Юрий Минзянов: «Тридцать процентов соседских сериалов вообще не доходят до эфира»

28 октября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 42, 28 октября-4 ноября 2005г.
Отправить
Отправить

Продюсера Юрия Минзянова без натяжки можно назвать «фабрикантом грез». Под его руководством отеч...

Продюсера Юрия Минзянова без натяжки можно назвать «фабрикантом грез». Под его руководством отечественная компания Film.ua приложила руку к самым разным телепроектам («Торгаши», «Игры взрослых девочек»), а 190-серийная телесага «Исцеление любовью» произвела рейтинговый переворот… даже на российском ТВ, положив на лопатки вечно «первый» канал Константина Эрнста с долей аудитории около 50%! Господин Минзянов в эксклюзивном интервью «ЗН» поведал о некоторых особенностях отечественной сериальной «кухни».

— Вас не удивили бешеные рейтинги «Исцеления любовью» в России?

— Но сериал идет сегодня и в странах Балтии, Белоруссии, Казахстана, им заинтересовалась даже индийская телекомпания. Получилось, что мы первыми в нашей стране делали такой сложнотехнологический проект, а на освоение процесса ушло несколько месяцев. Главное — четко отлаженную технологию поставить на поток. Я сам и в страшном сне не мог представить себе, что буду заниматься производством мыльных опер…

— А в чем причина рейтингового успеха? В сюжете?

— Безусловно, основой сериала, как показывает жизнь, должен быть сюжет. Чем он разнообразнее, тем дольше можешь ты сидеть у телевизора. А искомые сюжеты вертятся вокруг одного: любовь—ненависть, подлость—героизм, счастье—несчастье. Поэтому здесь можно сказать, что самое главное — это найти адекватный сюжет. Мы искали универсальный вариант. Чтобы он был интересен и молодежной аудитории, и людям старшего поколения. И мы нашли такой сюжет. Сегодня в работе новый длинный сериал под названием «Волчица», который стартует в эфире в следующем году. Лихо закрученный сюжет привлечет, как мне кажется, еще большую молодежную аудиторию, чем в «Исцелении». Главная героиня, молодая 25-летняя женщина, попадает в серьезный жизненный переплет. Я занимаюсь этим проектом вот уже три года. Начинал еще в Москве, когда работал в кинокомпании «Централ Партнершип». Тогда этот проект был 16-серийным. Когда встал вопрос, что делать после «Исцеления», я вспомнил о «Волчице» и, перечитав синопсис, понял, что здесь есть потенциал для 100-серийного фильма.

— Каковы перспективы актерских кастингов в сериалы, если местный действующий потенциал почти исчерпан (только Горянский и Сумская)?

— Безусловно, хорошо работать с профи, таким как Горянский. Но он снимается практически в каждой картине. А хочется открывать и новые имена. Например, одну из главных ролей в новом проекте у нас будет играть Сергей Романюк — актер, который, я считаю, по актерскому потенциалу ничем не уступает Богдану Ступке.

— Что сегодня в запуске в недрах вашей компании?

— Сейчас снимаем экспериментальный проект. По внешним исходным данным это обычный сериал про ментов. Пробуем снять это в жанре комикса, отчасти что-то наподобие американского аналога «Города грехов» Родригеса. До известной степени мы где-то изобретаем свой жанр именно под наш менталитет. Называется «Опер Крюк». Сюжет по романам братьев Аловых. Это раскрученный брэнд в России. Один из авторов — журналист, другой — бывший опер. Они написали около восьми романов, а нами куплено пока два. Это высокобюджетный проект. Будет много спецэффектов, компьютерной графики. На 90 процентов актерский состав наш украинский (только лишь два-три актера московских). В главной роли питерский актер Игорь Лифанов, который себя зарекомендовал в роли колоритных суперменов.

Режиссер — Александр Буденный. Знаете, он даже имеет отношение к знаменитому маршалу Буденному — какой-то очень дальний его родственник.

— Вот где генеалогическое древо проявилось… А где вы нашли нового Буденного?

— Александр закончил институт им. Карпенко-Карого лет восемь назад. Но сегодня молодым пробиться не так просто. А мы твердо решили делать ставку только на молодых. Потому что сегодня производственный цикл настолько сложен и настолько достаточно трудоемок, что только молодые режиссеры могут справиться с такими объемами. Многие талантливые люди просто не в состоянии снять многосерийный фильм. Для этого надо обладать определенными качествами характера. Как-то я увидел совсем молодого парня Сергея Крутина, который сейчас снял четырехсерийную картину «Мертвый, живой, опасный». Когда я пригласил его на эту работу, он был студентом третьего курса, сейчас он уже студент четвертого курса и учится у Михаила Ильенко. Сережа из кинематографической семьи. Папа — Виктор Крутин — был замечательным кинооператором Одесской киностудии, и поэтому Сережа вырос на съемочной площадке. Я буквально увидел его две учебные работы, которые он снял на кинофакультете, и почувствовал, что этот человек созрел для большой работы. С тем же Крутиным в следующем году собираемся делать прокатное кино. Еще у нас страшный дефицит режиссеров детского кино. Их просто нет! Раньше был Шерстобитов. Были другие режиссеры, снимали на студии Довженко. И вот на «Прологе» я увидел молодого человека, который снял детскую короткометражную картину, и понял — он болеет детским кинематографом, он заражен вирусом детского кино. Его зовут Руслан Барабаш. Сейчас мы с ним снимаем детский юмористический киножурнал — сериал «Переменка».

— Если сформулировать вопрос просто и в лоб: с какими проблемами сегодня чаще всего сталкивается украинский сериалопроизводитель? Только ли с финансовыми?

— Прожорливый телерынок быстро растет. Необходимо огромное количество сериалов, для этого требуется очень много талантов, которые одновременно являлись бы профессионалами в разных областях. Но их катастрофически не хватает. Очень не хватает сценаристов. Бывает, найдешь интересную тему, появляется интересная идея, но работать над ней не можем по причине отсутствия хорошего драматурга. Мы смогли сделать сложнотехнологический проект «Исцеление любовью», но пришлось обращаться к проверенным сценарным группам москвичей, которые работали над «Ундиной» и над «Воровкой». Они уже достаточно в этом горниле повертелись. Сегодня возникла необходимость в организации двухгодичных курсов кинодраматургов. Нужны пишущие люди с жизненным опытом. А как сделать, чтобы они овладели сценарным ремеслом, это уже наша забота. С режиссерами тоже решаем вопрос. Самое слабое место у молодых режиссеров — работа с актерами. В институтах у нас мало уделяют внимания именно этому аспекту, мало педагогов, работающих в этом направлении, и случается так, что приходит готовый режиссер с дипломом, который хочет снимать кино, и видно, как он робеет перед актерами и не знает, как объяснить им актерскую задачу.

— Какой процент уже готовой сериальной продукции сегодня может оставаться за бортом эфира по причине непосредственно качества?

— Все определяет продюсерское чутье. 30 процентов снимаемых российских сериалов вообще не доходят до эфира и не выдерживают конкуренции, т.е. тех требований к качеству, которые нужны сегодня. Нормальный продюсер понимает, что он должен угадать зрительский интерес на год вперед. Если угадал, что через год будет спрос на этот сериал — ты на коне! Телевизионная продукция имеет жесткие законы, сериал непросто снять, но еще сложнее продать. Весь доход от сериала складывается от продажи — определенную сумму стоит премьерный показ, последующие — меньшую. Сериал сегодня стоит примерно 70—90 тыс. долл. за серию. Он окупается в два-три показа. Если сериал более-менее приличный, он будет приносить прибыль несколько лет. Фильм «Игры взрослых девочек» успешно прошел по каналу «Россия», и они купили еще три показа, кроме этого, сериал заинтересовал западных дистрибьютеров, таким образом, проект полностью окупился, и теперь работает на прибыль.

Приятно, когда сообщили, что некий израильский телеканал купил «Игры…» и у них был за всю историю этого канала самый высокий рейтинг. То же «Исцеление» с успехом идет в Израиле.

— Но ведь этот сериал часто критиковали здесь, в Украине…

— Когда звонят и говорят: мол, да что там «Исцеление» — история высосана из пальца и диалоги к тому же плохие... Это задевает. Но при этом я говорю, что мы только выполняем свою миссию: делаем кино для широкого зрителя. Почему сейчас сериалы дико востребованны? Потому что они предлагают модели поведения, ведь зритель всегда себя идентифицирует с героем. Как хорошо сказал один из сериальных продюсеров: мы сегодня не марципаны делаем, мы делаем хлеб, и сегодня хлеб уходит, как в голодное время.

А я дополню, телеканал — это сбалансированное питание. Нужен стране хлеб — мы даем хлеб, понадобятся марципаны — будем делать марципаны.

У нас зритель всегда любил фильмы Гайдая, а критики эти комедии игнорировали и писали, что это низменный жанр.

— Наверное, мини-сериалы — менее выгодный формат: эфиров кот наплакал, а затрат немало…

— Что касается мини-сериалов, то самый востребованный жанр —криминальная мелодрама, у нас это «Банкирши» (восемь серий), режиссер Андрей Бенкендорф. Премьера на следующей неделе на телеканале «Интер». А в России фильм уже прошел с очень неплохими рейтингами, достойно боролся с блокбастером Первого канала «Охота на изюбря».

Еще зритель хочет смотреть комедии. Отсюда успех «Няни» и «Не родись красивой». Мы тоже сняли мини-сериал в жанре романтической комедии — «Торгаши», премьерный показ в России еще впереди. Но комедия — сложный жанр…

Совсем недавно я думал, что зритель «накушался» «пиф-пафом», надоели разборки, бандюганы, мне казалось, что человек садится перед телевизором и хочет получить порцию положительных эмоций, увидеть жизненную историю. А потом, увидев рейтинги, оказалось, что по-прежнему есть интерес и к криминальным фильмам, и они дают очень высокие рейтинги.

— И кто смотрит чаще всего криминальные фильмы — молодежь, подростки?

— Проводили социологию, и были удивлены: процент женщин, смотрящих криминальный жанр, больший, чем мужчин! Наверное, женщины хотят видеть красивых героических мужчин…

— В этом году, можно сказать, зрителей волновала любовь, они «исцелялись». Что их привлечет в будущем?

— Инопланетяне. Похищение людей инопланетянами.

— Серьезно?

— Абсолютно. Собираемся снимать об этом фильм. Хотя там, наверное, больше про человеческие отношения. Еще будет сложнопостановочный военный детектив о СМЕРШе. Но не обычный детектив, а с элементами фильмов ужасов. Я даже жанр новый придумал — «военный хоррор».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК