изоляционный материал кабелей — резина и полиэтилен — нагреваясь, будет падать вниз и поджигать еще неповрежденные участки (опять-таки, как это случилось в Останкино). Никаких же противопожарных систем и устройств в металлической трубе-стволе, где находится кабель, нет. И лифт один (не считая маленького технического)».

Одним из важных вопросов во время пожара Останкинской башни было, не ли рухнет она, а если это все-таки случится, — не зацепят ли обломки конструкций окружающие дома. К счастью, детище Никитина выстояло и против огненной стихии. Что же касается Киевской телевышки, то, в отличие от предварительно напряженных железобетонных арматур ствола московской башни, несущие конструкции нашей телевышки — внешние, выполненные как цельнометаллические, из специальной стали. Эти особенности предусматривают, что в случае загорания кабеля где-то вверху, вниз огонь будет идти методом самопогашения. Что же касается безопасности близкого жилого массива, то телевышка расположена в полукилометре от ближайших домов. «Вдобавок, — считает бывший начальник столичного СМУ-21 и один из ведущих инженеров на сооружении Киевской телевышки Владимир Павловский, — рухнуть целиком она может разве что в случае прямого попадания пятитонной авиабомбы или термоядерного взрыва — это сверхкрепкая конструкция».

 

Но все-таки — горели ли украинские телевышки?

 

В 1973 году вследствие короткого замыкания в электропроводке возник пожар на Винницкой радиотелемачте — уникальном сооружении 350-метровой высоты, построенном в 1961 году. Загорание произошло на высоте 280 м. К счастью, этот пожар не разгорелся с такой силой, как в Останкино. Инженерам и операторам, работавшим на областном радиотелевизионном передающем центре (ОРТПЦ), сразу удалось добраться с огнетушителями к горящему участку по винтовой лестнице (подъехать туда на лифте, расположенном внутри, оказалось опасно), сбить пламя и побороть огненную стихию. Обгоревшую мачту еще долго восстанавливали.

Уместно указать, что вышки и башни — это свободно стоящие на земле сооружения, а мачты — это металлические конструкции, удерживаемые при помощи растяжек. Винницкая радиотелевизионная мачта представляет собой изготовленную из специальной стали трубу диаметром около двух метров, внутри которой двигается лифт, имеющий восемь остановок и поднимающийся на высоту 309 м.

Другие проблемы — с Запорожской 180-метровой телебашней, введенной в действие несколько раньше Винницкой (в 1959 г.). В 1994 г. на уровне восьми метров обнаружили разрыв так называемых стягивающих косынок. Вышку укрепили, и сегодня состояние ее металлоконструкций не вызывает беспокойства. Но возникла другая опасность. На проседание грунта обратили внимание несколько лет назад, когда очередные измерения установили отклонение от вертикали на 215 мм (допустимая норма — 164 мм). На этой отметке отклонение зафиксировалось, но прогнозировать дальнейшее поведение десятиметрового земляного пласта под башней никто не решается. Особенно в дождевую погоду. Выход — пробурить на 30-метровую глубину (до зоны плотных песков) скважины для сорока свай. На все работы нужно 700 тыс. гривен.

К сожалению, телебашен и мачт с дефектами, аналогичными Винницкой и Запорожской, в Украине немало. Большинство из них сооружены в 50—60 гг. Ветеранами их не назовешь, тем не менее они нуждаются в старательном уходе. Вот почему Кабинет министров Украины принял постановление о техническом осмотре всех высотных сооружений страны, подкрепив после останкинского пожара (!) свое распоряжение несколькими миллионами гривен на неотложные работы по реставрации и ремонту этих ценных сооружений — как минимум двенадцать башен нуждаются в немедленной помощи. Какие-то средства перепали и столичной телевышке. Ведь пятнадцать лет назад и на ней возник пожар. Загорелся все тот же злосчастный фидер. Пылало на высоте 340 м. Правда, когда техники-антенщики поднялись на место загорания, там уже все погасло само собою.

Объекты телевидения (как вышки, так и студии) — очень опасны с точки зрения пожарной безопасности сооружения во всем мире. Посему и заботы о них особые. Показательна в этом отношении ситуация с Берлинской телевышкой (высота 365 м). Построена она была вскоре после Останкинской по распоряжению тогдашнего руководства ГДР в самом центре «немецкой пролетарской» столицы — на Александр-плац, чтобы ее телесигнал накрывал прежде всего «капиталистический» Западный Берлин. После объединения Германии правительство ФРГ неотложно позаботилось об обеспечении надлежащих противопожарных условий на этом сооружении, для чего было выделено 50 млн. марок. На всех потенциально уязвимых точках башни установлено современное оборудование для гашения огня. Особая забота — о безопасности посетителей высотного ресторана (наподобие «Седьмого неба» в Останкино): смонтированы две открытые площадки несколько выше ресторана (на случай эвакуации туда людей, если пожар начнется ниже и огонь отрежет дорогу вниз). Предусмотрено все — от индивидуальных противогазов до необходимого запаса теплой одежды, если пожар случится зимой.

...Телевышки — это не только самые высокие сооружения, но и украшение городов, нередко — своеобразные их визитки. Пускай же стоят они века, давая нам и следующим поколениям возможность повседневно общаться с чудом человеческой цивилизации — телевидением.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно