МЕЛЬНИЦА ПОТЕРЯННОГО МЕСТЕЧКА

27 сентября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 37, 27 сентября-4 октября 2002г.
Отправить
Отправить

В истории бывают переломные моменты, когда ни единого человека не обходит необходимость свершения морального выбора, потрясающего основы души...

В истории бывают переломные моменты, когда ни единого человека не обходит необходимость свершения морального выбора, потрясающего основы души. Стать на сторону палачей или жертв, пойти на смертельный риск или свести старые счеты, — либо же приложить все усилия, чтобы остаться в стороне. А потом, по прошествии времени, поступки, обусловленные этим выбором, пересматриваются, переоцениваются, становятся предметом спекуляций… Как происходит это на наших глазах вокруг событий Второй мировой и, в частности, одной из самых мрачных ее страниц — Холокоста, трагедии еврейского народа.

В музее Катастрофы и Сопротивления в Яд-Вашем (Израиль) увековечены имена более чем 18 тысяч праведников мира — тех, кто в годы войны, рискуя собственной жизнью и жизнью своих близких, спасал евреев. Свыше 1600 человек — жители оккупированной Украины. Особенно много новых имен появилось на стелах в Яд-Вашем после выхода на экраны спилберговского «Списка Шиндлера». Фильма, давшего толчок к дальнейшим поискам людей, выбор которых в критический момент диктовался теми качествами, что, собственно, и дают право называться человеком.

В Израильском культурном центре при посольстве этого государства состоялась презентация второго, дополненного издания книги писателя и журналиста Бориса Хандроса «Местечко, которого нет» и документального фильма «Мельница», снятого по ее материалам.

Несколько слов о книге. По словам автора, он лишь начал ее писать, а в какой-то момент она стала писаться сама и выплеснулась за пределы первоначального замысла. «Местечко, которого нет» — таково общее заглавие трилогии, кстати, горячо одобренное писательницей Белл Кауфман, внучкой Шолом Алейхема. Местечко — это не только исчезнувшие с карты нашей страны Озаринцы, где прошло детство автора. Таких сел-местечек — небольших населенных пунктов с украинско-еврейским населением и специфическим переплетением двух очень разных, но органично уживавшихся вместе культур (вспомните Тевье-молочника!) — в Украине когда-то было немало. До войны, до Катастрофы…

На сегодня опубликована только первая часть трилогии под названием «Штетл» (евр. «местечко»). Вторая часть будет называться «Свеча на ветру» и повествовать о судьбе Местечка после его смерти: о памяти, которая не должна угаснуть. Третья часть — «Ближние и дальние» — расскажет о выдающихся людях, вышедших из Местечка.

Фильм «Мельница» был снят по сценарию Бориса Хандроса на средства Гамбургского фонда поддержки науки и культуры. Режиссер картины — Игорь Негреску, оператор — Виктор Шувалов. Съемки проходили в Украине, Германии, Израиле и Соединенных Штатах.

По архивным материалам, а главным образом со слов очевидцев — евреев, которым удалось выжить, и украинцев, помнящих те времена, — в фильме воссоздаются образы праведников мира из сел-местечек Озаринцы и Яруга (последнее удостоено звания «село-праведник»: тут на дали погибнуть ни одному местному еврею). Валентина Крыжевская рассказывает о своем отце — Федоре Крыжевском, который до войны был председателем колхоза в Яруге, а во время оккупации был назначен немцами начальником полиции и одновременно возглавил яружское подполье. Вместе с ним спасением евреев руководил Иван Коровянко — староста Яруги, сразу же после войны репрессированный «за пособничество немцам» и освобожденный только в 1952 году. Семья Владимира Ясинского, еще одного героя фильма, спасла жизнь двадцати евреям из могилев-подольского гетто.

Односельчане вспоминают «доктора» Константина Стукаленко, работавшего простым фельдшером в больнице местечка Озаринцы и вопреки запретам оккупационной власти оказывавшего медицинскую помощь евреям. Еще две праведницы мира из Озаринцев — Христина Бурик и ее племянница Анна Бурик-Мельниченко. Эти женщины спасли жизнь самому Борису Хандросу, прожившему, по его словам, «58 лет после расстрела».

«Если бы все люди жили в таком мире и согласии, как еврейская семья Хандросов и украинская семья Буриков, — не было бы ни войны, ни великого страшного горя», — говорит Анна Мельниченко, умершая вскоре после съемок.

Несколько эпизодов картины посвящены праведникам мира из числа… офицеров вермахта. Макс Литке, комендант Пшемышля, спасший около 400 евреев. Унтер-офицеры Заупе и Гюнтер Крулль помогли выжить каждый одному человеку. Что ж, согласно Торе, «тот, кто спасает одну жизнь, спасает целый мир», — это эпиграф картины, процитированный на разных языках.

Сквозной образ фильма — мельница, одно из немногих строений, сохранившихся на месте исчезнувших Озаринцев. Течет ручей, крутится жернов. Мельница перемелет все: человеческие судьбы, взаимоотношения, грехи и долги. Время течет как вода, и скоро уже не останется в живых никого из очевидцев событий войны и Холокоста. Только память.

Она пригодится каждому, если придется делать в своей жизни более или менее глобальный моральный выбор.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК