Юджин Чаплин: "Однажды в наш дом явился какой-то русский с медведем"

13 апреля, 17:30 Распечатать Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля

Сын Чарли Чаплина иногда называл отца "тираном", перфекционистом, "мучителем" молодого Марлона Брандо.

© Béres Attila

Сын гениального Чарли Чаплина — Юджин Чаплин — рассказал о своей работе с Дэвидом Боуи и Фреди Меркьюри, а также поделился мыслями насчет протестов против использования животных в цирке. 

Юджин Чаплин приехал в Одессу как званый гость — в качестве члена жюри международного фестиваля клоунов и мимов "Комедиада". Формат фестиваля как раз и предполагает визит такого человека, который максимально привлекает внимание и зрителей, и участников, и СМИ. Юджину Чаплину — 65. Он пятый ребенок Чарли Чаплина и Юны О'Нил. Родился в Лозанне в 1953-м. Семья Чаплина в середине ХХ века как раз и обитала в Швейцарии. Впоследствии Юджин обучался в Лондонской королевской академии драматического искусства, работал в Женевской опере, в театре Ковент-Гарден. Его увлекало и продюсирование постановок, и звукорежиссура — как виртуозное художественное, а не только техническое ремесло. В разных интервью он неоднократно рассказывал о своем великом отце, о том, как он был строг с детьми, о том, каким запомнил его на съемочной площадке фильма "Графиня из Гонконга". Иногда Юджин называл отца "тираном", перфекционистом, "мучителем" молодого Марлона Брандо.

— Юджин, вы окончили знаменитую Королевскую академию драматического искусства в Лондоне, став менеджером сцены. Что "уберегло" вас от искушения продолжить знаменитую актерскую династию? 

— Почти все мои многочисленные браться и сестры стали актерами. Но меня эта профессия никогда не привлекала. Может, потому, что всегда был тихим и стеснительным мальчиком? А артист должен быть экстравертом. 

К тому же довольно быстро понял, что власть в театре принадлежит вовсе не актерам, а режиссерам. 

— И все-таки вы выбрали театр, а не кино? 

— Меня всегда привлекал театр. Нравилось, когда на сцене много людей, много музыки, красивые декорации. Моим первым спектаклем после окончания академии была опера Гектора Берлиоза "Троянцы" в "Ковент-Гарден". 

Представляете, в нем было занято 150 артистов, и я, можно сказать, управлял всеми ими, подсказывал, когда кому выходить на сцену, когда возвращаться за кулисы

Правда, когда я начал работать в театре, уже наступила эпоха минимализма, многое упростилось, часто постановщики обходятся без занавеса, декорацией же может быть один стул.

 Но все равно работа в театре — прекрасный опыт.

— В свое время вы работали с легендарным балетмейстером Джорджем Баланчином. Какие остались впечатления? 

— В Женевской опере, где я работал после Лондона, а Баланчин ставил балет Прокофьева "Ромео и Джульетта". Мне тогда было 20 лет, я был из "поколения Вудстока". Естественно, не любил классическую музыку. Но то, что делал Баланчин, перевернула мои представления о классике! 

Оказалось, что классический балет может быть очень увлекательным зрелищем. Это был настоящий модерн, который заставил меня немного думать и иначе смотреть на мир. 

— "Ковент-Гарден", Женевская опера. Прославленные театры, престижные места работы. А вы уходите в мало кому известную студию звукозаписи Mountain! Неужели предвидели, что вскоре эта студия станет насколько популярной, что ее купит рок-группа Queen?! 

— Как я мог это предвидеть, когда студия тогда только открывалась? Скажу больше: на тот момент я вообще не имел понятия о звукозаписи! Мне просто нужна была работа. Конечно, повезло, что первыми клиентами оказались Rolling Stones.

Полгода работы с такими музыкантами, как Мик Джаггер, Кит Ричардс, Чарли Уоттс стали потрясающей школой!

— Вам приходилось ставить звук на концертах крупнейших мастеров — Эллы Фитцджеральд, Диззи Гиллеспи, Каунта Бэйси. Как с ними работалось? 

— Это были прекрасные мастера. Но самые сильные впечатления у меня от Дэвида Боуи. Мне было 14 или 15 лет, когда стал членом в фан-клуба Боуи — единственный раз в жизни. 

Хорошо помню момент нашего знакомства. Рано утром, когда студия была еще закрыта, кто-то постучал в дверь и спросил, можно ли войти… 

— Извините, — ответил я, — но мы открываемся позже. 

Незнакомец еще некоторое время потоптался у двери, а потом говорит: 

— Так я — Дэвид Боуи! 

Мы с ним вскоре очень подружились.

Как-то мы работали в студии в мой день рождения. В перерыве я позвал всех его отметить. Были там Фредди Меркьюри и Дэвид Боуи. На тот момент они еще не были близко знакомы, но потом уединились и за вечер и ночь написали песню Under Pressure. 

— … которая сразу же заняла первое место в британских чартах. Так вас можно назвать "крестным отцом" этой знаменитой песни?

— Ну, не совсем. Просто порою происходит так, что ты оказываешься в нужном месте и в нужное время. 

— Вы не раз говорили, что качество звука имеет большое значение, но чувства гораздо важнее. 

— Музыка — продукт творчества человека. Даже если человек при исполнении немного ошибется, все равно это придаст записи особое звучание. 

Сейчас при помощи компьютера можно делать просто идеальный звук. Но он будет неживым, не человеческим.

У моего отца была близкая подруга, Клара Хаскил. Она часто бывала у нас дома, и для меня до сих пор является образцом музыканта. У нее был артрит, поэтому она играла практически ровными пальцами, отчего возникал совершенно особый, неповторимый звук.

— Сейчас ваша деятельность, в основном, связана с цирковым искусством. Как давно цирк вошел в вашу жизнь? 

— Когда я был маленький, то цирк часто приезжал в город Веве (тогда мы жили в Швейцарии). Папа всегда меня брал с собой на представления. И очень часто после спектакля он приглашал цирковых актеров к нам в гости. Они приходили с обезьянами, крокодилами. Однажды, помню, какой-то русский пришел к нам с медведем. 

Меня, маленького, поражало то, что я только что видел этих артистов на манеже, а тут они приходят к тебе домой и оказываются "обычными людьми". Да еще вокруг и животные! Это было очень классно… 

— Как относитесь к протестам против использования в цирке животных? Эта тема сегодня очень актуальна!

— Надо понимать, что есть большая разница между тем, как животные попадали в цирк прежде и сейчас. Раньше чаще всего ехали в Африку, покупали там диких животных, привозили их в цирк, где животным приходилось привыкать жить в условиях неволи. Но сейчас многие животные рождаются и растут в зоопарках, в цирках. Так что этот вопрос не стоит так остро. 

По крайней мере, в цивилизованных цирках Европы для животных созданы прямо таки "человеческие" условия содержания. 

Кроме того, подумайте, где еще дети могут увидеть живого слона или тигра? Только в зоопарке или в цирке. Я, например, слона в природе никогда не видел! 

— При всей банальности этого вопроса, странно, если бы я не поинтересовался вашими впечатлениями от Одессы, "Комедиады"… 

— На Одесском фестивале происходит много интересных событий, кроме концертов и конкурса молодых артистов. Мне понравилось, что здесь много мастер-классов. Интересно работать в жюри и смотреть на яркие номера. Трудным было только одно — ставить оценки исполнителям. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно