ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ:

14 ноября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 46, 14 ноября-21 ноября 1997г.
Отправить
Отправить

на свет или на дно? - Понятно, как воровать нужно? - откусывая беляш и покровительственно посматривая на трех восхищенных товарищей, произнес маленький оборвыш лет десяти...

на свет или на дно?

- Понятно, как воровать нужно? - откусывая беляш и покровительственно посматривая на трех восхищенных товарищей, произнес маленький оборвыш лет десяти. Их компания чинно шествовала по улице, не замечая жалостливых взглядов уличных торговок.

О беспризорниках мне часто рассказывала прабабушка, комсомолка 20-х годов. Она принимала самое активное участие в легендарных теперь рейдах по подвалам, чердакам, заброшенным домам, выискивая беспризорников и отправляя их в детские дома. Ее красочные повествования я воспринимала не более чем овеянные романтикой истории далекого прошлого и никогда не думала, что их героев - отчаянных голодных ребятишек - когда-нибудь встречу на улицах нашего города.

Дети как средство существования

Удрать из дому, чтобы родители наконец-то поняли и прислушались, пытался (или хотя бы думал об этом), наверное, каждый. Поводов для такого решения, особенно во впечатлительном подростковом возрасте, множество: страх перед наказанием, нежелание учиться, насмешки товарищей или сложности в семье. И хорошо, если «поход» окончится у ближайшей остановки автобуса. Ибо, раз попав на улицу, ребенок может получить такие физические и моральные травмы, оправиться от которых не сможет долго. Но подобные беглецы из нормальных семей на улице встречаются редко. Большинство ребят «прописывается» там потому, что больше негде жить. Появившись на свет, они оказались никому не нужны.

Несмотря на кажущееся сходство судеб, попадают на улицу по-разному. К примеру, причиной всех несчастий маленькой Виолы, живущей теперь в «Отчем доме» (от христианского фонда милосердия), где мы и познакомились, стало равнодушие чиновников.

- Мы жили у дедушки и бабушки, мама работала на заводе. Потом дедушка и бабушка умерли и у нас забрали квартиру (прописаны они там не были. - Авт.). Мы пошли на улицу.

- Где сейчас твоя мама?

- Она живет с папой на вокзале. Они там пьют, курят и ругаются, а папа маму бьет.

Конечно, маленькая девочка не может в подробностях рассказать о постигшем ее несчастье, тем более проанализировать, что было бы, останься они в своей прежней квартире, но свою жизнь в первые пять лет без слез вспоминать не может. Однако более типична другая ситуация.

- У меня родители пили и все время меня ругали, - рассказал двенадцатилетний Сережа. - Мне это надоело, и я ушел.

Наряду с такими, можно сказать, традиционными историями в последнее время нередки стали и совершенно дикие. Ровесницу Виолы пятилетнюю Наташу отец насиловал на глазах у собственной матери, которая даже не пыталась избавить малышку от мучений. Другие и вовсе посылают еще крошечных дочек зарабатывать на водку и закуску своим тельцем. Очень многие кормят родителей, выпрашивая деньги в поездах, метро и других общественных местах. В Одессе, к примеру, две сестрички - одной семь, другой девять лет - выпрашивали милостыню у водителейостанавливающихся на светофоре машин и содержали на эти деньги (то есть платили за снятую квартиру, покупали одежду, еду и выпивку) тунеядцев-родителей и двух новорожденных близняшек. Мать при этом сидела в скверике и наблюдала за «работой». Когда же сотрудники ЮНИСЕФ спросили, не боится ли она, что девочки попадут под машину, она простодушно заметила:

- Ну, я же смотрю за ними!

Тринадцатилетнему Саше родители, постоянно ругавшие и бившие его по пьянке, прямо заявили: «Если не можешь принести денег, то ты нам не сын». Некоторым и вовсе определяют таксу, меньше которой принести нельзя. Маленькую Диану пьяная мать резала лезвием, обливала кипятком (вероятно, пыталась срезать или смыть темный цвет кожи своего ни в чем не повинного ребенка) и посылала «зарабатывать» деньги. В день, когда девочка не могла принести положенные 50 или 100 гривен, дома ей лучше было не появляться.

После таких издевательств ребенок в какой-то определенный момент приходит к мысли, что лучше уж терпеть от чужих - по крайней мере не так обидно…

Весь мир

в… подвале

Лишившись крыши над головой, как и в далекие 20-е, ребенок находит ночлег в подвале, канализации, туннеле, на чердаке, базаре или в пустом киоске.

Подвалы, в зависимости от «благоустроенности», делятся на несколько категорий. В самых «шикарных» ребята пытаются оклеивать стены обоями, обставляют найденной на свалке мебелью, некоторые любители домашнего уюта даже прилаживают полочки для всякой хозяйственной утвари. Другие - менее удобны, есть и такие, где дети спят прямо на полу, лишь отодвинув сваленный повсюду хлам.

Во многих подвалах, по аналогии с обычными квартирами, есть отдельные «комнаты» - для курения, употребления наркотиков, их приготовления, занятий сексом, сна. Чтобы хоть как-то скрасить безрадостную жизнь, дети начинают дышать клеем, курить, пить или употреблять наркотики. На это тратятся практически все добытые деньги, на все остальное их просто не хватает. Поэтому ребята иногда по нескольку дней голодают, не имеют необходимой сезонной одежды, лишены элементарной медпомощи. А большинство «детей улицы» болеют помимо обычной чесотки еще целым «букетом» не менее опасных заболеваний, от которых нередко умирают.

По своему «месту жительства» беспризорники объединяются в «отряды», где верховодят старшие, более сильные и опытные ребята. Часто их втягивают в свои «дела» взрослые уголовники: «пользу» мальцы приносят немалую, а наказания проще избежать благодаря юному возрасту. Берут на такую «работу» не всех, а лишь самых «бывалых», а те затем передают свой «опыт» товарищам. Начинают «карьеру», как правило, с выпрашивания денег. Если не получается, переходят (жить-то надо) к кражам или разбою. Кстати, давать мелочь таким детям все равно не стоит. Лучше купить булочку, пирожок или батон, да и то разломить, чтобы нельзя было потом продать и купить на эти деньги клей.

- От клея, - поведала двенадцатилетняя Агнесса, - отвыкнуть невозможно. Если не подышишь клеем сегодня и на следующий день - у тебя кружится голова, ты не можешь ходить, даже, бывает, ноги сводит. Тогда начинаешь искать деньги где угодно.

- Где же ты их искала?

- На улице с мальчишками резала сумки, воровала деньги.

Обратной дороги нет?

Проблема буквально заполнивших улицы детей не нова, и бороться с ней, по-видимому, придется давно забытыми методами. Их, собственно говоря, и предлагают всевозможные международные организации типа ЮНИСЕФ, так как ничего более действенного, чем регулярные рейды специально обученных добровольцев, пока что не выдумано. Но и это, по мнению людей компетентных, не приведет к желаемому результату, если не будут развиваться следующие два направления.

Первое - изменение репрессивной системы содержания и воспитания детей и подростков в интернатах и детских домах. Во всем мире, кстати, уже практически отказались от подобных казарменных учреждений (они сохранились в основном для больных детей) и широко практикуют всевозможные формы воспитания детей в семье. К тому же, всем известно, что в наших детских домах и интернатах часто работают люди, не просто далекие от педагогики, но и откровенные садисты, физически и морально издевающиеся над детьми.

Второе - создание системы ресоциализации, что предполагает обучение профессии, помощь в получении работы и жилья, упрощение системы восстановления документов. В нынешних условиях вышедшие из интерната почти взрослые люди, которые не имеют работы и жилья, оказываются загнанными в угол.

Однако наиболее остро сегодня все-таки стоит вопрос о тех, кому еще нет шестнадцати. Роман Корнийко, директор дома милосердия «Отчий дом», заниматься с такими начал три с половиной года назад.

- Вначале я просто ездил по городу и знакомился с уличными детьми. Жена готовила бутерброды или какую-нибудь другую еду, и я отвозил все это детям. Потом удалось арендовать двухкомнатную квартиру на Борщаговке, куда мы и стали приводить детей. На эту квартиру члены нашей церкви приносили одежду, обувь и продукты. Ребят мыли, переодевали, кормили и рассказывали о Христе. После того как в двухкомнатной квартире стали жить 17 детей и днем приходило еще 15-20 человек, мы арендовали крыло детского садика недалеко от станции метро «Левобережная».

Всего за полгода своего существования (с марта 97-го) «Отчий дом» помог 110 ребятам. Многие смогли вернуться в семьи, кое-кто нашел приемных родителей, кого-то родные разыскали сами. Сегодня здесь живут 40 детей: самому маленькому четыре года, а старшему - шестнадцать. Условия жизни, конечно, не сравнить с подвальными, но все же комнаты обставлены очень скромно, практически вся мебель и ремонт сделаны руками местных умельцев. Тем не менее, ребятам в «Доме» нравится, в основном из-за теплой атмосферы и того, что их хорошо кормят. Многие уже совсем освоились и с удовольствием занимаются обычными детскими делами: играют, читают, смотрят кино, ходят в школу. Некоторые, к слову, в свои двенадцать лет еще не переступали ее порога, а другие, в четырнадцать, окончили всего два класса. Зато теперь ребята так стараются, словно хотят наверстать упущенные годы, и поэтому практически не получают плохих оценок.

Вместо ответа - удар по печени

Приводят ребятишек в «Отчий дом» друзья или сотрудники фонда милосердия «Варнава», открывшего «Дом». При фонде создана группа добровольцев, которая каждый вторник и четверг проводит «подвальные» рейды. Ребят кормят, одевают, оказывают необходимую медпомощь и пытаются завоевать доверие. Если удается - приводят в «Отчий дом». Хотя, прямо скажем, дело это нелегкое и даже в некоторых случаях опасное. Один мой знакомый недавно попытался выяснить у попрошайничавшего в метро мальчика, где его родители и почему он не в школе. Вместо ответа получил удар по печени… от возникшего невесть откуда молодого человека лет тридцати - предводителя (или, скорее, сутенера) небольшой группки десятилетних мальчишек…

Но добровольцев в фонде достаточно. Для желающих даже открыта школа, в которой обучают работе с беспризорниками и их родителями. С помощью таких добровольцев многих детей уже вернули в семьи. Правда, процесс этот довольно длительный: вначале ребенок по пятницам - в своеобразный родительский день - приходит домой, затем посещения становятся чаще, с родителями же специалисты проводят индивидуальные беседы, обучают некоторым методам воспитания собственных детей. Так, постепенно, ребенок полностью возвращается в семью. Хотя, конечно, что с ним будет через год-два, сказать трудно, так как основную причину - социальную дезадаптацию родителей - устранить не удается и вряд ли в ближайшее время удастся.

Проблема выброшенных «за борт» жизни еще полных сил людей, а следовательно, и их детей, становится все более острой. Нет денег, нет работы, впереди - пустота. У многих от такой перспективы просто «едет крыша». Но и подобные полумеры, о которых говорилось выше, стали бы эффективны, приобретя общегосударственный характер, а не проводясь малочисленными добровольцами. Ибо в то время, как взрослые решают вечные вопросы «кто виноват?» и «что делать?», армия беспризорников растет в геометрической прогрессии, и лет через пять от ее «солдат» уже придется спасать общество.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК