Что роднит Ди Каприо с Безруковым?

6 марта, 2014, 18:04 Распечатать Выпуск №8, 6 марта-14 марта

В сегодняшнем Голливуде Лео — государство в государстве. Как Ватикан. Он не только актер-харизма, но и актер-заказчик всех своих киноудовольствий. Если честно, многие последние проекты, в калькуляцию которых включен Лео, далеки от блеска его актерских возможностей. Он стал почитаем, но во всем предсказуемо ожидаем. 

В начале недели (глубокой ночью) стали известны фавориты одной из главных кинопремий мира — "Оскара". Лучшей картиной американские киноакадемики признали "12 лет рабства" режиссера Стива МакКуина. И это первая ожидавшаяся неожиданность. А лучшим актером назвали Мэттью МакКонахи ("Далласский клуб покупателей"). И это — неожиданность вторая. Поскольку пиар-интрига Оскара-2014 была закручена исключительно вокруг Леонардо Ди Каприо и его третьей попытки наконец-то получить вожделенного "Оскара". Но не дали. И правильно сделали. 

Вряд ли боевой легион мировых киноСМИ с единодушным воодушевлением проглотил пилюлю о триумфе "12 лет рабства" на высшей иерархической ступени Оскара-2014. Этот фильм режиссера МакКуина (постановщика лент "Стыд", "Голод") все воспринимали всерьез, отношение к нему было почтительное. Но в основе мотивации "почтение" — не выдающееся художественное достоинство качественной кинодрамы, а исключительно ее тема. Тема — в названии. Рабы и МЫ. 

История чернокожего Соломона Нортала (его играет Чиветель Эджофор), закрутившаяся в 1841 г. и забросившая героя из мирной семейной лагуны в рабский ад (цепи, плантации, садисты, насильники), в общем, эта история тревожно экстраполируется на нравы и умозрение многих современных американцев. Рабство — неизжитый комплекс современных США. Порою доходящая до абсурда политкорректность прорастает своими корнями на тех же "плантациях". 

Именно этот "зов предков" и разбудил многих дремлющих киноакадемиков, решивших поставить "плюсик" напротив данного проекта. В отдельные моменты просмотра действительно клонит в сон: фильм медлителен, сознательно растянут, умеренно нравоучителен, определенно жесток по отношению к господам и трепетно соучастлив по отношению к угнетенным. Это действительно отменная и хорошо сделанная историческая драма, которая могла бы с
пристойным рейтингом пройти на канале ВВС, расщепившись на несколько сериальных сезонов. 

Да уж, взгрустнули киноманы, мечтавшие, чтобы пальму первенства получила "Гравитация" великолепного режиссера Альфонсо Куарона. Фильм уже назван современными классиками "одним из лучших о космосе". И даже если закрыть глаза на виртуозную техническую подоплеку проекта, все равно остается сильная человеческая мелодрама посреди пустой Вселенной. И порой у самых строгих киноскептиков во время просмотра возникает подспудная мысль о том, что даже в открытом космосе безграничная свобода может оказаться ловушкой, капканом. Безысходностью. 

Ожидаемо никакой коврижки не получила на "Оскаре" лента "Афера по-американски", претендовавшая сразу на десять статуэток. Добротный, но все-таки проходной ретро-криминал, вряд ли определявший "тренды" американского кинобизнеса. И отрадно, что не осталась без внимания "Великая красота", как лучший фильм на иностранном языке. Эта лента Паоло Соррентино многими воспринимается как искренний поклон великому итальянскому кино ХХ века. Где когда-то купался в "сладкой жизни" Федерико Феллини, а Лукино Висконти находил великую красоту в любом заброшенном здании Рима. 

...Теперь о главной, так называемой, интриге. Быть или не быть Ди Каприо коронованным "Оскаром"? С третьей попытки. За главную роль в картине Мартина Скорсезе "Волк с Уолл-стрит". 

Как известно, эта черная комедия почтенного мэтра поставлена по мотивам воспоминаний известного нью-йоркского брокера-авантюриста, умудрившегося заработать в 26 лет — аж 50 млн долл. Зовут его Джордан Беллфорт. А играет — Леонардо Ди Каприо. 

В пестрой и успешной биографии режиссера Скорсезе этот фильм воспринимается диковинкой. Почтенный режиссер, и это заметно, фрондирует и хулиганит, как 25-летний режиссер-выскочка. Жаждущий прогнуть под себя изменчивый мир, застолбив в нем место на аллее звезд. Говорят, некоторые киноакадемики уходили после спецпросмотра "Волка" в некой растерянности. Никто не мог поверить, что эта взвинченная, раздерганная, стебная киностилистика — и есть "тот самый Мартин". Уважаемый автор, привыкший вылизывать свои фильмы до дыр. От чего, кстати, они частенько и страдали (как это произошло с "Островом проклятых"). В "Волке с Уолл-стрит" он демонстрирует заданную незавершенность и рыхлость киноповествования, утрированную сбивчивость киноязыка. Возможно, кто-то вспомнит "Славных парней" и похожие "примочки": ритм, закадровый текст. Однако в "Волке" Скорсезе превращает человеческую историю предприимчивого брокера в некое физиологическое безумие биржевого карнавала. В комедию положений, характеров, нравов. 

Это, не пугайтесь, "Ночи в стиле буги" — только наоборот. В "Ночах" раскручен скрытый маховик порноиндустрии, а в "Волке" — ужасы, приколы и аферы фондового рынка. 

Почтенных академиков, конечно же, сложно чем-то удивить. И не такое видали. Но, возможно, в этой картине Скорсезе некоторые из них разглядели жестокую пощечину американскому мифу о деловом мире, заключенном в романтическом образе Уолл-стрит. 

Скорсезе здесь хлещет наотмашь. Он превращает Уолл-стрит в сборище недоумков, сексоманов, аферистов. Это выгребная яма, а не деловой мир. Это грязный притон, где нюхают, пьют, трахаются. И, естественно, лгут ближним и обманывают дальних дураков. 

Вовсе не подспудная, а вызывающая идея этого фильма: здание современного делового мира Америки выстроили аферисты и алкоголики! Сексоманы и наркоманы! Вот и удивляйтесь потом цикличности экономических кризисов, сотрясающих не только Америку, но и весь мир… 

В каком-то смысле, это воинственный и беспощадный фильм-памфлет. В котором Леонардо Ди Каприо (в роли брокера Джордана Белфорта) служит лишь отвлекающим маневром, дорогим зверем, на которого бежит ловец, то есть массовый зритель. 

Но, видно, такая уж судьба у Ди Каприо: "зверем" и дорогой красивой приманкой предписано ему быть в мире кино. Именно этот актер выражает "глянец" многих высокобюджетных проектов, куда он сам себя регулярно распределяет "по блату". Он не изнанка, он — поверхность. Обложка и "фирма". 

В "Волке из Уолл-стрит" именно он — самое слабое звено. Академики оказались правы, обнаружив в этом фильме определенное режиссерское недоразумение в выборе главного актера. На роль юркого авантюриста, по сути, биржевого эквилибриста и фокусника, выбран исполнитель со статусом и имиджем "секретаря партийной организации". Ди Каприо в кадре — чинный и важный, надменный и самодостаточный. Он смотрит на все и всех сверху вниз. А не так, как положено авантюристам: снизу вверх или по всему периметру. Две-три краски — не больше — определяют жизненную потенцию его персонажа: все то же самодовольство, самовлюбленность, ленивая созерцательность. Тот случай, когда хочется стукнуть его кулаком — "Не верю!". И немедленно назначить на эту роль кого-нибудь более подходящего. Наподобие Мэтта Дэймона. Актера гибкого и двусмысленного, нервного и когда надо — сдержанного (вспомните его в "Талантливом мистере Рипли"). 

Однако… Леонардо Ди Каприо сам себя и распределяет на все главные роли, которые ему нравятся. Мемуары брокера он вырвал из рук конкурентов, переплатив за них, сколько понадобилось. 

По сути, в сегодняшнем Голливуде Лео — государство в государстве. Как Ватикан. Он не только актер-харизма, но и актер-заказчик всех своих киноудовольствий. Ничто не может умалить его природного таланта, электрическим током прошибавшего поклонников раннего кино ("Полное затмение", "Жизнь этого парня", "Ромео плюс Джульетта", etc.). Но вместе с потерей нервной юности и облика порочного ангела наступает ожидаемое приобретение — статус "артиста-олигарха". Если честно, многие последние проекты, в калькуляцию которых включен Лео, далеки от блеска его актерских возможностей. Он стал почитаем, но во всем предсказуемо ожидаем. "Дж.Эдгар" — роль как бы с чужого плеча. "Авиатор" (совершенно потрясающий и абсолютно загубленный Лео сюжет о магнате и шизофренике Говарде Хьюзе) — проект в общем ряду. Серийное сотворчество со Скорсезе приносит кассовые сборы, но не дает миру "иного артиста". "Всегда играет одинаково актриса Лия Ахеджакова". Бережное отеческое отношение Скорсезе к этому, уже давно не мальчику, а многоуважаемому голливудскому шкафу, пока только сужает артисту пространство лицедейского маневра. И лишь когда за дело берется гений Тарантино, отхлестав Ди Каприо плетью в "Джанго освобожденном", вот тут и нас начинает бить током. Как в старые добрые времена, Лео оживает, подтягивается, напрягается. И излучает флюиды магнетизма — своего животного актерства. Думаю, это прекрасное свойство в нем дремлет, пока кто-нибудь не разбудит плеткой. 

Очередное фиаско замечательного артиста на главной сходке мировых киноавторитетов показательно и объяснимо. Ди Каприо для американского киносоциума стал кем-то вроде Сергея Безрукова — для киносоциума российского. То есть взрослым мальчиком по имени "Хочу!". Хочу сыграть Великого Гетсби — легко. Понравилась биография Линкольна — ждите премьеры. И так далее. Очередная жизнь замечательных людей по-американски...

Такие как Лео для киноиндустрии любой страны — не только кумиры, но и ситуативные раздражители. Одни поклоняются, другие завидуют. Но они по-прежнему неразборчивы и ненасытны, полагая, что аппетит приходит во время еды… Хотя таким, как Ди Каприо, иногда нужно
объявлять голодовку. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно