ЗАМКНУТЫЙ ЦИКЛ ПО ПРОИЗВОДСТВУ ВЛАСТИ

12 сентября, 2003, 00:00 Распечатать

Пока Владимир Радченко раскладывал свои вещи в новом кабинете секретаря СНБОУ и ожидал обещанног...

Пока Владимир Радченко раскладывал свои вещи в новом кабинете секретаря СНБОУ и ожидал обещанного Президентом указа о назначении на пост главы СБУ своего протеже Петра Шатковского, Президент Леонид Кучма представил коллегии Службы безопасности Украины нового главу — генерал-лейтенанта Игоря Смешко. Для того чтобы Игорю Петровичу удалось занять нынешний пост, пришлось подвинуться трем генералам армии: Шкидченко уйти в отставку, Марчуку освободить кресло секретаря СНБОУ, а Радченко отойти от руля Службы безопасности.

Впрочем, когда состоялось назначение Евгения Марчука на МО и началась игра в кадровые пятнашки, нынешняя комбинация так четко не просматривалась. Марчука Президент отдалял и задабривал постом по одной причине, а Радченко настоятельно предлагал отойти от Службы по другой. Различными были и кандидатуры, рассматриваемые Президентом на пост секретаря СНБОУ: от Кинаха до Медведчука. Однако в результате длительных консультаций и диалогов, 80 процентов объема которых пришлись на общение с Виктором Медведчуком, Президент совершил известные кадровые замены, последствия которых, несомненно, ощутит на себе каждый член украинской политической элиты.

На первый взгляд назначение Николая Белоконя министром внутренних дел и Игоря Смешко главой Службы безопасности не более чем очередная попытка Президента имитировать деятельность, направленную на борьбу с коррупцией и преступностью. Силовиков у нас было много и разных, но преступности и коррупции от этого меньше не стало. Однако нынешняя ситуация является беспрецедентной с точки зрения принадлежности новых назначенцев, во-первых, к политической группе, во-вторых, к одной политической группе. Ни Деркача, ни Радченко, ни Кравченко нельзя было назвать чьими-то людьми, кроме как президентскими. Нынешние же избранники главы государства своими назначениями обязаны главе администрации Президента Виктору Медведчуку. Теперь Виктор Владимирович имеет такие связи, что сам король может ему позавидовать.

Дисквалификация за нейтралитет

Владимира Радченко опять сняли перед выборами. Первый раз это произошло в апреле 1998 года. Тогда конфронтация опорного для Президента Александра Волкова с главой Службы безопасности достигла пиковой ситуации. Да и сам Владимир Иванович подлил масла в огонь, не продемонстрировав рвения в обеспечении защиты президентских интересов во время парламентских выборов. Оставлять во главе Службы безопасности столь индифферентного главу на период борьбы за второй срок Леонид Кучма посчитал нецелесообразным. И в частности по этой причине Владимир Иванович перешел с Владимирской на Банковую, став первым замом секретаря СНБОУ Владимира Горбулина. Его место занял не задающий лишних вопросов Леонид Деркач. В марте 2000-го по результатам «кассетного скандала» Леонид Васильевич пост сдал, а Радченко опять пост принял. Помнится, в те дни Владимир Иванович был полон планов, связанных с реформированием Службы. Подавляющему большинству из них не суждено было сбыться. Отчасти из-за апатии самого главы, отчасти из-за отсутствия четких стратегических задач, которые, по идее, должен был ставить перед Службой Президент. Практически все это время Владимир Радченко прожил с находящимся в сейфе рапортом об отставке. Бывали периоды, когда собственноручно написанный рапорт терял актуальность. Однако с момента ухудшения его отношений с главой администрации Президента Радченко сей документ предпочитал держать под рукой.

Длительное время глава Службы безопасности находил общий язык с Виктором Медведчуком. Этому способствовали давние дружеские отношения Радченко с Григорием Суркисом, ведь в советские времена Владимир Иванович курировал от КГБ УССР «Динамо» Киев. Футбол имеет свойство сдруживать мужчин и это свойство Григорий Суркис использовал очень активно. На самом деле в нынешнем составе СБУ у Суркиса очень много приятелей, в разные периоды жизни сталкивавшихся с «Динамо». Надо сказать, что эти люди занимали и занимают не последние посты в Службе. И все было бы ничего, если бы Виктор Медведчук не попытался распространить на Владимира Радченко свое и Павла Лазаренко кредо: «Или раб, или враг». Генерал армии Радченко болезненно отреагировал на попытки превратить себя в оружие возмездия главы администрации. Отношения начали стремительно портиться, угроза отставки расти. После смещения Марчука Президент сразу же предложил Радченко занять вакантный пост в СНБОУ. Радченко отказался, заверив Президента, что с поста главы СБУ уйдет только в отставку. Однако через несколько месяцев предложение поступило в той форме, от которой Владимир Иванович не смог отказаться. Он перестал быть хозяином положения и принял правила игры, согласившись занять пустовавшее место Евгения Марчука. Два указа должны были выйти одновременно — о назначении Радченко в СНБОУ и о назначении Шатковского на пост главы СБУ. Но, как объяснил Президент, по причине нерасторопности аппарата, первым оказался готов к подписанию указ о назначении Радченко. Таким образом Владимир Иванович оказался отрезанным от возможности влиять на ситуацию.

Итак, в канун выборов, человека, к чьему мнению прислушивался Петр Симоненко, с которым без напряжения и достаточно доверительно мог общаться Александр Мороз, человека, который мог приехать домой к Юлии Тимошенко и который был способен сказать «нет» Виктору Медведчуку, убрали от руля Службы.

Вместе с тем нельзя сказать, что Служба безопасности при Радченко была эффективной и слаженной командой. Сам Владимир Иванович очень многим, не плохо знающим его людям, напоминает Виктора Ющенко. И команды их также похожи друг на друга: единое голосование в ВР «Наша Украина» выдает крайне редко, так же редко слаженно действовала и Служба безопасности. Дело в том, что отсутствие четких задач и целей позволило морально и коммерчески разложить руководящий состав СБУ. В результате, чуть ли не каждый из замов председателя либо начальников управлений «на дому» выполнял заказы отдельных кланов. Сам же Владимир Иванович являлся скорее психоаналитиком №1 в стране, нежели главой эффективной спецслужбы. К нему на беседу ходили политики и бизнесмены всех мастей и, как правило, покидали кабинет с четким пониманием того, что им еще не хуже всех. Правда, в этом кабинете они оставляли немало информации. Просто лавиной специфическая информация обрушилась на Владимира Радченко в этом году. В стране вспыхнули межклановые коммерческие войны. А как действует советский человек, когда хочет навредить своему недругу? Правильно, он идет стучать на него в КГБ. Так и украинские бизнесмены высшей лиги пытались использовать Службу, посредством доведения до сведения Владимира Радченко колоссальных объемов компромата на конкурентов. Дал ли этой информации ход экс-глава СБУ, нам доподлинно неизвестно. Но два дня, проведенные им в собственном кабинете в заточении, дают основания полагать, что Владимир Иванович ушел с Владимирской не с пустыми руками. В отличие от одного из своих предшественников, Владимир Радченко не имеет вкуса к шантажу. Но мы уже говорили о его сходстве с Виктором Ющенко: если все же достанут, может выйти из берегов…

Чем же будет заниматься Владимир Радченко на новом посту? Сам по себе напрашивается ответ: да ничем, ведь задачей было не водрузить его в кресло секретаря СНБОУ, а освободить от него Службу для того, чтобы ее смог возглавить Игорь Смешко. Аппарат СНБОУ разрушен до основания и для того, чтобы собрать мало-мальски серьезную команду, необходимо как минимум полгода. Да и потом, какую команду собирать? Как будет использоваться СНБОУ Президентом? Как точечно-карательный орган или массово-карательный? Готов ли Радченко исповедовать сопровождение зла насилием? Вряд ли. Может быть, СНБОУ отведена роль генератора идей, призванных обеспечить максимальную защиту национальной безопасности и интересов страны? Тогда, конечно, Радченко мог бы выстроить свою команду на Никите Цуркане — системном аналитике, с презрением относящимся к иррациональным политическим интригам. Но, думаю, Радченко интуитивно понимает, что национальная безопасность менее всего волнует того, чья подпись стоит под указом о его назначении. Понимает Радченко и то, что ему не удастся контролировать силовиков. Реально это будет делать Президент и за Президента. Партнерские отношения могут сложиться разве что с Евгением Марчуком, стремящимся защитить свою территорию не от Радченко. Управлять Белоконем у Владимира Ивановича не получится. И не только потому, что милиционеры со службистами испокон веков, как кошка с собакой. Просто Николай Васильевич будет ходить для отчетов в другой кабинет, минуя приемную секретаря СНБОУ. О Смешко и говорить не приходится. У Владимира Ивановича и Игоря Петровича давняя взаимная антипатия.

Чем будет руководить Радченко и кто будет руководить Радченко? Этими вопросами задаются эксперты и находят три варианта ответов.

Вариант первый: Владимир Иванович проведет в новом кресле пару-тройку месяцев, окончательно убедится, что все политические потоки омывают его остров, не орошая, и подаст в отставку. Без комментариев.

Вариант второй: Радченко выполнит необходимые бюрократические процедуры по превращению СНБОУ в суперминистерство по контролю над силовиками, после чего уступит место, например, Виктору Медведчуку, либо названному Президентом сменщику. Рождение этого варианта по всей видимости вызвано высказываниями Президента о необходимости увеличения роли СНБОУ. Задумка такая действительно была: превратить АП в канцелярию Президента, а право принимать стратегические решения у неконституционной администрации отобрать и передать предположительно руководимому Медведчуком конституционному органу — Совету национальной безопасности и обороны Украины. Но ведь Медведчука в кресле секретаря СНБОУ нет, это во-первых. А во-вторых, согласно Конституции, Закону об СНБОУ и множественным поправкам, оставленным Владимиром Горбулиным в куче принятых законов, Совету нацбезопасности никакие дополнительные полномочия не нужны для того, чтобы стать сильным и влиятельным органом. Другое дело, что его сила, эффективность и влияние зависят не столько от того, кто является секретарем, сколько от желания Президента использовать имеющиеся у органа полномочия. Если Леонид Данилович посчитает необходимым, то уже завтра превратит секретаря СНБОУ в игрока, если нет, то никакое натягивание бюрократических полномочий веса Совету и его секретарю не придаст.

Вариант третий: СНБОУ — это старт Радченко в публичную политику: наигравшись в «реформу», именно на него укажет Президент, определив преемника. Всякое, конечно, может быть, но я в данной ситуации как Станиславский: не верю. Во-первых, Президент не доверяет Радченко настолько. Во-вторых, самому Радченко это не надо, а надо лишь тем погононосным членам его команды, которым не дают покоя успехи российских коллег, имеющих у власти своего президента.

На сегодняшний день Владимир Радченко оказался на периферии политических процессов. Возможно задетое честолюбие разбудит в нем «зверя» и Владимир Иванович попытается стать противовесом Медведчуку. Однако ему это будет сделать чрезвычайно сложно, учитывая то, что у него нет команды и он вполне может оказаться отрезанным от основных свежих информационных потоков. Сатисфакцию Радченко скорее могут дать не действия, а знания, которыми он, что мало вероятно, может поделиться с теми, кто готов действовать. Но таких еще поискать…

КГБ и СБУ наш Президент не любил всегда и не доверял этим структурам. Многим доводилось от него слышать фразу: «Надо было их всех разогнать». Поначалу Леониду Кучме, как от рождения человеку достаточно открытому и прямому, просто не нравились люди, постоянно ходящие с камнем за пазухой. Потом Президент набрался опыта и его стали раздражать конкурирующие мастера интриг. Кучма жонглировал главами СБУ, пытаясь найти вариант, при котором он мог бы себя чувствовать свободнее и увереннее. Он приближал и отдалял замов, но тотального контроля над людьми, сделанными из сплава профессиональной и ментальной хитрости, так и не получил, сохранив отношение к самому институту Службы как к пятой колонне. Игорь Смешко — человек из другой среды. Способен ли он при наличии прозападных взглядов стать украинским Бакатиным? Это вопрос, ответ на который не заставит себя долго ждать, равно как и ответы на другие, пожалуй, даже более важные вопросы. Но лучше обо всем по порядку.

Эхо прошедшей войны

Служба безопасности Украины, как любая спецслужба, организация специфическая. К ней нужны свои подходы. Игорь Петрович об этом, несомненно, знал и тем не менее сознательно пошел на шаг, вызвавший смятение в кабинетах на Владимирской. Он собрал заявления об отставке по собственному желанию всех замов и начальников департаментов, чего, по свидетельству ветеранов службы, никто не делал с 1924 года. Возможно, к этому отнеслись бы спокойнее, если бы вся страна не являлась свидетелем массового падежа, случившегося в МВД с приходом нового министра. Похоже, и Игорь Смешко имеет намерение перекроить кадры во вверенной спецслужбе.

Для СБУ Смешко не просто чужой, он многими воспринимается как враг. Не зря ведь, как утверждают источники в СБУ, одним из первых его распоряжений после вступления в должность был отданный среди ночи по телефону приказ: «Прекратить жечь документы!». Для того чтобы описать, почему это так, потребовались бы все 24 полосы «ЗН». Если вкратце, то ситуация заключается в том, что Смешко в свое время, по украинским меркам, поднял на достаточно высокий уровень разведку Министерства обороны. Он был просто фанатом этого дела и оставался им до недавнего времени. (Ему удалось уже по возвращении из швейцарской ссылки поставить во главе ГУР Министерства обороны своего человека — Александра Галаку.) В середине девяностых Смешко был убежден в том, что Президент должен из разных источников получать разведданные, необходимые для выработки стратегий и принятия решений. Он выступал за отделение первого разведывательного управления от Службы безопасности. И в конечном счете именно он возглавил Комитет по разведке — хитрую засекреченную структуру, поселившуюся в «доме с химерами». Безусловно, ничего этого у Игоря Петровича не вышло бы, если бы не было человека, заинтересованного в ослаблении Марчука и в альтернативной информации. Патроном и духовным руководителем Игоря Смешко был Владимир Горбулин, имевший несовместимую с Евгением Марчуком группу крови. Во многих вопросах Смешко оказался профессионалом высокого уровня. А вот в вопросах политических на тот момент проявил наивность и доверчивость. Он посчитал, что является равным игроком, имеющим свою миссию. Хотя на самом деле, по большому счету, был лишь средством, инструментом, при помощи которого всемогущий секретарь СНБОУ проводил свою линию.

Приход в Службу Леонида Деркача совпал с началом ослабления влияния Владимира Горбулина на Президента. В узких кругах с любопытством наблюдали за противостоянием двух тандемов: Деркач и Рабинович против Горбулина со Смешко. Ко всем поводам имеющегося антагонизма добавилась конкуренция за право контролировать экспорт оружия и товаров двойного назначения. В этом вопросе Служба со своим «Прогрессом» и массой сопутствующих фирм считала себя непререкаемым авторитетом. И неизвестно, чем бы все закончилось, если бы Владимир Горбулин не был Президентом списан на берег. Неприятности, постигшие Игоря Смешко, были впечатляющие. Против членов его команды была открыта масса уголовных дел, сопряженных с коммерческой нечистоплотностью, а против самого Игоря Петровича, если мне не изменяет память, уголовное дело об измене Родине. Кто стоял за этой атакой, ни у кого не вызывало вопросов. Волна обысков накрыла сотрудников Главного управления разведки Министерства обороны. Обыски проводились и у Смешко, гласные и негласные: дома, на даче, в машине, при жене и детях, а также в отсутствие кого бы то ни было. В конечном итоге Игорь Петрович, после беседы с Александром Кузьмуком, подал рапорт об отставке, ибо не мог найти защиты даже у Президента, которого Леонид Деркач убедил в том, что именно Смешко и его люди распускают слухи о неизлечимой болезни главы государства.

Попутно отметим, что именно Смешко был тем человеком, который настоял на утверждении правительством перечня спецпродукции, экспорт которой может осуществляться только государством и запрещен производителям. В этом перечне были и знаменитые «Кольчуги». После отставки Смешко, которая произошла в конце лета 2000 года, решением Кабинета министров «Кольчуги» были выведены из запретного списка…

Отъезд в Швейцарию для работы военным атташе для человека, находящегося в условиях травли, был лучшим из возможных выходов. Документы на выезд находились в стадии оформления, и Смешко приходилось наблюдать за тем, как разрушается его детище на Рыбальском острове — ГУР, как разгоняются и преследуются кропотливо собранные профессионалы, как на засекреченном объекте любой капитан открывает дверь сапогом. Игорь Смешко уже готов был покинуть Украину и приступить к обязанностям военного дипломата, когда грянул «кассетный скандал». И о нем вспомнили. Его коллегам Александру Скипальскому, Вилену Мартиросяну и Александру Биласу отвели роль царских воевод-глашатаев. Трое офицеров кочевали с канала на канал и рассказывали о том, как армия не даст в обиду Президента. Но использовать подобным образом Смешко — это забивать гвозди микроскопом. В антикризисном центре по защите Президента, который возглавил Виктор Медведчук, Смешко была отведена роль главного аналитика. Президент даже предложил Игорю Петровичу остаться в стране, отменив командировку в Швейцарию. Однако Смешко, по понятным причинам, отказался и лишь на месяц задержался для того, чтобы информационно и аналитически обеспечить работу антикризисной коалиции. Именно в этот момент Виктор Медведчук мог оценить интеллектуальный потенциал Смешко. Именно он, придя в администрацию Президента в 2002–м и ощутив нехватку кадров нужного уровня в своей команде, вернул Игоря Смешко из Швейцарии в Киев. Именно Медведчук обеспечил назначение Игоря Смешко на пост заместителя секретаря СНБОУ и поставил его во главе Комитета по вопросам политики военно-технического сотрудничества и экспортного контроля. Нет сомнения в том, что именно Медведчук был основной движущей силой, подталкивающей Президента к назначению Игоря Смешко на главу СБУ.

Правда, и у самого Президента была возможность оценить Смешко. В середине 90-х в разгар борьбы с марчуковской и постмарчуковской Службой безопасности, Смешко имел доступ к Президенту как глава Комитета по разведке и как руководитель ГУРа. Игорь Петрович просто-таки заваливал главу государства информацией. Нередко она бывала чрезвычайно важной и более эксклюзивной, нежели та, которую представляла разведка СБУ. Но не всегда вал был качественным, доходило до курьезов: Президент не совсем понимал, зачем ему информация о введении новых стандартов кресел в танках НАТО. Леониду Кучме нравились подчеркнутая лояльность Смешко, его рвение и критическое отношение к Службе безопасности. Все это Игорь Петрович успел проявить во время своего второго пришествия на Банковую в 2002 году. А кроме того, Президент оценил его работу во время «кольчужного скандала» и не упустил из виду тот факт, что американцы относятся к Смешко с симпатией, поскольку хорошо знают Игоря Петровича еще с начала 90-х, когда тот был назначен на должность первого военного атташе Украины в США. На фоне ЕЭП, назначение главой МИД Константина Грищенко и главой Службы безопасности Игоря Смешко должно было, согласно задумке, стать неким альтернативным знаком заокеанским партнерам. Но даже этот момент не стал главным при принятии Президентом решения.

Попробуем предположить иное. Президент находится в растерянности и нервозности, связанной с неопределенностью его будущего. Он ищет ход, который позволит ему сохранить за собой контроль над ситуацией после 2004 года. Он не верит преемникам и в преемников. Он ищет возможности быть гарантом самому себе. Будет ли это сделано при помощи пролонгации, или при помощи избранного парламентом президента — детали. Важно обеспечить результат. Демонстративные действия по обеспечению нужного Президенту результата предлагает Виктор Медведчук. До сего момента эффективных решений проблемы Президента найдено не было. Но поскольку никто, кроме Виктора Владимировича, так рьяно и перманентно не демонстрирует Леониду Кучме озабоченности его судьбой, Президент и выписал Медведчуку карт-бланш, завизировав накладную, обеспечивающую главе администрации необходимый для решения президентских проблем инструментарий. Вот почему Медведчуку удалось сделать то, чего никогда не удавалось ни одному из фаворитов, а именно, стать причастным к назначению силовиков. Это стало возможным лишь потому, что Президент сам превратился в инструмент и оказался приватизированным. Если бегло проследить историю окружения Президента, то станет видно, как уменьшалось количество предохранителей вокруг президентской кнопки. Сначала это были Горбулин, Табачник, Разумков и Волков. Потом Горбулин и Литвин. В начале века лишь один Литвин, замкнувший на себя контроль за доступом к Президенту, ограждал главу государства от превращения в коммерческий реманент. С приходом Виктора Медведчука бюрократические барьеры между бизнесом и Президентом рухнули. Леонид Кучма не смог создать привычную для себя систему противовесов, ибо марчуковский СНБОУ таковым не являлся, Кинах на это был не способен и, как ни странно, оказался неспособен и Янукович, получивший вместо реальной власти шесть подписей под филькиной грамотой о едином кандидате. Медведчук стал главной точкой опоры гаранта. Он тщательно поддерживает миф о собственном кризисном менеджменте. И Президент в него свято верит, хотя бы потому, что другого мифа у него нет. Иное дело, что Виктор Владимирович держит в уме главную цель своего пребывания на этом посту: максимальное обеспечение мощного ресурса для парламентских выборов 2006 года. Партия расставляет кадры, зарабатывает деньги и достаточно эффективно борется с будущими конкурентами, причем не только находящимися в стане оппозиции, но и в стане большинства.

Последние кадровые назначения радикальным образом вряд ли расширят возможности Президента: к власти в СБУ и МВД пришли не те люди, которые могли бы обеспечить Президенту силовой вариант сохранения власти. А вот Виктору Владимировичу, в случае сохранения контроля, они могли бы быть во многом полезны. Об этом стоит поговорить отдельно.

Задачка для Антимонопольного комитета

По поводу нового министра внутренних дел определенного пока ничего сказать не могу, хотя бы потому, что лично не имела чести быть знакомой. А вот Игоря Петровича знаю давно и не могу не отметить следующее: Смешко уже никогда до конца чьим-то человеком не будет. И не потому, что это свойственно для представителей спецслужб, а потому, что это не в его характере. Вместе с тем, нынешний глава СБУ чрезвычайно уважительно относится к умным людям, а неумного считает преступником. Смешко преданно следовал в фарватере Горбулина, признавая интеллектуальный потенциал Владимира Павловича. Можно предположить, что Медведчук для него не только человек, давший второй шанс, но и интеллектуальный партнер. С точки зрения Смешко, человеку с мозгами можно простить многое. Другое дело, что возможно приобретенный горький опыт научит его тому, что излишнее рвение может вылезти боком.

Точно спрогнозировать Игоря Петровича вряд ли кто-то возьмется хотя бы потому, что он человек умный, коварный, закрытый, взрывной, эмоциональный и даже где-то сентиментальный: когда он захочет «песню спеть», а когда «зарезать кого-нибудь», неизвестно. Известно только, что песни он петь любит со своим другом Владимиром Сацюком. А вот «резать» кого-нибудь, типа как в Кривом Роге это сделал один из его предшественников, Смешко вряд ли станет. Ведь все можно сделать куда тоньше.

И тем не менее имеет смысл задать ряд вопросов, предпосылки для которых возникли после того, как Игорь Смешко возглавил СБУ.

Вопрос первый: насколько радикальными будут кадровые чистки в СБУ и кем Игорь Смешко при отсутствии команды намерен заполнить вакансии? Сохранят ли свои посты Юрий Землянский и Юрий Вандин, люди с особой чуткостью относящиеся к пожеланиям главы администрации и его ближайшего друга. Является ли правдой информация о том, что Александру Скипальскому поступило предложение занять место первого зама? Если это основной кадровый резерв нового главы, то все, кто клевещет по поводу закрытости СБУ могут быть посрамлены. Информация из Службы будет течь так же, как из штаба Ющенко, где Александр Александрович пока еще курирует службу безопасности.

Вопрос второй: сможет ли Игорь Смешко в отведенный ему год до президентских выборов и на фоне президентских выборов провести реформу в СБУ? Этот вопрос скорее риторический и по всей видимости перед Смешко на самом деле чрезвычайно довольным своим назначением, ставились несколько иные задачи. Но все же будет реформа, о необходимости которой так много говорилось или нет? Более сорока тысяч подчиненных ждут ответа.

Вопрос третий: как отреагирует на приход Игоря Петровича Служба? Первый шок пройдет и что последует за ним: безропотное повиновение или тихий саботаж? На кого Смешко сможет опереться, кроме людей Суркиса и Медведчука?

Вопрос четвертый: поспешит ли Игорь Смешко реализовывать идею, апологетом которой являлся длительное время, а именно отделит ли он разведку от Службы безопасности, или же место сидения изменит точку зрения и Белогородка так и останется провинцией Службы? Пойдет ли Смешко на встречу Евгению Марчуку и отдаст ли военную контрразведку в ведение Министерства обороны? Ранее Игорь Петрович лично и активно отстаивал необходимость этого шага.

Вопрос пятый: вернется ли отец-основатель Комитета по разведке к идее реанимации данной структуры? Или в этом не возникнет необходимость? В настоящий момент Игорь Смешко в состоянии контролировать основные потоки специфической информации, направленные Президенту. Ведь он не только глава Службы безопасности, но и патрон руководителя военной разведки Министерства обороны Галаки. При данных обстоятельствах открываются колоссальные возможности для манипулирования мнением Президента. Не возникнет ли у кого-нибудь желание по специфическим каналам доводить до главы государства информацию или дезинформацию, выгодную для конкретной политической силы? Если события будут разворачиваться подобным образом, то под прицелом окажется любой министр, депутат, чиновник, политик, бизнесмен, дипломат. Это ж как можно сводить политические и коммерческие счеты при помощи президентского гнева, если данные трех разведок: гражданской, военной и милицейской будут говорить об одном и том же! Словом, в данной ситуации есть чем заняться Антимонопольному комитету, который, кстати, возглавляет тоже представитель СДПУ(о).

Вопрос шестой: написал ли Игорь Смешко заявление об уходе с поста председателя Комитета по вопросам политики, военно-технического сотрудничества и экспортного контроля? Если нет, то не боится ли он тех соблазнов, которые перед ним как перед владельцем двух постов открываются? Ведь в руках Смешко сейчас оказался фактически полный цикл проведения специфических экспортных операций: разведки изучают рынок и спрос, представители СБУ в Госслужбе экспортного контроля играют ключевую роль при выдаче лицензий, под руководством Смешко в Комитете принимают решения по наиболее чувствительным вопросам в этой сфере, а Служба, находящаяся под его же контролем, осуществляет проверку посредников и эндюзеров (сертификатов конечного пользователя). А если вспомнить, что основные экспортные компании, включая Укрспецэкспорт, комплектовались в первую очередь за счет кадров СБУ, а к этому добавить, что конечное решение по самым важным вопросам принимает Президент, информируемый Смешко и Галакой, то станет ясно, что основания для поставленного вопроса имеются. Правда, нельзя исключать, что Смешко может оказаться тем человеком, который попытается навести порядок в сфере чувствительного экспорта, правда, опять же таки времени для этого у него совсем мало.

Вопрос седьмой: а что у нас будет с тотальной прослушкой и кто будет пользоваться ее результатами? Этот вопрос можно адресовать любому руководителю украинской спецслужбы, однако в канун избирательной кампании он становится особенно актуальным. Не станет ли при неких политических обязательствах Служба безопасности инструментом сведения политических и коммерческих счетов, причем инструментом, находящимся в руках конкретной финансово-политической группы?

Вопрос восьмой: как будут сочетаться пронизывающая все структуры СБУ идеология КГБ советского образца с прозападным имиджем ее нынешнего руководителя? Многие в Службе считают Игоря Петровича западным шпионом. Это, конечно же, смешно, но тотальное русофильство и ФСБфильство, культивируемое в украинской спецслужбе, создают дополнительные сложности в процессе выстраивания отношений между СБУ и человеком, не понаслышке знающем о стиле работы спецслужб в цивилизованных странах.

Вопрос девятый: а куда делось из прокуратуры дело, заведенное по инициативе Леонида Деркача против Игоря Смешко? Весной оно еще было на месте и могло быть абсолютно спокойно закрыто ввиду отсутствия состава преступления, что соответствовало бы истине. Но его в прокуратуре заинтересованные уполномоченные лица найти не смогли. Как оно исчезло и зачем?

И последний вопрос, десятый: кем на посту главы Службы безопасности будет Игорь Смешко? Опять чьим-то инструментом или самостоятельным профессионалом? Сохранит ли он за собой право на политическое и профессиональное будущее после выборов?

Вот от ответов на эти и другие вопросы и зависит, кто стал во главе Службы… Амбициозный реформатор, имеющий собственное профессиональное представление об изменениях в основной украинской спецслужбе, или же человек, готовый ради карьерного роста стать оружием возмездия и трамплином для реализации чужих интересов.

А что касается Виктора Медведчука, то он, безусловно, сделал красивый и эффективный ход с силовыми назначениями. И если, что маловероятно, ему не удастся получить дивиденды от них, то победа будет состоять уже в том, что в спину они не ударят. В настоящий момент позиции Виктора Владимировича выглядят весьма серьезными: ощутимый контроль над судами, парализованная воля правительства, контроль над руководством Службы и Министерства внутренних дел. И если даже сегодня он покинет свой пост, то его последователям понадобится очень много времени для того, чтобы выковыривать его кадровые семена как в центре, так и в регионах.

Можно предположить, что не сбитыми из основных остались лишь две цели — это генеральный прокурор Святослав Пискун и председатель Верховной Рады Владимир Литвин. В настоящий момент их дела находятся в разработке. Решение вопроса по Пискуну может состояться в ближайшие месяцы. По Литвину — вследствие возможной ротации президиума ВР, поводом для которой может стать исключение вице-спикера Александра Зинченко из СДПУ(о). Представители социал-демократов заявили, что сейчас вопрос ротации по их квоте не актуален. Ключевым в этом заявлении является слово «сейчас».

Все это в совокупности с максимальным влиянием на Президента приближает Виктора Медведчука к созданию замкнутого цикла по производству власти. По крайней мере все это именно так сейчас и выглядит. Ключевое слово — «сейчас».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно