Дух и "БУКВА"

27 марта, 2015, 00:00 Распечатать

Как повлияло теперешнее сложное время на спросы и запросы украинских читателей-покупателей? Какова динамика книжных продаж и, соответственно, издательских мощностей? Эти темы затронуты в интервью с профессионалом книжного бизнеса — директором сети книжных магазинов "Буква" и КС Константином КЛИМАШЕНКО. 

 

Как повлияло теперешнее сложное время на спросы и запросы украинских читателей-покупателей? Какова динамика книжных продаж и, соответственно, издательских мощностей? 

Вопросов много. Поскольку перипетии общественно-политической жизни сказываются на экономике, культуре и, соответственно, на таком важном сегменте нашей общественной жизни как издание книги и ее реализация. 

Эти (и некоторые другие) темы затронуты в интервью с профессионалом книжного (издательского) бизнеса — директором сети книжных магазинов "Буква" и КС Константином КЛИМАШЕНКО. 

Десятки новых книг и, соответственно, новых авторов; художественная, научная, популярная литература; издания, посвященные интереснейшим страницам украинской истории — весь этот разнообразный издательский спектр создается г-ном Климашенко каждодневно. Одна из недавних громких акций под брендом "Буквы" в рамках открытия нового книжного маркета на Крещатике, 13 — презентация книги Гарри Каспарова "Торговля страхом".

(Напомним: "Буква" — всеукраинская книжная сеть, которая начала свое существование в Украине в 2009-м. Только в настоящий момент эта сеть под брендами "Буква" и "Книжный супермаркет" насчитывает по всей стране 42 магазина). 

— Константин Генрихович, сегодня при финансовом кризисе и тающей покупательской способности населения — много ли теряют такие крупные книжные сети как "Буква"? Или, может быть, наоборот: украинцы из-за повседневных и "медийных" неурядиц все чаще тянутся к высокому, художественному — к хорошей книге? 

климашенко
Константин КЛИМАШЕНКО
— Если говорить о читателях, действительно, за последний год их количество несколько сократилось. Скажем, количество "входящих" упало где-то процентов на 15%. 

Правда, огромное значение имеет определенный город. В Киеве — одна ситуация, в некоторых других украинских городах — ситуация совершенно другая. 

Тем не менее, за счет определенных усилий, предпринимаемых на рынке, а именно рынке розничных продаж, издательском рынке, нам все-таки удалось удержать ситуацию. Скажу больше: есть тенденции оптимистичные. 

Безусловно, нельзя игнорировать ситуацию, связанную с падением спроса на книгу. Здесь, конечно, общеэкономические обстоятельства. 

Но для розницы, тем временем, особо важен "фактор обслуживания". Тем более что не все люди, которые заходят в книжный магазин, совершают покупку. Поэтому, повторюсь, для книжной розницы необходимо улучшение качества обслуживания. 

И за последний год оно заметно улучшилось. Подрос "средний чек". 

Этот и другие позитивные сдвиги тесно взаимосвязаны с качеством работы персонала. 

На сегодняшний день, исходя из общей ситуации на рынке, смотрим на Киев с точки зрения развития. Увеличили, например, метраж книжных магазинов. Безусловно, не везде можем получить искомое хорошее помещение, а, соответственно, и экономическую составляющую. Но тут есть и парадоксы. Бывает на Крещатике снять помещение под книжный магазин, порой проще, нежели в некоторых областных центрах. Такое впечатление, что люди в этих центрах еще "не проснулись" — все ждут, что вскоре им на головы будет сыпаться золотой дождь…

— Если говорить о факторе успешности на книжном рынке, в какой степени этот фактор нынче упирается… в язык? То есть, как проявляются сегодня колебания и предпочтения читателей именно в языковом аспекте? Увеличился ли, по вашим данным, спрос на украинскую книгу? 

— Безусловно, такой тренд есть. В стране произошли важные события, заметно повлиявшие и на патриотизм людей, и на их желание читать книги на родном языке. Но если говорить в преломлении к бизнесу, — мы сами и формируем определенный спрос… 

Это не значит, что как-то "пострадает" книга на русском. Это значит, что мы пытаемся выровнять определенный тренд, усиливая некоторые издательские программы, а именно программу книг на украинском… 

Можно было бы вернуться к вашему предыдущему вопросу о влиянии недавних событий на книжный спрос. Так вот потеря Крыма, сложная ситуация на Востоке Украины, — все это не может не отразиться на общих объемах продаж. Например, Донецк, Луганск — раньше это было около 17% наших книжных продаж. Крым — около 13% от общего объема. 

То есть получается, примерно 30% рынка пока умерло. Хочется надеяться —временно, а после все оживет. 

Тем временем происходит заметная миграция населения. И вот уже в Киеве наблюдается заметный рост книжных продаж, есть спрос на качественную книгу — как на украинском, так и на русском. 

Но в любом случае нужно говорить, что тенденции падения были заметны, поскольку названные мной регионы, в основном, — русскоязычные. 

Однако повышение градуса украинизации, общественный тренд украинского патриотизма — все это приводит к тому, что спрос на украинскую книгу, к счастью, только возрастает. 

— Что в этих условиях можете сказать о нынешних объемах поставок российской книги в Украину? 

— С точки зрения дистрибьюции, объем поставок российской книги в Украину в 2014-м упал в 2 раза по отношению к 2013-му и тенденция падения сохраняется. 

До 2009 года я был руководителем и собственником сети "Книжный супермаркет". В 2009-м российская сеть "Новый книжный" и "Буквоед" приняли решение о выходе на украинский рынок и открыли три книжных гипермаркета. В
2010 году акционеры приняли решение о покупке сети "Книжный супермаркет" и с того времени это все — единая сеть. Первоначально бизнесом управляли менеджеры "Буквоеда", но отдаленный бизнес — достаточно специфическая вещь. Они выстраивали политику управления сетью по своему же усмотрению и пониманию. 

Это привело к тому, что сеть несла хронические убытки, и они приняли решение покинуть рынок. На их место зашли структуры издательства "Эксмо" и украинский менеджмент вернулся к управлению сетью. 

Со временем получилось выровнять отношения с украинскими поставщиками. Удалось поменять ассортимент — в сторону украиноязычной продукции. 

Однако в 2014 году возникли определенные разногласия с нашими российскими партнерами. Поскольку они рассматривали украинский рынок несколько с другой стороны. Для них Украина — лишь несколько процентов от общего объема их продаж. Поэтому какие-то серьезные инвестиции сюда им были не очень интересны. Ведь рынок рассматривался ими с точки зрения уже существующей продукции или продажи полуликвидных позиций по специальным ценам. 

Возникали разногласия и с идеологической точки зрения… Однако события 2014-го, когда ситуация в стране начала разительно меняться, когда состоялась Революция Достоинства, стало очевидно: правила игры нужно менять. 

Не все прежние российские книги (не только исторические, но даже определенная массовая литература) здесь у нас оказались востребованы.

Осенью прошлого года российское "Эксмо" приняло решение покинуть украинский рынок. И теперь имеем группу компаний — дистрибьюция, издательство и розница — принадлежащую только украинским акционерам. 

Формально это — крупнейшая структура на книжном рынке нашей страны. Ею руковожу я и мой партнер Ярослав Маринович. Вот такой у нас сегодня статус. 

Тогда же и "Эксмо" решило поменять формат своих отношений с Украиной. Они приняли решение выходить на наш рынок через других местных операторов, предлагающих им свои услуги. 

К примеру, у нас есть достоверная информация о том, что г-н Красовицкий (директор издательства "Фолио") планировал активно заниматься дистрибуцией книг "Эксмо" в Украине, однако по ряду причин, это не срослось. 

У меня позиция твердая: если позиционируешь себя как крупнейший украинский издатель, как патриот, будь добр соответствуй этой позиции. Однако… Однако когда некоторые издательства по-прежнему реализуют и даже готовят новые издания произведений г-на Табачника, когда по-прежнему на их книжных полках сочинения типа "Юля — воровка", тогда — извините… 

Хотя в данном случае, я бы не хотел погружаться в проблемы другого издательства. Или в тему дружеских и деловых отношений Дмитрия Владимировича и Александра Витальевича… Это — личное дело каждого. У каждого свой выбор. Одни свой патриотизм "декларируют". Другие — работают… 

Вот мне бы, например, хотелось сказать о нашем издательстве — "Країна мрій". В первом квартале этого года оно имело прирост продаж и выпуска более чем на 80% относительно прошлого года. Спросите, за счет чего? За счет того, что издаем нужные своей стране книги. Если говорить о "Країні мрій", только за первый квартал издано около 400 тыс. экземпляров. При том, что за весь прошлый год — 500 тысяч. То есть, ощущаете, какой рост и какой спрос на качественную украинскую книжную продукцию? 

Сложная экономическая ситуация в стране заставляет многих издателей поднимать цены на книги чуть ли не в два раза (поскольку и цена на бумагу выросла). Мы, в свою очередь, стараемся не поднимать цены на свою продукцию или делать это на минимальном уровне. Понимаем, что покупательская способность украинцев осталась на том же уровне. Зарплаты-то не поднялись. Поэтому иногда сознательно идем даже на ограничение прибыли. И все-таки расширяем возможности для реализации. Расширяем присутствие на книжном рынке. А прибыль — она может быть и завтра, и послезавтра. Важно утвердить и расширить свое присутствие на рынке, в том числе в сегменте украинской книги. Не сомневаюсь, что спрос на такую книгу будет только возрастать. 

Не сомневаюсь, что лучшие наши писатели будут искать и лучшие издательства (поскольку около 90% наших авторов не всегда довольны своими издателями, то есть экономическим сотрудничеством). 

Я знаю немало замечательных иллюстраторов книг, у которых годами лежат неизданные проекты, попросту потому, что их не хотят издавать: заключили договор, дали 4 тыс. грн аванса, а человек сидит и ждет… 

Тем временем, рынок — с точки зрения тиражей — нельзя недооценивать. Это довольно мощный рынок. И если проект правильный, подкрепленный соответствующей дистрибьюцией, — успех неизбежен. Ну, вот вам пример замечательного детского классика Всеволода Нестайко. Мы издаем все его книги (кроме нескольких). Они качественно изданы, оформлены. Рост тиражей — реальность. На эти книги колоссальный спрос. Та же "Країна сонячних зайчиків"... 

Это — детская украинская литература. А есть другие серьезные издательские проекты. Например, сын Шухевича пишет книгу — и этот проект, не сомневаюсь, найдет тысячи заинтересованных читателей. Готовится книга о Петлюре. Выходят издания, которые позиционируются нами как "карманная библиотечка". Именно такие книги мы передаем в зону АТО. И поверьте, спрос на них там — огромный. Украинские воины ждут украинскую книгу. И она должна к ним попасть. Не хотелось, чтобы это звучало с некими нотками пафоса, однако, считаю своим долгом поддерживать несколько детских домов в Киеве и Киевской области: помогаем им книгами, чем можем…

Продолжая тему украинской книги, замечу, — есть намерение сделать сильнейшее в Украине детское издательство, которое могло бы закрыть собою все ниши — жанровые, возрастные, тематические. Предполагается серьезное интерактивное подразделение: сопряжение книги с гаджетом. Это новая тенденция на нашем рынке, но, не сомневаюсь, что она будет успешной. 

— А у вас нет опасения, что именно гаджеты и потеснят традиционную книгу в ближайшем будущем? 

— Если говорить о социальной литературе, есть такой риск. Если говорить о фантастике — в гаджеты она и так давно ушла. Но детская книга — это всегда как бы отдельное произведение искусства. Оформление, качество издания. Полагаю, что подростковая литература, фэнтези, в частности, все-таки не уйдет окончательно в Интернет, а останется на рынке. 

— В это же время, как вы заметили, активизируется роль книжных ярмарок (форумов) в Украине…

— На таких ярмарках более всего выигрывают "средние" украинские издательства, у которых сейчас есть проблемы. Однако выторг с такой ярмарки сопоставим с несколькими днями выторга в нашем среднем магазине. Говорить, что ярмарки — это какие-то глобальные средства? Нет. Но есть имиджевая составляющая, есть интересные стратегические цели и задачи, которые формулируются на подобных форумах. В конце концов, это — круг профессионального общения. В Украине сегодня порядка 125 издательств. Во всяком случае, это постоянные члены Украинской книжной ассоциации. Много это или мало? Это немного. Поэтому книжный рынок должен развиваться.

— Вопрос скорее из социологической сферы: "усредненный" портрет сегодняшнего покупателя книг? 

— Это, в основном, женщины, от 30 до 40. Они покупают книги — детям, себе, мужу. То есть 70% покупателей — именно женщины. Украинская статистика близка к мировой. Если говорим, что книга — это тактильные ощущения, эмоции, то, естественно, женщины наиболее эмоциональны. Вот, пожалуйста, феномен "50 оттенков серого", которую мы издаем (причем на украинском языке) — спрос огромный. Особенно после проката одноименного фильма. Розничная цена книги в мягкой обложке — 100 гривен. Тираж — десятки тысяч. 

Здесь, конечно, важно заметить, что один из важных факторов продвижения подобной массовой книги — кинообложка. Издатели при подобной удачной обложке в разы увеличивают продажи. 

Или еще один пример. Переводится на украинский язык Virgin way. Этот издательский проект приурочен к визиту в Киев известного британского предпринимателя, основателя Virgin Group сэра Ричарда Брэнсона. Он станет главным спикером Forum One Ukraine — крупнейшего в Центральной и Восточной Европе бизнес-форума, который впервые пройдет в Киеве 30 апреля 2015 года. То есть часто само событие предопределяет направление издательского
проекта… 

— Вопрос частного характера: какие издания сегодня в личной библиотеке издателя? 

— В основном — альбомы знаменитых художников. Поскольку собираю живопись. Есть особо ценные для меня книги, связанные с памятными встречами, с автографами определенных писателей. Хочу сказать, что книга, как спутник жизни, меня сопровождала всегда. Я — коренной киевлянин. Учился в центре города. Постоянно ходил в библиотеку в том доме, где жил выдающийся писатель Виктор Некрасов, автор книги "В окопах Сталинграда". Все началось именно с этой библиотеки: многие книги зачитывал до дыр. Уже позже — работа, учеба, завод "Арсенал" (представьте, в свое время даже собирал детали к ракетам…). Потом — командировки в Московский институт теплотехники. В Москве, в конце 80-х — начале 90-х, можно было полтора часа выстоять длиннейшую очередь в книжный магазин, зато приобрести такие книги, которых в Киеве не найти было днем с огнем. И уже как-то так само собой получилось, что книга стала не просто страстью читателя, но и образом жизни, пространством бизнеса. 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно