ВЫБОРЫ: НЕ ВСЕ РЕШАЮТ ПРОЦЕНТЫ - Архив - zn.ua

ВЫБОРЫ: НЕ ВСЕ РЕШАЮТ ПРОЦЕНТЫ

8 февраля, 2002, 00:00 Распечатать

«Значит так: прибываешь на место и тут же первого встречного лупишь в торец. Понял? — А зачем? — Что...

«Значит так: прибываешь на место и тут же первого встречного лупишь в торец. Понял?

— А зачем?

— Чтобы круто себя на районе поставить!»

Этот дельный совет мой знакомый получил от своих друзей в день отбытия на учебу в Оксфорд. Отдадим должное ироничности формы, но при этом, пожалуй, не будем пренебрегать универсальной практичностью самой сути совета.

Жаль, но кажется никто из друзей и сподвижников не снабдил подобной рекомендацией лидера УСПП Анатолия Кинаха, когда тот переступал порог премьерского кабинета. Он не стал героем СМИ — боялся вызвать ревность Президента. Он не создал в Кабинете своей команды, не смог заставить считаться с собой основных политических игроков. Он не стал эффективным лоббистом ни своих, ни чужих интересов. Он не отстоял права на собственное решение в выборе пути в парламент. Анатолий Кириллович Кинах не сумел «поставить себя круто на районе». Именно поэтому сегодня в общем-то порядочного и ответственного, неглупого человека от превращения в политического статиста ограждает лишь сохраняющийся за ним статус премьер-министра.

Не совсем уютно премьер чувствует себя и в блоке «За единую Украину!». И дело даже не в почетном втором месте, делающем главу исполнительной власти на голову ниже главы администрации Президента. Хотя и этот момент можно считать достаточно красноречивым. В «серпентарии друзей» премьера скорее воспринимают как админресурсный рычаг, нежели как союзника по касте. А как иначе к нему может относиться министр транспорта, глава НДП Валерий Пустовойтенко, воспринимающий на премьерском посту лишь одного человека — себя? А лидер «Трудовой Украины» Сергей Тигипко, которому Кинах перешел премьерскую красную дорожку? А глава «Партии регионов» Владимир Семиноженко… вернее не так; а хозяева партии, небезосновательно подозревающие премьера в лояльности к конкурентной донетчанам олигархической группе?

Однако все эти косые взгляды и ухмылки могли бы и не адресоваться Анатолию Кирилловичу, если бы не два момента. Об одном мы сказали в начале. На втором стоит остановиться подробнее. Дело в том, что с самого начала, с дня выдвижения на пост премьера Президент рассматривал Кинаха как переходную фигуру. Главе государства было важно заполнить вакуум, образовавшийся после отставки Ющенко. Накануне выборов Кучме было важно, чтобы премьером стал ничейный или почти ничейный человек. Исполнительный Кинах, в том числе и по этой причине, Президента устраивал. Однако с первого дня вступления в должность он не устраивал главу администрации Президента Владимира Литвина. На этот момент антагонизм между Литвином и Медведчуком еще не цвел махровым цветом, как сейчас, но уже миновал зачаточную фазу. У Владимира Михайловича были серьезные причины полагать, что помимо Александра Волкова к утверждению Кинаха парламентом приложилась и СДПУ (о). Ведь были же эсдеками социалистам Мороза предъявлены весомые аргументы, позволившие в момент голосования получить 16 недостающих голосов.

Находясь в эйфории в день утверждения, Анатолий Кинах завизировал указ Президента, вводящий институт государственных секретарей. Все время премьериады, взявшей старт после отставки Ющенко, Владимир Литвин, Владимир Яцуба и ряд других сотрудников аппарата Кабмина трудились над этим документом. На тот момент с точки зрения Президента и его администрации введение института госсекретарей было полностью оправданным ибо весьма серьезной была угроза формирования «коалиционного» правительства олигархическими фракциями парламента. Допускалась вероятность того, что Кабинет Кинаха будет сформирован таким, каким искусственно созданное парламентское большинство хотело его видеть и при Ющенко. Предполагалось, что в случае занятия министерских кресел партийными выдвиженцами, призванными отработать свое назначение во время предвыборной кампании, противовесом им послужат президентские люди, наделенные серьезными бюрократическими полномочиями, — госсекретари. Но в чистом виде эксперимент не удался. Многочисленные партии власти в отдельных случаях продавили и своих министров, и своих же госсекретарей. В результате в Кабмине оказались две сборные, не имеющие четкого водораздела и поэтому не способные выполнить отведенную схемой функцию.

Институт госсекретарей не сработал как противовес, не особенно в нем возникла потребность и как во всевидящем оке. Нельзя сказать, что он отмер окончательно. Можно лишь утверждать, что актуальная надобность в нем отпала, о чем свидетельствует указ Президента об урезании госсекретарских полномочий. В то же время наличие этого института не добавило устойчивости премьер-министру.

Не дало сформироваться его устойчивому и адекватному полномочиям влиянию еще одно явление — президентский фаворитизм. На должность премьер-министра Анатолий Кинах пришел уже при действующем вице-премьере Олеге Дубине. Симпатия Президента к Олегу Викторовичу прослеживается со времен директорствования Дубины на Алчевском металлургическом комбинате. Президент лично утверждал его перевод на «Криворожсталь». И впоследствии поддерживал все начинания Дубины. Кстати, несмотря на то, что молодой директор позволял себе порой ослушиваться покровителя даже в принципиальных вопросах. Например, несмотря на четкое телефонное распоряжение, он перечислял наперед деньги на счет энергорынка. Что было выгодно предприятию и в то же время позволяло Юлии Тимошенко, находящейся на посту вице-премьера по вопросам ТЭКа, говорить о повышении процента денежных платежей.

Нам уже доводилось писать о том, что в Олеге Дубине Леонид Кучма видел себя — молодого директора: жесткого, требовательного, но вместе с тем политически неуклюжего. Кинах был не в силах повлиять на связку Кучма—Дубина. По мере того как Президент терял и без того слабый интерес к личности премьер-министра и раздражался из-за того, что рейтинг доверия к премьеру в два раза превышал президентский, росла привязанность Л. Кучмы к первому вице. Дубина практически никогда не был объектом публичной критики Президента. Вместе с тем Кинаху довелось переживать множество неприятных моментов, связанных с публичным выражением недовольства в его адрес.

Олег Викторович принимает участие во многих поездках по стране в компании с Леонидом Даниловичем. Именно он при живом премьере указом Президента возглавляет группу по разработке экономической стратегии Украины. Именно он из первых уст получает карт-бланш на формирование команды. При его непосредственном участии пост министра энергетики получает Виталий Гайдук, при самом прямом участии Дубины в кресло министра финансов садится Игорь Юшко. Весьма симптоматичен процесс снятия председателя НАК «Нефтегаз» Вадима Копылова. Известно, что энергетический завхоз страны в свое время на данную должность был пролоббирован Николаем Азаровым. С самых первых дней Копылов пытался оградить себя от любого влияния Олега Дубины. Однако в хозяйстве первого вице-премьера, отвечающего за ТЭК, НАК является одним из самых серьезных инструментов. Господин Копылов, гласит народная молва, каждое распоряжение первого вице-премьера пытался согласовывать с главой налоговой администрации. В результате — за две недели до отставки по предложению Олега Дубины Президент провел собеседование с директором Кременчугского НПЗ Юрием Бойко. Заступничество Николая Яновича Копылова не спасло. Указом Президента еще одна кадровая кандидатура первого вице-премьера была утверждена. Юрий Бойко возглавил НАК «Нефтегаз».

Почему же, собственно, Президент, помимо существующих сантиментов, столь явно поддерживает Олега Дубину? Надо полагать, ответ состоит в том, что Дубина не является ставленником ни одной из групп, имеющих далекоидущие политические амбиции. У первого вице могут быть свои маленькие симпатии, но у будущего премьера не должно быть зависимости от тех, кто стремится получить контрольный пакет влияния в стране. Не словом, а делом первый вице-премьер доказывает Президенту свою политическую незаангажированность. Вот лишь краткий перечень свидетельств тому: в свое время именно он сыграл решающую роль в убеждении Президента наложить вето на альтернативный, принятый во времена Тимошенко и Ющенко, Закон об энергорынке. Напомним, что президентского вето удостоилось детище лоббистских усилий СДПУ(о). По всей видимости, Дубина был одним из серьезных препятствий для попадания кадров СДПУ(о) на интересующие партию посты в секторе управления энергетикой. Не получил согласия первого вице-премьера и Виктор Пинчук, пытавшийся добиться льготных тарифов на электроэнергию для Запорожского алюминиевого. Не могут пробить сопротивления Дубины в борьбе за «Укрнефть» держатели консолидированного блокирующего пакета, в число которого входит влиятельная структура — Приватбанк. Серьезный ущерб финансовым ресурсам Донецка Дубина нанес, прекратив экспорт газа, приносивший клану, по слухам, доход до десятка миллионов долларов в месяц. По первому требованию Президента и без лишних вопросов первый вице отказал во внимании к просьбам Андрея Деркача и избавился в своем аппарате от кадров, ассоциирующихся с деятельностью бывшего главы СБУ и его сына.

Одним словом, иногда отстаивая собственные взгляды, иногда стремясь укрепить доверие Президента, Олег Викторович наживает себе немалое количество недругов. Однако влиятельными сторонниками он также обзаводится. Скорее даже не так, поскольку находят его они, а не он, сосредоточенный на главе государства и зависящий от него в карьерном росте.

Четкий президентский ориентир на премьерство Олега Дубины не мог не заметить Владимир Литвин. Разлом между ним и Кинахом становился все больше, чему, безусловно, способствовали беспрестанные реляции СДПУ(о) в адрес действующего премьера. Встречи Литвина и Дубины стали регулярными. Одним из результатов длительных доверительных бесед стало заявление Президента об уходе в отпуск членов Кабмина, принимающих участие в выборах. В этой ситуации части ресурса лишилась бы СДПУ(о), Дубина бы возглавил Кабмин, и администрация Президента, всегда являвшаяся теневым правительством, получила бы прямые, как рельсы, рычаги влияния на ресурсы исполнительной власти ( в пользу одного блока, разумеется). Будет ли реализован этот план, сегодня с уверенностью сказать нельзя. Министры, идущие на выборы в партийных списках «За единую Украину», «зеленых» и СДПУ(о) в принципе ожидают последней отмашки с чемоданами в руках.

С премьером — сложнее. Легкая паника, ощущаемая в рядах блока власти, в первую очередь связана с отсутствием запланированного роста рейтинга. Лишить премьера, безоговорочно поддерживаемого 13% населения, эфира, отказаться от предвыборного освещения его деятельности — означает вырвать без особой на то надобности кусок мяса из слабого пиара пятителого блока. Да и не всегда посвященные в тонкости киевских альянсов регионы, могут с должным вниманием относиться к распоряжениям исполняющего обязанности. Уже после своего «отпускного» выступления Президент, совещаясь с лидерами «Еды», высказался в пользу сохранения премьера на посту и перенести локомотивно-организационные функции по проведению кампании блока на Владимира Литвина.

Окончательные точки над «і» расставлены во время пятничной встречи Кинаха и Кучмы. В связи с послеобеденным временем ее проведения мы не смогли сообщить вам ее результаты. На самом же деле не особенно принципиально: уйдет Кинах в отпуск или нет. На взаимоотношения в треугольнике Кучма—Дубина—Кинах это уже не способно повлиять. Похоже, что Анатолий Кириллович не вписывается в план работ, намеченный Леонидом Кучмой до 2004 года. Станет ли, пусть даже на определенный период, важной фигурой в реализации президентских планов Олег Дубина, сегодня доподлинно не известно. Но в пользу такого решения Президента говорит многое.

Например, Президенту предстоит решить вопрос с проведением кандидатуры Олега Дубины через парламент. И пытаясь понять, как это будет делать Президент в случае принятия окончательного решения, стоит попытаться заглянуть в будущее и представить возможное развитие событий. Совершенно очевидно, что формирование парламентского большинства, вне зависимости от количества мест, взятых теми или иными субъектами выборов, будет происходить вокруг фракции «За единую Украину!». Если бы выборы проходили в 2003 году, то можно было бы смело говорить о создании большинства вокруг наиболее вероятных кандидатов на пост Президента. Например, вокруг Симоненко или Ющенко, или Медведчука. Но за два с половиной года до выборов никто подобной наглости себе позволить не смог. «За ЕдУ» — плацдарм Президента в парламенте. Кое-кто из прошедших под чужими знаменами или брэндами уже после пересечения парламентской черты окажется в этой фракции. Попадут туда и шальные депутаты, прошедшие в парламент без административных либо оппозиционных «костылей». Далеко за примером ходить не нужно. Вспомним 5,6%, выдавленных из электората в 1998 году Народно-демократической партией Пустовойтенко. Во фракции же НДП оказалось 95 человек. Вот и сейчас все, кто захочет принять участие в дележе портфелей, постараются примкнуть к фракции «За ЕдУ!» Ведь слишком много будет на кону: все парламентские портфели, включая президиум, весь Кабинет, включая премьера. Скорее всего среди выставленных «лотов» будет кресло главы налоговой администрации, генерального прокурора, председателя фонда Госимущества. Вполне вероятно, что в пакете будет разыгрываться Нацсовет по телевидению и радиовещанию, а также наблюдательный совет Нацбанка.

Столь грандиозное по своим масштабам властное переселение никого из серьезных политических игроков не оставит равнодушным. Но вот только все ли смогут поучаствовать в разделе? Широко известно, что целью блока «За единую Украину!» Президент поставил формирование большинства в Верховной Раде за счет альянса с «зелеными» и «Жінками за майбутнє». В случае реализации этого плана все вышеперечисленное было бы разделено между этими силами. Разумеется, с учетом предложений Президента и его безоговорочного права на вето. Для Леонида Кучмы за два с половиной года до президентских выборов важно обеспечить условия собственного контроля над ситуацией. Рассадить в руководящие кресла представителей пропрезидентских партий, способных договориться между собой только при его непосредственном участии — верный способ достижения цели. Налицо проверенный принцип, используемый в течение почти восьми лет — разводи и властвуй.

Но уже сегодня ясно, что мечте в чистом виде сбыться не суждено. Изначальная разнарядка губернаторам была запредельной — 40%. Нынче планка опустилась до 25%. Сегодня Валерий Пустовойтенко заявляет, что социологи занижают рейтинг блока «За единую Украину!». «Я знаю, что рейтинг блока на самом деле намного выше. Я могу с уверенностью сказать, что он наберет больше всех процентов от других блоков и партий. Это будет сделано обязательно. И будет обязательно создано большинство в парламенте».

Тем не менее ни о каких 25% речь не идет. Даже самые глубоко интегрированные в штабные процессы «заедисты» были бы счастливы увидеть на табло Центризбиркома напротив своего блока цифру «12». Скептики, знающие ситуацию в регионах, и усердие губернаторов, находящих время вытереть пот с чела, считают, что если партия власти возьмет 7—8%, то это будет для нее очень хорошо. Российские наблюдатели, близкие к Кремлю, но далекие от Павловского сравнивают блок «За единую Украину!» не с «Единством», на которое «заеда» хотела бы быть похожей, а с черномырдинской НДР. Та же поспешность в создании, та же бездарность в агитации, почти тот же премьер у руля.

И все-таки повторимся. Сколько бы блок власти ни набрал в марте, в апреле он станет нитью, на которую станет нанизываться большинство. Допустим, блок получил 12% ( в настоящий момент их рейтинг колеблется от 4 до 5 процентов). Это при благоприятном бонусе — около 50 мандатов. По прогнозам здравомыслящей части штаба под флагами блока пройдет до 60 мажоритарщиков. В сумме —110 депутатов. Допустим, по 6% возьмут «зеленые» и женщины. Это еще плюс 50 (при условии, что обе партии несколько людей проведут по мажоритарным округам). Итого — 160. Сложно подсчитать количество рекрутируемых «шальных» народных избранников, которые будут сбегаться на раздел портфелей или просто скупаться на этот период. Плюс перебежчики из «Нашей Украины». В любом случае число легиона не достигнет 226. Однако остановится не очень далеко от заветной отметки. С кем Президент позволит создать альянс? С «Демократическим союзом»? С «Нашей Украиной»? С социал-демократами? Кто из них будет допущен к разделу власти в стране? Каждое из данных политических объединений уверено в своей востребованности. Но ведь Президент может поступить куда хитрее. Он может договориться с коммунистами. Именно так все и произошло в российской Думе, когда «Единство» с Зюгановым разделили между собой практически все думские портфели. Почему бы в очередной раз не повторить российский опыт? Много ли коммунистам нужно: пост первого вице-спикера да шесть-семь комитетов Верховной Рады. Да и потом — мало ли не ключевых постов в Кабмине, которые и отдать не жалко? Словом, если Леонид Кучма попытается создать системное и управляемое большинство, то у некоторых партий, блоков (даже не антипрезидентского толка) есть шанс после всех перипетий предвыборной борьбы получить статус статиста с мандатом. Кто попадет в немилость? Кому повезет? Сегодня сложно судить. Слишком много составляющих у президентского решения, слишком важен эмоциональный фактор, просчитать который весьма сложно. Тем не менее, вступившим в борьбу не только за парламентские кресла, но и за право, сидя в этих креслах расставлять фигуры в других властных плоскостях, следует крепко подумать о вариантах поведения в случае реализации президентского плана и прямой угрозы выпадения из обоймы. Многое также будет зависеть от того, с какого конца Президент подступится к переговорному процессу, что сделает точкой отсчета, начиная множественные консультации по заполнению упомянутых нами вакансий. Не исключено, что такой точкой отсчета станет фигура будущего премьер-министра. Это, кстати, может повлиять на благословленный Президентом перечень фракций, создающих большинство.

Кстати, еще в мае прошлого года коммунисты заявляли о своей готовности поддержать кандидатуру Олега Дубины на пост премьера. Замечу, что Олегу Викторовичу удалось и по сей день сохранить хорошие отношения с КПУ. Правда, не так уж они плохи у него и с «Нашей Украиной». Уж их-то голосов с лихвой бы хватило для того, чтобы создать большинство на время раздела власти. Правда, и кадровых амбиций у них побольше, нежели у коммунистов. Для того чтобы свои голоса за Дубину отдали эсдеки, понадобится огромное количество портфельных уступок со стороны отцов-основателей будущего большинства.

Впрочем так или иначе, но прорисовывающуюся уже сегодня расстановку сил в парламенте не стоит считать окончательной. Этому органу предстоит, как минимум, четыре переформатирования. Рискнем предположить, что первый этап структуризации пройдет сообразно вышеописанной схеме. Однако уже будущей осенью после раздела всех портфелей и получения должностных дивидендов главную пропрезидентскую фракцию ожидают серьезные испытания. Пустовойтенко, Тигипко и людей Ахметова в одной упряжке удержать сможет лишь стремление не допустить еще более чуждых им политиков к разделу властного пирога. Фракция «За единую Украину!» обречена на раскол. Непростые дни ожидают и разношерстную конструкцию Виктора Ющенко. Не все так гладко у «зеленых». Словом к зиме парламент вполне может войти в полосу дробления и междоусобных войн. Время массовой раздробленности и ситуативного большинства плавно перейдет в процесс интеграции вокруг вероятных кандидатов в Президенты. И, наконец, после выборов нового главы государства парламент переживет еще один внутренний передел сфер влияния. Но этот расклад уже будет зависеть от того, кому удастся «круто поставить себя на районе».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно