«Диктатор» показал язык

8 июня, 2012, 13:25 Распечатать Выпуск №21, 8 июня-15 июня

Апология генитального юмора в мировом прокате

Скандальную кинопремьеру от популярного британского комика Саши Барона Коэна — «Диктатор» — запретили сразу в нескольких странах. В Туркмении, Таджикистане, Казахстане. На днях в Азербайджане. В столице Украины провокационную картину пока что можно было увидеть в сети кинотеатров «Баттерфляй». Фильм, по мнению режиссера, представляет собой «героическую историю диктатора, который не хочет допустить демократии в своей любовно угнетаемой стране». 

Барон не был бы ни настоящим диктатором, ни самим собой, без традиционного «члена» на весь экран. 

К счастью, не одним им живы. 

Генитальный юмор — штука старомодная. Что-то из эпохи средневековых фарсов. Новое табу для Запада — отнюдь не тело, а пресловутая политкорректность. На поле которой развел свой карнавал-огород Коэн. Не случайно все его герои едут в Америку. Постебать диктатуру терпимости. Мир, где папу и маму решено отныне называть общим «неопределением» — родитель. Вот и «Диктатор» — традиционная гастроль шутовского персонажа Коэна по запретным темам. С поправкой на злободневность. 

Новый маскарадный костюм Барона — окладистая мусульманская борода. На зависть Бэрримору. 

Новый персонаж — вождь и отец некой вымышленной Вадии генерал-адмирал Аладин. Пока подданные стонут под сладостным гнетом, он еще в Юнайтед Стейтс показал всем «кузькину мать». За ним — нефть и незамутненное цивилизацией сознание. 

«Диктатор» высмеивает не конкретных Каддафи или Ахмадинежада (хотя на них более всего тянет коэновский Аладин), а диктатуру как феномен. Но и демократия с ее небритыми феминистскими подмышками нокаутируется враз. Юмор про евреев, геев, женщин и детей — запредельное ерничество и откровенный эпатаж; дерзкий, зашкаливающий за нормы приличия, да и неприличия тоже. 

Несмотря на всю его предсказуемость, Коэну в очередной раз удается заводить этот магический механизм «дурносміха». Когда ум не омрачает праздника. 

Конечно, герой — с придурью. И поступки у него придурковатые. И шутки соответственно. Ряженому дураку многое позволено и простительно — как Петрушке на базаре. Приглашенный в «Диктатор» гест-стар (ведь не назовем же мы это ролью) Бен Кингсли назвал Коэна Чарли Чаплиным ХХI века. Какой век, такой и «Чаплин». От ассоциаций с «Великим диктатором» и вовсе стоит воздерживаться. Смеховая культура Коэна — прямиком из сортирной неполиткорректности «Южного Парка». Обаяние, правда, персональное. Но и странно было бы ожидать чаплиновских фанфар гуманизма от глупости, смеющейся над глупостью. От игры с культурными кодами, но не с историческими злодеями. 

Но в одном Кингсли прав: Коэн сейчас самый популярный кинокомик планеты. Такая глобальная «веркасердючка». 

«Диктатор» отбивает всю лихо закрученную промокампанию с высыпанием на телезвезду праха Ким Чен Ира на церемонии «Оскара» и экзотическим эскортом на Круазет в минувших Каннах. Заложнику собственной популярности Саше Барону Коэну если куда и податься, то в цари. Это актуально. На фоне закатов ближневосточных патриархов лобовая пародия на диктаторов может сойти даже за исторический памфлет. Пусть и такого водевильного содержания: Диктатор отправляется в просвещенную демократию, чтобы быть там обритым, трудолюбивым и влюбленным. 

Само по себе смешно-то, сатира идет на опережение пафосных исторических драм о Каддафи, например. Логика шоумена верно подсказывает Коэну, что юмор его окончательно оформился для зрителя. Все живые документальные провокации с реальными священниками-психотерапевтами или звездными пати, выросшие из МТВшных шоу, которые Саша Барон вел в костюме репера Али Джи, потеряли свою свежесть. Да, признаться, и важность. 

В предыдущих «Борате» или «Бруно» они служили этакими номерными цирковыми вставками. Клоун выкатывался то на одну неподходящую арену, то на другую. Иногда из-за плохих «актеров» из реальности сюжет скрипел по швам. 

А в «Диктаторе» и вовсе невозможно представить это условное мокьюментери! С какими непосвященными туристами Коэн решил бы разыграть сцену в экскурсионном вертолете над Нью-Йорком, когда двое шахидообразных шутят по поводу 11 сентября? 

Саша Барон и его неизменный режиссер Ларри Чарльз показали, как тем же приемом можно распоряжаться на собственное усмотрение. Проще говоря, написать полноценный железный сценарий «под Коэна». И будет ничуть не менее брутально, если генерал-адмирал будет взасос целовать звезду масштаба Бена Кингсли. Пусть тот и играет предателя Аладина. Никаких боевых потерь оригинальной коэновской вульгарности и едкости у добротно скроенного голливудского «гы-гы, га-га» «Диктатора» не наблюдается. Ну а Барон въехал в большое кино на белом верблюде. 

Законный вопрос — кто дальше? Почти угадала, напророчив Саше Барону Коэну играть рок-звезду… Правда, мне виделся Френк Заппа. Не считая роста, все внешние данные как на заказ. Плюс идеальные для этого героя коэновские темперамент и эксцентрика. Но Коэн выбрал Фредди Меркьюри. Шоу маст (and will) гоу он!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно