Украинский пейзаж, украденное счастье

20 апреля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск № 15, 20 апреля-27 апреля 2007г.
Отправить
Отправить

Избранные хроники громких музейных хищений Видимо, какая-то «новая волна» резонансных музейных ограблений накрыла страну...

Избранные хроники громких музейных хищений

Видимо, какая-то «новая волна» резонансных музейных ограблений накрыла страну. Совсем недавно похищена бесценная работа И.Репина в Тернополе. Чуть раньше пострадали галереи Одессы, Севастополя, Яготина… Даже в доме-музее известного драматурга А.Корнейчука (в Плютах, под Киевом) преступники облюбовали бесценные полотна украинских живописцев.

Не секрет, что в Украине кражи часто происходят по причине очевидного несоблюдения правил безопасности: из-за отсутствия сигнализации или охраны, из-за обычной халатности музейщиков, в конце концов. К тому же у нас по-прежнему больной вопрос — практика страхования произведений искусства, стоимость которых часто достигает сотен тысяч, а то и миллионов долларов.

Стратегия и тактика «криминально-живописного бизнеса» — отдельная тема. А в данном случае руководители некоторых пострадавших музеев по просьбе «ЗН» попытались ответить на вопросы: о нынешних тенденциях «художественных» интересов злоумышленников; о правовых аспектах данной проблемы, которые требуют незамедлительной реализации; о главных трудностях, с которыми сталкиваются в своей работе отечественные музейщики — ввиду традиционного мизерного финансирования, отсутствия страховки и присутствия остальных текущих сложностей.

Репин пострадал из-за неуплаты
за сигнализацию

В начале апреля 2007 года СМИ облетела тревожная весть о том, что из зала Тернопольского областного художественного музея украдена картина Ильи Репина «Украинский пейзаж». Эта работа оценивается примерно в 1—2 млн. долларов. Сигнализация в музее за неуплату была отключена еще несколько месяцев назад! И злоумышленники воспользовались ситуацией, когда служащие музея оказывали помощь пожилой сотруднице, которой внезапно стало плохо…

Для многих по сей день остается загадкой, как можно было средь бела дня незаметно вынести из музея полотно размером 21 на 47 см в массивной раме? Несколько лет назад при подобных обстоятельствах из зала этого же музея двое парней выкрали этюд И.Шишкина «Лесное кладбище».

— Если говорить об интересе злоумышленников к определенным направлениям в искусстве, то у нас довольно четко прослеживается тенденция, — говорит директор Тернопольского областного художественного музея Игорь Дуда. — Например, три года назад приблизительно в это же время у нас украли этюд И.Шишкина, а совсем недавно — работу И.Репина. На лицо интерес злоумышленников именно к картинам известных русских художников. Полагаю, что «Украинский пейзаж» уже давно вывезен из Тернополя — или в Киев, или в Москву, или куда-нибудь дальше.

В случае с Репиным г-н Дуда никого персонально не подозревает, личного расследования не проводит. Этим сейчас активно занимаются правоохранительные органы. «Я же просто могу сделать лишь некоторые предварительные выводы, — говорит Игорь Никитович. — Кража была заказной, и ее география не ограничивается лишь Тернополем».

Что поражает — кража произошла в момент, когда в выставочном зале проводились экскурсии и присутствовало много музейных работников, однако в определенный момент один злоумышленник начал отвлекать персонал, а второй, воспользовавшись этим, буквально за секунды срезал этюд и спрятал его под плащ.

— Могу сравнить наш государственный музей с другими охраняемыми учреждениями, только частной формы собственности. Например, банки или магазины по продаже мобильных телефонов имеют сигнализацию, систему видеонаблюдения, организованную охрану... У нас же еще не до конца урегулированная сигнализация, в связи с чем и были украдены два ценных полотна. Что же касается страховки, то в украинских государственных музеях такой практики пока не существует. На это нужны большие средства, а откуда их взять?

Впрочем, несмотря на неприятные моменты, связанные с воровством шедевров, в целом директор Тернопольского музея на жизнь не жалуется, отмечает тенденцию к улучшению финансирования музея, говорит, что самые тяжелые времена уже позади. Хотя и сейчас музеи финансируются лишь по двум статьям — заработная плата и коммунальные услуги. А на все остальное средства надо находить.

— Наш музей сейчас работает в нормальном ритме, говорит г-н Дуда. — У нас по-прежнему есть на что посмотреть. Конечно, картина Репина была жемчужиной музейной экспозиции. Великий художник работал над ней в течение шестнадцати лет. Вообще, Репин у нас был представлен только одним полотном.

«Операция «Ы» по-яготински

Переполох, связанный с недавним хищением 33 картин известных украинских мастеров (Николая Глущенко, Татьяны Яблонской, Сергея Шишко, Ивана Ижакевича, Василия Забашты, Василия Непийпива, Михаила Хмелько и других) для сотрудников Яготинской картинной галереи, кажется, теперь позади. Спустя два месяца после ограбления все работы (кроме одной — «В Голосиево» Сергея Шишко) были найдены правоохранительными органами. Тем не менее, в апреле прошлого года провинциальный Яготин Киевской области «пропиарился» на всю страну. В отличие от Тернополя, кража здесь случилась ночью. Грабители проникли в музей, воспользовавшись тем, что после трех часов ночи в городе отключается уличное освещение. Перепилив решетку на окне первого этажа, злоумышленники беспрепятственно проникли в музей. Из-за отсутствия средств сигнализация не была установлена вовсе, а вместо специальной охраны галерею берегла бабушка-пенсионерка. Почему-то вспоминается гайдаевская «Операция «Ы»... Оказывается, за десять дней до ограбления в Яготине появились приезжие, этакие «ценители прекрасного», которые активно интересовались, где можно купить картины. Причем непосредственный интерес они проявляли к местной галерее. Впоследствии на дознании одного из них опознали … И за два месяца почти все картины вернули на законное место. Преступники оказались далеки от искусства — «творили» исключительно ради денег.

— Я работаю в музее не так давно и за это время галерею ограбили только один раз, — вспоминает директор Яготинской картинной галереи Вера Кольга. — Поэтому трудно сказать, что именно интересует злоумышленников. Но те полотна, которые у нас были вынесены, относятся к классике украинской живописи. Очевидно, классика по-прежнему в цене на черном картинном рынке. Точную цену похищенных полотен в денежном эквиваленте назвать не могу, это порядка нескольких сотен тысяч долларов. Люди в погонах постарались, при мизерном финансировании и отсутствии командировочных сотрудники милиции мотались по командировкам за 500 километров, даже залезая в долги, пока не нашли работы в Хмельницкой области.

Что касается правовых аспектов данного вопроса, то надо усовершенствовать закон о музейном деле и ряд других нормативных актов. А чтобы все инструкции исполнялись практически: в первую очередь — выделять деньги на усиление музейной охраны... Раньше для музея в Яготине в бюджете не было заложено даже 10 гривен на фотопленку, чтобы сделать фотоопись находящихся у нас шедевров! И только после ограбления за считанные дни деньги нашлись не только на фотопленку, но и на современную систему сигнализации.

Вера Ивановна Кольга, как и директор Тернопольского музея, говорит об отсутствии практики страхования работ украинских художников. Сетует также, что музей нуждается в финансовой помощи: давно нужно сделать ремонт как внешнего, так и внутреннего фасада музея, а для поддержания качества произведений искусства нужно постоянно проводить реставрационные работы. Отсутствие средств делает украинские музеи особо уязвимыми. Ведь только некоторые картины из похищенных в Яготине оказались случайно заснятыми на любительских фото. Любопытно, что в Яготине не взяли ни одной картины Катерины Билокур. Директор объясняет это тем, что все картины Билокур очень известны — выпущены буклеты, альбомы. Возможно, у злоумышленников была надежда на то, что никто не узнает почерк остальных украинских художников.

Преступление с «видом» на море

Два года назад не повезло и маринисту Айвазовскому. В ночь на 20 июня 2005 года подлинник его картины «Морской вид» был похищен из Одесского художественного музея. Преступники, вынув оконное стекло, через решетку проникли в помещение экспозиционного зала, который расположен на втором этаже музея. Правда, похитители недолго любовались морским пейзажем. Уже 23 января 2006 года милиция Кировоградской области задержала подозреваемого, который, спрятав под сидение полотно, радостно путешествовал с ним в своем автомобиле. За этим последовало и задержание подельника, и дальнейшие сенсационные разоблачения... Оказывается, у этих двух грабителей милиция изъяла более 25 раритетов. Их маневры были поставлены на конвейер! Эти господа слыли ворами международного масштаба. Кроме Одесского художественного музея они грабили музеи России, Польши, Франции, Италии и Швейцарии, совершив более 20 краж в галереях этих стран.

— Так называемый «живописно-воровской» процесс совершенно не стихийный и не сумбурный, — уверена директор Одесского художественного музея Наталья Полищук. — Эти кражи происходят либо по заказу, либо там, где произведения искусства уж очень «плохо лежат». Причем иногда, к сожалению, это не зависит от качества охраны музеев. Потому как на каждую совершенную меру безопасности найдется еще более достойная контрмера. Эти «ловкачи» все равно что-то придумают. Ведь у нас все было как следует — и сигнализация, и охрана, однако они умудрились увидеть то, чего мы сами не видели на протяжении всей нашей работы в музее: достать работу можно и через решетку, вынув окно. «Морской пейзаж» И. Айвазовского оценивается сейчас в 200 тыс. долларов. Наше счастье, что так оперативно сработали правоохранители. Хотя эту картину искали даже через Интерпол.

Сейчас в Одесском музее установлена новая сигнализация... Директор Наталья Полищук солидарна со своими коллегами: практика страхования картин в Украине еще не введена, так как это большие деньги и неизвестно, из какого кармана их выделят.

— Государство может сделать единственное полезное дело — усилить ряды правоохранительных органов, — продолжает г-жа Полищук. — Знаете, в 2005-м я была во Франции и говорила тамошним музейщикам о наболевшем: вот у нас украли работу и нам хуже всех… А они мне говорят: «Вы думаете, у нас работы не крадут?» Хотя с финансированием у них дело обстоит на порядок лучше. В последнее время нам идут навстречу и по возможности деньги выделяются и на ремонты, и на реставрационные работы. Сейчас у нас начало подмокать само здание музея, поэтому будем заниматься разработкой системы водоотвода.

Кстати…

География музейных краж не знает границ. И что удивительно — самые крупные хищения происходят, как правило, в таких благополучных и законопослушных странах, как Германия, Нидерланды, Великобритания, Швеция. Этот промысел, к слову, старинный — одно из самых известных преступлений такого рода датируется еще 1473 годом. Эта была работа Ханса Мемлинга «Страшный суд», заказанная для украшения домовой церкви рода Медичи во Флоренции, которую переправляли на корабле. А самое известное преступление ХХ века — это кража знаменитой «Джоконды» кисти Леонардо да Винчи в 1911 году. По неполным данным, в розыске сейчас находится около 500 работ Пикассо, 250 — Шагала, более 200 — Ренуара, полсотни картин Ван Гога, сотни произведений Дали. Согласно общемировой статистике, правоохранительные органы, как правило, обнаруживают лишь одно из десяти похищенных полотен, а черный рынок произведений искусства занимает стабильное четвертое место в рейтинге наиболее прибыльных сфер преступной деятельности (после наркотиков, оружия и отмывания денег).

Комментарий

«Красть из музеев невыгодно…»

— К сожалению, в последнее время происходит некое «раздувание» материальной ценности произведений, — комментирует криминально-художественную ситуацию директор Музея русского искусства Юрий ВАКУЛЕНКО. — Поэтому людям необразованным сразу видятся кругленькие доллары. Но ведь красть-то из музеев невыгодно! Ибо результат не стоит тех денег, которые преступники хотят получить. Работа, украденная из музея, вечно находится в уголовном розыске. Да-да… Те 600 работ, которые были вывезены еще во время войны, до сих пор под прицелом Интерпола. Поэтому и в Одессе, и в Яготине, и в Севастополе украденные работы обязательно бы нашли. Уверен, что и Репина в Тернополь обязательно вернут. 90% краж раскрывается. А возбужденное уголовное дело тянется, пока не закроется. Несмотря на это, кражи все равно происходят. Хотя по сравнению с Россией мы в хорошем смысле отстаем.

Правда и то, что наше государство не выделяет достаточно средств на хранение культурных ценностей. Ну ладно, «нас выживают» в плане зарплаты, постоянно «наезжают» на помещения, расположенные во «вкусных» местах города. Но ведь в музее хранятся государственные ценности! Да, нам повезло, что являемся одним из ведущих музеев и имеем возможность выделять часть средств на собственную безопасность. В Музее русского искусства серьезное видеонаблюдение и мгновенная реакция на любую попытку неадекватного поведения, то есть две минуты — и бригада ОМОНа уже здесь. Но ведь основные кражи совершаются на периферии, где нет средств на сигнализацию. А дальше все развивается уже по нашему «славянскому» варианту... В том же Яготинском музее были украдены 33 работы и только после этого музей сразу был поставлен на сигнализацию. Неразумно и преступно предлагать музеям продавать некоторые работы, чтобы технически себя обеспечивать. Ни в одной стране мира такого нет, чтобы государственные музеи сами могли распоряжаться своей собственностью. К тому же музей — не только хранитель древности. Это научно-просветительское учреждение. Почему-то об этой его ипостаси многие забывают. Здесь много материалов, которые надо постоянно изучать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК