В ГОСТЯХ У УКРАИНЦЕВ УЗБЕКИСТАНА

31 января, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 5, 31 января-7 февраля 1997г.
Отправить
Отправить

Их в этой южной и далекой от нас республике насчитывается около трехсот тысяч. В разные годы и по р...

Их в этой южной и далекой от нас республике насчитывается около трехсот тысяч. В разные годы и по разным причинам украинцы селились по берегам могучей Аму-Дарьи, что прорезает унылую равнину пустыни Кара-Кум, в новых индустриальных центрах, ориентированных на добычу газа и нефти (Газли, навои, Бухара).

Большое количество украинских детей попало в Ташкент в первые месяцы второй мировой войны. Я отчетливо и навсегда запомнил огромную площадь железнодорожного вокзала, мощенную булыжником, присыпанную вездесущей желтой ташкентской пылью. Ступить было некуда. Повсюду на камнях сидели, лежали сотни и сотни женщин с детьми, старики и старухи, обнимающие разноцветные узлы. Они разжигали потрепанные примусы и керосинки, что-то помешивали в закопченных котелках или чайниках. Худые, озабоченные лица обожгло лютое летнее солнце, и во всех глазах читалось отчаяние.

Тогда ташкентцев обязали взять на постой по семье, а у нас в только что покрытом крышей доме пригодных для проживания оказалось три помещения. Вместе с соседями мы отправились на вокзал «выбирать» себе постояльцев. Приглянулась молодая женщина с двумя детьми из Винницы и старик с внучкой из-под Полтавы. Эти двое особенно разволновали маму рассказами о чистоструйной Ворскле, о поле исторической Полтавской битвы. Мой дед по матери Яременко Петр Мартенианович родился в тех краях. В полтавской земле упокоились его родители.

Дом наш, опустевший и грустный после ухода папы на фронт, оживился певучим украинским говором, возней не признающей войны детворы. Игрушки мои и сестренки стали общими. Взрослые же принялись корчевать только что посаженный сад и на всей территории и на улице по обочинам арыков стали организовывать огород, сажать картофель, репу, капусту, свеклу. надо было готовиться к зиме, надо было жить...

Старик-полтавчанин - может, он казался мне тогда стариком? - обнаружив в нашей комнате пианино, стал понуждать меня подбирать мелодии украинских песен. неожиданно открылось, что неплохо владеет гитарой мама. грустные захватывающе-мелодичные песни «чорнії очі», «Дивлюсь я на небо» собирали по вечерам в нашу комнату, тускло освещавшуюся чадящим светом коптилки, все население дома. Часто к нам присоединялись соседи: армянская семья и узбеки. Все жаждали общения, душевного тепла.

Первые уроки музыки тоже давала мне наша соседка Галина Васильевна Степанцова. Мог ли я тогда представить, что стану народным артистом Украины? Руки свои не берег, много работал по дому. Осенью, сидя на чердаке, самоотверженно лущил жесткие, как абразивный камень, початки кукурузы, выбивал из колючих, пересохших головок подсолнечника шуршащие семечки и, конечно, расцарапывал пальцы до крови. И сегодня, когда кисти рук тронет загар, проявляются белые следы ссадин и язвочек.

Раз в месяц в дом приносили общественные жернова, купленные в складчину всей улицей. Под нижний тяжелый камень я подстилал свежевыстиранную простыню, а верхний камень, напоминающий огромную шляпку гриба, часами вращал, дергая за деревянный колышек. В центральное отверстие сыпешь зерно, а из боковых щелей падает мука или кукурузная крупчатка. Ее мы ценили особо. Каша получалась отменная. Страшно надоедала нам тогда «затируха» - похлебка из обжаренной муки с водой. Ее мы ели дома и на уроках в школьном буфете, наполняя пол-литровые банки во время большой перемены.

За пять лет войны кто только не жил у нас. Помню болезненно желтые, припухшие лица ленинградцев, их страшные, казавшиеся неправдоподобными рассказы. Мама горько плакала и выносила из погреба неприкосновенные запасы: «Боже мой, Боже мой, что люди пережили!»

Летом 41-го с вокзальной площади в ташкентский детский дом забрали худющего мальчонку с покалеченной кистью левой руки, побывавшей в железных челюстях эвакуационной теплушки. Мы встретились и подружились в 60-е, когда работали преподавателями музыкальной школы в поселке ТашГРЭСа. Мой тезка Станислав Мансуров-Ковригенко в детдоме выучился играть на трубе, а потом проявил большие способности к разнообразной работе как организатор. Я уехал во вновь открытую консерваторию в Донецк, а он руководил музыкальной школой, художественным училищем, а ныне возглавил Украинский культурный центр республики Узбекистан «Батьківщина». Созданный в сентябре 1993 года центр работает со всеми поколениями «узбекских украинцев», проживающих в республике. Заметными событиями стали вечера славянской письменности и украинской песни, встреча с Президентом Украины Л.Д.Кучмой. Самые тесные контакты установились с посольством Украины в Узбекистане.

Посол В.И.Сметанин по поручению правительства Украины вручил старейшинам украинского центра памятные знаки «50 лет освобождения Украины». Центр функционирует под патронажем президента Узбекистана И.Каримова, который, высоко оценивая деятельность «Батьківщини», наградил Мансурова-Ковригенко орденом «Дустлик» («Дружба»).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК