Потусторонние голоса

02 апреля, 2021, 13:43 Распечатать
Отправить
Отправить

О чем говорят те, кто остался в оккупации?

Потусторонние голоса
Скриншот

Подавляющее большинство проживающих на оккупированных территориях не видят своего будущего в Украине. Многие порвали с Украиной официально и получили российские паспорта с маркировкой, которую никто в мире не признает.

Россия вырывает этих людей с корнями и пересаживает на свои экономические, культурные, социальные и электоральные поля, удобряя пропагандой из зомбоящика. В этом году в первый класс пойдут дети, родившиеся уже в оккупации. В вузы поступят те, кто социализировался и получил среднее образование под присмотром двуглавого орла и портрета Владимира Путина на стенах классов. А большинство взрослых по ту сторону, как показывает социология, видят себя частью России. Они убеждены, что Крым — российский, Россия — не агрессор, а в Украине — внутренний конфликт.

Владимир Зеленский — первый президент Украины, для которого люди на оккупированных территориях важнее самих территорий — призывал людей в оккупации не смотреть РашаТВ. Но они вряд ли примут совет от человека, уровень доверия которого на оккупированных территориях в рамках ниже статистической погрешности.

Несмотря на все усилия Украины и партнеров найти мирное решение конфликта, вооруженная агрессия продолжается и количество ее жертв ежедневно растет. Около полутора миллионов человек из Крыма и Донбасса стали переселенцами. Но все ли, кто хотел уехать, уехали?

Сегодня на ZN.UA показ премьерной серии украинского мультфильма из социального некоммерческого проекта «Всі, хто хотіли, поїхали?». Выйдет десять документальных анимационных короткометражек о людях, оставшихся жить на временно оккупированных территориях. Для кого то-то эти истории, основанные на реальных событиях, могут стать маяком. Но не таким, к которому нужно идти, а притягательным светом мощного прожектора, простреливающим темную гладь человеческого непонимания или недопонимания.

О героях и героинях, смыслах и форме проекта ZN.UA поговорило с консультантом проекта, менеджером по адвокации Центра прав людей ZMINA Аленой Лунёвой и продюсером Елизаветой Сокуренко.

Алёна Лунёва
Алёна Лунёва
Елизавета Сокуренко
Елизавета Сокуренко

Многие уехали из оккупации, но потом вернулись. И скорее потому, что их не сильно хорошо приняли. Еще больше уехало, чтобы никогда не возвращаться. Почему вы решили рассказать о тех, кто остался?

Алена Лунёва: Важно исходить из ответа на вопрос «За что мы воюем семь лет?». У меня есть гипотеза, что украинцы ответят: «И за людей, и за территории». Мы решили показать тех, за кого мы воюем. Ведь у нас нет ответа на вопрос: «Что было бы, если бы все покинули оккупированные территории?».

Елизавета Сокуренко: Их голоса, по понятным причинам, мы почти не слышим. Прежде всего из-за безопасности. Мы не знаем историй, как и чем они живут. Но это наши сограждане, и важно, чтобы их голоса звучали, а мы могли о них узнать, не обрывая связь. За эти семь лет люди по обе стороны границы с временно оккупированными Крымом и Донбассом исчерпали запасы сочувствия и эмпатии. И эта эмоциональная граница все больше напоминает настоящую.

А.Л.: У большинства тех, кто живет в оккупации, нет никаких политических причин оставаться. Фразу «Ну кому мы там нужны?» я много лет слышу от тех, кто так и не решился выехать на свободную территорию Украины. Наше государство, к сожалению, не может и никогда не могло помочь людям начать жизнь с нуля после их выезда из Крыма или ОРДЛО. Об этом нужно честно говорить. С другой стороны — принято считать, что все, кто решил остаться жить на оккупированных территориях, поддержали оккупацию и именно поэтому остались. Мы показываем, что это обобщение несправедливо.

Трейлер

Исследование ZN.UA и Украинского института будущего показало, что подавляющее большинство жителей оккупированных территорий считают, что Крымроссийский, Россияне агрессор, а в Украиневнутренний конфликт. Как смотреть ваши мультфильмы, зная, что люди по ту сторону видят себя частью РФ?

А.Л.: Я не согласна с утверждением про «большинство». Любые количественные исследования на оккупированных территориях имеют свои ограничения, продиктованные вопросами безопасности. Если честные свободные выборы там невозможны, то как возможна честная и надежная социология? Нашей целевой аудиторией все же являются жители подконтрольных территорий. Мультфильмы призваны показать в том числе нашим чиновникам, что люди в оккупации в первую очередь — люди. Важно, чтобы те, кто посмотрит мультфильмы, увидели и поняли абсолютно реальных, живых, разных людей, живущих на оккупированных территориях.

Е.С.: Мы хотели показать людей, по тем или иным причинам оставшихся в оккупации, среди миллионов которых есть и «любители путина» — и их показывают российские СМИ. Есть герои, активно и публично проявляющие свою проукраинскую позицию, которая может стоить им жизни. И о таких людях регулярно пишут украинские СМИ. А вот истории простых людей обычно не показывают. И мы решили заполнить эту лакуну.

А.Л.: Есть кризис эмпатии и гуманизма по отношению к людям, которые живут в оккупации. Скорее в СМИ скажут, что они получают две пенсии, чем то, что им нужна дополнительная помощь.

Во время создания мультфильмов нам было очень непросто найти баланс между содержанием и формой, между большой идеей и задачей сделать видео таким, чтоб его было интересно смотреть. Мы выбрали мультипликацию и формат, который позволяет рассказать реальные истории героев безопасно для них. Мне кажется, на таком человеческом уровне начинается диалог и открывается возможность для понимания другого.

Первая серия

Доминирующий источник информации для живущих за линией разграничения — «зомбоящик». Российская целенаправленная политика пытается оторвать людей от Украины. С другой стороны — украинская политика, прицельность которой под большим вопросом.

А.Л.: Проблема не в том, что у России есть политика по отношению к нашим оккупированным территориям, а в том, что у нас такой целостной политики нет. И над этим нужно работать. А у нас проблема с отсутствием визии. Не хочется думать, что наше окно возможностей создать свою целостную политику уже закрыто. Хотя еще год назад, когда у президента была высокая легитимность, все было бы значительно проще. И ему стоило заниматься продвижением такой комплексной политики, а не поиском быстрых решений. Сейчас же президент довольно поляризующий субъект и сложно представить, как он сможет теперь объединить украинское общество под общими реинтеграционными флагами. В то же время президент — самый известный украинский политик, в том числе на оккупированных территориях. И то доверие, которое осталось к нему сейчас, нужно использовать для создания общей визии и плана действий государства по переходу от войны к миру.

«Всі, хто хотіли, поїхали?» создан Центром прав человека ZMINA и студией производства видео RealStoriesProduction при поддержке Агентства США по международному развитию USAID.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК