ВОЗЬМИ НАДЕЖДУ ВСЯК В СЕЙ ГОД ВХОДЯЩИЙ

29 декабря, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №52, 29 декабря-10 января

Год Тигра сменяет год Кота. Мельчают животные, на глазах мельчают страсти, цели и перспективы. Мы вступаем в год, в котором все будут гулять сами по себе...

Год Тигра сменяет год Кота. Мельчают животные, на глазах мельчают страсти, цели и перспективы. Мы вступаем в год, в котором все будут гулять сами по себе. Год же минувший видел многое: и звериное рычание, и отметины политических зубов. Кто-то наелся, кого-то загрызли - кого-то публично, кого-то под покровом ночи. Но от зоркого журналистского глаза не ускользнули основные трагедии и победы политических джунглей. Перед великим перемирием новогодних праздников подведем же итоги старого г.

На наш зов откликнулись:

Мыкола Вересень, («1+1» и чуть-чуть ВВС), Светлана Дорош, УНИАН, Лариса Ившина, «День», Владимир Кацман, еженедельник «Столичные новости», Николай Княжицкий, СТБ, Наталья Кондратюк, Украинское бюро ОРТ, Татьяна Коробова, «День», Александр Макаров, очень известный журналист, Вячеслав Пиховшек, Независимый центр политических исследований, Ирина Погорелова, «Политические хроники», Виталий Портников, «Радио «Свобода», Алена Притула, агентство «Интерфакс-Украина», Сергей Рахманин, «Зеркало недели», Светлана Рябошапка, УНИАР, Ирина Титова, «Киевские ведомости», Александр Ткаченко, «Нова мова», Александр Юрчук, «Money mayker».

Политическое событие 1998 года

...И действительно, в политическом и экономическом плане год для Украины получился вялотекущим и на яркие события бедноватым. Все копошилось, как-то выживало, перераспределялось, неубедительно друг с другом воевало...

Наверное, именно поэтому опрошенные «Зеркалом недели» журналисты сконцентрировали свое внимание на происходящем в здании на Грушевского Белом доме и женевской тюрьме. Пожалуй, обстоятельнее всех к этому вопросу подошел Виталий Портников, широкими секейросовскими мазками описавший, на его взгляд, наиболее значительные события.

«Я бы выделил в качестве главного международного события этого года скандал вокруг президента Клинтона и все, что с этим связано, - прежде всего операцию против Ирака, точно проиллюстрировавшую правоту таких американских политологов, как Збигнев Бжезинский. Эти люди предупреждали об изменении миропорядка как такового, и вот оно произошло… В конце концов, дело вовсе не в Монике Левински: все великие изменения начинаются с таких мелочей, как стакан воды…

Главное событие года на постсоветском пространстве - 17 августа и последующий крах российской экономики, обнаруживший неспособность политической и предпринимательской элиты соседней страны адекватно реагировать на трудности. Не говоря уже о глобальных последствиях для нашего хозяйства, в политическом плане этот крах стал и крахом наших штатных интеграторов - они еще трепыхаются, конечно, но это уже даже не агония - это пляска посмертной безысходности».

В описании главного политического события в нашей стране Виталий Портников плавно перешел от «события года» к «провалу года»:

«Украина: наша Верховная Рада заработала… Не могли бы мы обойтись без этого главного события? Неумение создать эффективный антикоммунистический блок - в молдавском парламенте смогли, а у нас все расползлось прямо под руками… Появление не без помощи с Банковой нового большого политического феномена - Александра Ткаченко - как будто в Украине мало было феноменального без этого замечательного явления… Комитет по борьбе с коррупцией, отданный «Громаде»… Все это и есть - политический провал года».

Выделили парламентские выборы на смешанной основе, как главное политическое событие года, Светлана Дорош, Татьяна Коробова и Александр Макаров. Лариса Ившина считает, что «попытка структурировать парламент стала тестом для власти и общества. Грубое вмешательство исказило картину. «Кривое зеркало» нового парламента должно стать хорошим уроком для лидеров и избирателей». По мнению Николая Княжицкого, главным политическим событием стали парламентские выборы и эксперименты, с ними связанные (феномен зеленых, «спикериада» и ее экономический базис).

Скрепя сердце парламентские выборы отметил и Вячеслав Пиховшек: «Если правда, что события, когда мы от них удаляемся, постепенно увеличиваются в нашем воображении, то, увы, в прошлом году таких событий в нашей стране не было. А была куча событий, представляющая ценность лишь для тех, кто считает их таковыми. Поэтому для меня значимым событием стали первые многопартийные выборы, пусть даже с неизбежными издержками их первого проведения. Говорят, всегда выбирают только между лишними вещами - по-настоящему необходимое мы берем, а не выбираем. К парламентским выборам это утверждение неприменимо - мы выбираем, чтобы не выбрали за нас».

Некоторый позитив в результатах парламентских выборов усматривает и Владимир Кацман: «Выборы в парламент на полупартийной основе: это была самая большая драма и самая большая комедия, но объективно это все-таки послужило общественному прогрессу. И главное: наверное, это была преамбула полностью партийных выборов - и парламентских (2002), и президентских (2004)».

А вот Наталья Кондратюк с предыдущими ораторами не согласна, поскольку считает основным событием года констатацию того, что: «народ опять жив. Все прочее на высокое звание события года не тянет. Перманентные кабинетные землетрясения интересны лишь узкому кругу ограниченных политикой людей. А выборы-98 - это не событие. Это подтверждение того, что наш народ голосует желудком. Одни - в память о сытости. Другие - в надежде поесть».

Традиционно независимый ни от кого Мыкола Вересень, похоже, решил позлорадствовать: «Событиями года стали избрание на спикерство А.Ткаченко, который вам всем еще покажет, и арест в Швейцарии П.Лазаренко, который вам уже показал».

Что ж, с этой перспективой и ретроспективой нам с вами жить в 1999 году. Успокоить может только украинская народная мудрость: «Счастье - это не когда тебе хорошо, а когда другому плохо». А хуже всех сейчас, пожалуй, Биллу Клинтону. Александр Юрчук считает, что событием года стала «романтическая любовь Билла и Моники на фоне ракетных залпов по базам террористов и местам предполагаемого производства бактериологического и химического оружия в Ираке.

Незабываемое политическое событие года, которое заставляет по-новому взглянуть на интимные отношения между женщиной и президентом».

Ирина Титова обращает взор не на Запад, а на северо-восток, и отмечает ратификацию Большого договора между Украиной и Россией обоими парламентами.

Сергей Рахманин отмечает «выкачивание налогов при помощи СИЗО ДК «Украина» и учений по гражданской обороне. По уровню политической смелости и экономического остроумия - безусловное событие года».

Ирина Погорелова как всегда в конституционном поле. По ее мнению, внимания заслуживают: «попытка отставки правительства, как реализация парламентом своих конституционных полномочий. Отсутствие результата - тоже результат: после «провала» 13 октября ВР приняла в первом чтении проект бюджета, который одновременно является и вотумом недоверия Кабмину, и «финансовым импичментом» Президента. Кстати, именно Президент это понял лучше других, после чего и произвел на свет «новые» конституционные инициативы».

Не особенно хорошо обстоят дела у Павла Лазаренко. Хотя почему только у него? Таковыми они являются у всех, кто вовлечен в войну беспомощных компроматов. Например, Светлана Дорош называет задержание Павла Лазаренко в Швейцарии «первым этапом разворачивающейся войны между представителями высших эшелонов власти». С ней соглашается и Алена Притула: «Несмотря на то, что это, скорее, - криминальное событие года, никто не станет спорить о политическом значении произошедшего с Павлом Ивановичем». Да, с этим спорить никто не будет, равно как и с тем, насколько серьезными могут оказаться политические последствия действий самого Лазаренко.

Александр Ткаченко убежден, что событием года стал «экономический кризис, который, несмотря на благоприятные условия, не удалось предотвратить». И еще об одном событии года небезосновательно упоминает автор программы «Лица мира»: «Нерасследованные коррупционные дела и убийство Гетьмана». Светлана Дорош считает убийство Вадима Гетьмана пределом цинизма.

Политический провал года

Если событием года стали первые выборы парламента по мажоритарно-пропорциональной системе, то провалом года большинство посчитало результаты деяний избранного состава ВР. Ирина Погорелова как главный парламентский эксперт считает политическим провалом «спикериаду» и ее результат - избрание А.Ткаченко. Провал заключается даже не столько в самой личности спикера, сколько в принципе, по которому он избирался - «чем хуже - тем лучше».

Алена Притула - в струе и поэтому как бы продолжает вышесказанное: «Хотели как лучше, а получилось, как всегда... Занятен был даже не столько рекордно продолжительный процесс, породивший знаменитую «спикериаду», сколько результат. Лично я испытала после этого разочарование и стыд».

Провалом года результаты выборов считает и Александр Макаров, и Александр Ткаченко, который в негативные последствия этого события вписывает «избрание спикером А.Ткаченко и искусственное создание фракции НДП».

Сергей Рахманин признает провальными «выборы в парламент - в целом и в частности - результат, которого добились НДП и СДПУ(о)».

Провальными Светлана Дорош считает: «а) планы создать политически ответственное большинство в парламенте, которое, в свою очередь, сформирует правительство народного доверия; б) попытки сделать правительство: 1) легитимным, 2) профессиональным».

Невысоко результаты деятельности нового парламента оценивает и Владимир Кацман: «Провал года это - попытка избрать на новой основе парламент, который был бы лучше, чем XII и XIII созывы, а также попытка «центристов» объединить всех и вся в нечто неопределенное, но управляемое».

Немало внимания мои коллеги уделили экс-премьеру Лазаренко и в этой номинации. «Очень трудно определить политический провал года при наличии перманентного провала всего, что только может провалиться. Причем все это происходит в процессе общего падения и уже наблюдается состояние невесомости, при котором всплывает вверх не самый лучший и качественный политический продукт. Довольно классно залетел в Швейцарии один гражданин Панамы, но его провалу пока немного не хватает глобальности», - так считает Александр Юрчук.

А вот более конкретно о самом экс-премьере: «Пожалуй, иногда он не против остановиться. Но остановиться можно только на подъеме, но не при падении. Экс-премьеры же в этой стране падают, как бутерброды: обычно лицом вниз. Сказанное же Павлом Ивановичем не всегда доказывает присутствие ума, как и не служит достаточным доказательством отсутствия глупости», - говорит так ни разу, к сожалению, и не поговоривший по душам в «Пятом углу» с Павлом Лазаренко Вячеслав Пиховшек. Но в «пятый угол» пока Павла Ивановича не смог загнать никто. Так, например, считает и Наталья Кондратюк: «Если и дальше власть будет «разоблачать» Лазаренко словами, она таки сделает из него следующего Президента».

Николай Княжицкий смотрит на происходящее с Павлом Лазаренко не как на частный случай, а как на схему, достойную применения и к другим субъектам отечественной политики. По его мнению, главный «бух» 1998 года - «арест и освобождение П.Лазаренко за рубежом. Наши политики показали всему миру и своему народу свою истинную цену и цену, которую дают за них европейцы и американцы. Ведь столько стоил не один Павел Иванович».

Ирина Титова, склонная называть это событие, «скорее, не политическим провалом, а политическим расколом», обращает внимание на «полураспад «Громады» и уход из нее Юлии Тимошенко». (По всей видимости речь идет об уходе де-факто, а не де-юре.)

Вместе с тем взлет Ткаченко и падение Лазаренко не заставили журналистов потерять из виду статичного Президента. Лаконичнее всех мнение по этому поводу выразила Татьяна Коробова: «Провал и этого, и всех предыдущих лет - экономические реформы Кучмы». Мыкола Вересень был помягче, но суть от этого не изменилась: «Очень хочется назвать кого-нибудь, кроме Президента, и выглядеть лояльным к Леониду Кучме, но в голову все время лезет именно его фамилия. И в 95-м, и 96-м, и 97-м, и теперь все проваливается и проваливается украинская жизнь. Политическая, экономическая, социальная и т.д.».

Лариса Ившина подошла к вопросу более абстрактно, но это не означает, что менее доходчиво: «Провал гривны показал, что прежние методы (политические, экономические) исчерпали себя. Паразитировать больше не на чем. Казна пуста. Как это ни неприятно, власти придется платить. Всем другим - производить. В первую очередь - качественно новую политику».

Вот этими тремя моментами, пожалуй, и ограничиваются самые яркие провалы 1998 года. Нетрадиционное мнение по этому поводу высказала лишь Наталья Кондратюк, которая небезосновательно вспомнила о «бушерском контракте и прочей внешнеполитической услужливости. Интересы государства нужно уметь отстаивать. Но для этого необходимо эти интересы иметь». Пожалуй, неясность в отношении государственных ориентиров, интересов и приоритетов и является самым большим провалом этого года...

Политик-98

Не знаю, такими ли аргументами руководствовалась программа «Человек года», когда два раза подряд вручала украинский «Оскар» Леониду Кучме в данной номинации, но значительная часть опрошенных «Зеркалом недели» журналистов политиком года опять назвала Президента. В этом ключе рассуждает Ирина Погорелова: «Политиком года по строго заведенному правилу может быть и является только Президент Л.Кучма. Он же - государственный деятель года, единственный и неповторимый кандидат в Президенты. Нельзя исключить, что в 1999 он будет уже и финансистом, и парламентарием, и дипломатом года... И лучше уже сейчас не тянуть с предоставлением ему этих званий, а тем более не провоцировать наблюдателей на иные оценки, рискуя здоровьем возможных номинантов».

А вот мнение Ларисы Ившиной: «Вы будете смеяться, но это - Леонид Кучма. «Политика»-98 и ее глобальные результаты (а не только там, где не мешали) - сфера его влияния и ответственности. Изменится «система координат». Тогда и рейтинги будут другими. Пока это - «зазеркалье».

Вячеслав Пиховшек не забыл, что он по образованию - философ, и поэтому раскрыл нам, что же происходит с вещью, которая в себе: «Влияние Президента переплавлено в опыт его политических действий, а опыт Президента - это не то, что происходит с ним, а то, что он делает с тем, что с ним происходит. А чтобы разобраться, что ему нужно делать с этим, Президенту и необходимо влияние. Этот опыт есть власть Президента и одиночество его власти».

Александр Юрчук, который делит с Горбулиным эксклюзивное право обращаться к Леониду Кучме на «ты», считает, что не стоит нарушать сложившуюся традицию: «Если ты президент, то быть тебе политиком года. При этом не важно, что делаешь, как делаешь и делаешь ли что-либо вообще. Главное - это движение к президентским выборам».

Способность действовать считает основным необходимым президентским качеством и Виталий Портников, но в данном случае Виталий Эдуардович начинает издалека: «В Украине нет политика года, а в России - Сергей Кириенко. Все-таки, несмотря ни на что, у Бориса Ельцина хватило мужества призвать другого человека - пусть даже тогда, когда было поздно… Нашему Президенту такого мужества даже и не желаю - спасибо, отец родной, что нашел в себе силы снять Павла Ивановича».

Аж две руки были подняты за Александра Ткаченко. Светлана Дорош и однофамилец спикера отметили, что он «умудрился вскочить на высший Олимп».

Иные претенденты на звание политика-98 набрали всего по одному голосу. Отдельного внимания заслуживает наблюдательность Татьяны Коробовой, которая замечает: «Если политика - это концентрированное выражение экономики, то Виктор Медведчук».

По мнению Светланы Дорош, политиком года стал «Александр Мороз - несмотря на поражение на выборах спикера, остался в активной политической жизни и, по сути, был и остается главной «головной болью» для всех претендентов на президентский пост-99».

Александра Мороза в этой номинации назвала и Ирина Титова, при этом заметив, что Александр Александрович «ведет себя настолько уверенно, как будто он уже Президент». Кроме экс-спикера, журналистка «Киевских ведомостей» отмечает и Виктора Ющенко, который «рискнул выступить против Президента».

Наталья Кондратюк считает политиком года Виктора Ющенко: «Он не лезет в политику. Он от нее бежит. Но его действия на посту главы Нацбанка создают такой политический капитал, что всех резервов общественных политиков против его банковских в один момент может не хватить».

А вот у Мыколы Вересня по поводу претендента на эту номинацию сомнений нет: «Конечно, Б.Клинтон, минет которого, как шутят, дорого обошелся городу Багдаду в отдельности и миру в целом».

Политика-98 за пределами Украины определил и Сергей Рахманин. По его мнению, это «Вяхирев и Камдессю. Они руководили политическими и экономическими процессами в Украине гораздо увереннее, чем все украинские политики вместе взятые».

С недавних пор ставший заядлым материалистом Владимир Кацман считает, что «политик года станет ясен не раньше весны 1999 года. Это как в бухгалтерии - авансовые платежи проводятся предыдущим годом, а сальдо подбивается последующим годом. Подождем?».

В принципе, нам действительно ничего не остается, как ждать, поскольку, при всем уважении к выше высказанным мнениям, редакции газеты ближе всего оказалось мнение Алены Притулы: «Этот год, к сожалению, не родил настоящего политика номер один. В Украине почти все политики скорее напоминают озабоченных своими делами бизнесменов, чем и объясняется мелкость или масштабность их действий и намерений». А ведь так хочется определять политика года по его светлым и полезным делам, отдавать должное хитрым и грамотным комбинациям, удивляться неожиданным и гениально простым поворотам, фиксировать выполнение данных избирателям обещаний.

Может быть, в связи с этим обратиться к официальному дистрибьютору виагры в Украине - Александру Федоровичу Возианову - с просьбой провести ряд экспериментов: а не способно ли волшебное зелье влить силу в вялотекущие политические процессы в стране. Если бы это было так, то, пожалуй, вся страна смогла бы получить удовольствие.

Политик-фиаско

Похоже, неважно закончился этот год для Александра Мороза. По крайней мере, значительная часть опрошенных журналистов склонна считать именно так. Черный портрет неудачника на сером фоне счастливчиков...

Лариса Ившина считает, что «Александр Мороз заслуживает сочувствия. Дело не в том, что не стал спикером. «Не стать» можно по-разному. Непросчитанная попытка импичмента, выбор политических партнеров, нервные интервью, - зафиксировали «мелкокалиберность» и отсутствие роста». Примерно так же оценивает ситуацию Александр Макаров: «Мороз потерял старую почву под ногами и пока не нашел новую».

Александра Мороза политиком-фиаско называет и Наталья Кондратюк: «Иногда видно. Иногда слышно. Но очень расплывчато и невнятно. Резкий только портрет экс-спикера на фоне экс-Рады. Пейзаж годичной свежести. А еще говорят: не место красит человека».

Как всегда принципиальный Владимир Кацман категоричен: «Однозначно - Александр Мороз. Возможно, последствия его непереизбрания спикером, лишившие его трибуны и сделавшие нервным до предела, скажутся в 1999-м даже больше, чем ожидает его команда».

«Если во все времена политиком года считается Леонид Кучма, то в соответствии с этим же правилом, место политика-фиаско должно принадлежать только А.Морозу», - похоже, издевается над стереотипами Ирина Погорелова.

Мыкола Вересень как бы на раздорожье: «Может быть, А.Мороз, но не исключено, что Е.Марчук. Вообщем, кто-то на М».

Тему на «М» продолжает Алена Притула, но она останавливает свой выбор на Евгении Марчуке: «Он, по-моему, просто передержал паузу. Создается впечатление, что в его реанимации и выведении из состояния «успокоившейся силы» заинтересован сейчас только он сам. Сможет ли?».

Ответ на вопрос Алены Притулы в разделе «Самый перспективный политик» даст Лариса Ившина. А мы пока вернемся к тем, у кого, по мнению журналистов, особых шансов вознестись не наблюдается.

Виталий Портников считает, что политиком-фиаско в этом году стал «Павел Лазаренко. После швейцарской истории ему будет трудно доказать своим нищим согражданам, что он честен и беден - ну, хотя бы - небогат».

Того же мнения придерживается и Светлана Дорош: «Невзирая на результаты всех его уголовных дел, он уже вряд ли сможет достичь хотя бы каких-нибудь политических высот. Он будет зависим от других, более удачливых лидеров».

В то же время Ирина Погорелова небезосновательно предполагает, что у Павла Лазаренко еще не исчерпаны возможности постоять за себя. Продолжая список политиков-фиаско, Ирина Николаевна замечает, что таковыми могут считаться: «премьер-министр В.Пустовойтенко (сохраняется в должности только ради того, чтобы ее не занял кто-то другой), депутат А.Волков (не создал для Л.Кучмы обещанной политической опоры, но с П.Лазаренко еще должен встретиться), лидеры правоцентристских партий и т.д. и т.п.».

Два голоса в этой номинации получил Президент Украины. Правда, оценить сказанное одним из них может только доктор физических наук, имеющий также опыт работы освобожденным секретарем парткома: «Если использовать по назначению принцип диалектического материализма, то получается единство политика года и политика-фиаско. В лице Леонида Даниловича мы наблюдаем творческую реализацию второго закона диалектики на фоне первого закона термодинамики». Это мнение Александра Юрчука. В свою очередь Сергей Рахманин считает, что Президент «поразил своей непоследовательностью, несметное количество раз опровергая сам себя».

По мнению Сергея Ивановича, на звание политика-фиаско может также претендовать и Виктор Ющенко, который доказал, «что пока еще не совсем политик».

Пальму первенства в этой номинации с Президентом предлагает разделить Павлу Лазаренко Ирина Титова.

Примечательно, что в разделе политик-фиаско присутствуют не только личности, но и коллективные номинанты. Каждый из них, правда, получил по одному голосу, но к этим голосам вполне стоит прислушаться. Например, Татьяна Коробова считает, политиком-фиаско «групповой портрет НДП». Разве с этим поспоришь? Как, впрочем, и с тем, на что обращает внимание Вячеслав Пиховшек: «Избрание спикером А.Ткаченко - это фиаско политической элиты Украины, живущей по принципу - то, что для бедной девушки «роковая ошибка», для богатой женщины лишь «необдуманный шаг». И только сделав этот шаг и уйдя дальше по этому пути элита заметит, что она давно уже на дороге «роковых ошибок». Впрочем, если правда, что капля никотина убивает лошадь, то хомяка она, эта капля, по идее, должна разрывать на куски. Сколько же никотина нужно для такой элиты?»

Николай Княжицкий, знающий о власти кое-что не понаслышке, считает, что политиком-фиаско в этом году стала «администрация Президента, как коллективный игрок. Для многих членов этой команды гораздо важнее выполнение условий контракта, нежели победа».

По мнению Александра Ткаченко, фиаско потерпели «реформаторы, которые символизировали реформаторский курс. Они проиграли и не видно оснований для побед в будущем». С Александром Ткаченко нельзя не согласиться, хочется только уточнить: «А был ли мальчик?»

Самый перспективный политик

(если есть желание,

можно сконцентрироваться на прогнозах предвыборной кампании-99)

«И настанет день, и придет он - самый перспективный и лучший. И скажут все, что это - хорошо. В общем, такое начнется...», - это было пророчество Александра Юрчука. Возможно, ему суждено сбыться. Освободившийся от оков симпатий журналист смотрит в день завтрашний, поставив крест на сегодняшнем.

Но не все согласны с таким подходом. «Жить без любви, быть может, - просто, но как на свете без любви прожить?» Наверное, это для многих политических журналистов так же тяжело, как без симпатии и надежды прожить в политике.

В этом сезоне символ позитивности - Виктор Ющенко. Это еще не означает, что он победит в президентской гонке. Зато это означает, что Леонид Деркач к своему выступлению перед парламентом по поводу Виктора Ющенко подошел спустя рукава. Так или иначе, но глава Нацбанка Виктор Ющенко многими опрошенными считается самым перспективным из ныне сущих. Так считает Ирина Титова. Ирина Погорелова при этом замечает: «В.Ющенко, как некандидат. Возможно, его отказ участвовать в президентской гонке вызван лишь тем, что он раньше других дочитал Конституцию до конца и понял преимущества своей собственной должности». Александр Ткаченко называет фамилию, при этом уточняя: «Ющенко, если станет политиком».

Светлане Дорош расклад видится следующим образом: «а) Виктор Ющенко - если согласится баллотироваться на выборах Президента Украины; б) Александр Мороз - если сможет доказать, что именно он должен быть единой кандидатурой от оппозиции на президентских выборах. Оба - В.Ющенко и А.Мороз - могут оказаться достойными противниками».

Где-то в этом кругу эскизы будущего рисует Николай Княжицкий: «Мороз, если задумается о перспективах. Ющенко, если станет политиком. Кучма, если задумается о перспективах и станет политиком».

Светлана Рябошапка останавливает свой выбор только на Морозе.

Самым перспективным политиком с учетом кампании-99 Татьяна Коробова считает Александра Ткаченко: «Перед всеми остальными имеет неоспоримое преимущество - по мировоззрению и уровню интеллекта и культуры он близок к широким массам и, возможно, отвечает их представлению об «отце народа» (не нации!). Если от Сталина отнять Лукашенко, получится Ткаченко. Людей можно понять - они устали видеть вместо власти манную кашу».

Размахом деятельности спикера впечатлен и Сергей Рахманин: «Если так пойдет и дальше, то осенью 1999-го он будет сидеть на Банковой, а Кучма торговать кукурузой».

Несколько ставок в президентских бегах делает Мыкола Вересень: «А.Ткаченко, которого пропускают вперед члены администрации (не знаю, сознательно или неосознанно). Может, П.Симоненко, но не исключено, что Л.Кучма».

По поводу перспектив наших политиков скепсис выражает Наталья Кондратюк, но Александра Ткаченко в определенной мере отдает должное: «Вряд ли именно перспективный политик победит на выборах-99 г. Украинская политическая перспективна - своеобразна. В нее вписывается

А.Ткаченко. Как взошел! Быстро, стремительно. Как кукуруза после хороших удобрений. Действительно перспективный политик В.Медведчук. Его перспектива - 2004 г.».

Кстати, о Викторе Медведчуке. Если кто-то, паче чаяния, о спикере ничего не знает, то лучше Вячеслава Пиховшека о нем не скажет никто. И никогда. «Этот политик овладел искусством побеждать противника, делая его слабее себя. Он прагматичен, он заставляет законы быть на его стороне - и это будет правильная сторона. Он знает, что ни одной опасности нельзя преодолеть, не подвергаясь при этом опасности, - и он преодолевает эти опасности. Он не тороплив, но его упорство всегда берет верх над разнузданным нахальством временщиков, он не медлителен, зная, что его противникам труднее поразить движущуюся цель, он не импровизатор, но тщательно разрабатывает свои планы, он не романтик, он реалист. Возможно, именно потому он и не входит в одну реку дважды в то время, как другие убиваются над химическим составом воды.

Прогноз на 1999 год. Мы не будем удивлены тому, что наступит год 2000. Я бы не недооценивал шансы Л.Кучмы на переизбрание: конкуренты человека - это его тень; чем выше человек, тем она, тень, длиннее. Но многие из них нас удивят. В конце концов, мы еще раз убедимся и в том, что обстоятельства сильнее людей, и в том, что тот, кто борется с обстоятельствами, поневоле становится их рабом».

А вот Владимир Кацман со всеми не согласен и основания у него для этого есть, потому что он бывает в людных местах. По его мнению, самыми перспективными политиками являются: «а) Геннадий Балашов: тот, кто хочет видеть в нем только несерьезное, просто очень давно не слышал, о чем говорят в толпе; б) Юлия Тимошенко: очень рвется в политики и в меру цинична».

Напомним, что речь все еще идет о кандидатах в президенты. Лариса Ившина традиционно стабильна: «В 99-м у Евгения Марчука есть шанс перейти в другую номинацию - политика года. Думаю, он его не упустит».

К списку уже упомянутых претендентов Алена Притула добавляет Наталью Витренко: «Эта женщина - одна из немногих в Украине людей, кто обладает соответствующей харизмой. Пламенный трибун (если так можно сказать о женщине), искусный популист, причем, как кажется, сама искренне верит в то, что говорит (вот этого, кстати, не хватает остальным)».

Среди ныне действующих политиков перспективных не обнаружили двое - Виталий Портников и Александр Макаров. Последний эксперт уточняет: «На пороге нового тысячелетия ситуация такова: среди действующих политиков перспективными назвать некого, а тех, кто должен прийти на смену, пока не видно».

Цитата года

Страна дождалась своего героя. Заскучав было на четыре года без Ивана Степановича Плюща, слушатели прямой трансляции заседаний ВР получили возможность сторицей возместить комплекс собственного косноязычия на фоне красноречивых выступлений Александра Мороза. Александр Ткаченко стал кладезью афоризмов, несуразиц и крылатых выражений. Конечно же, очень многие из опрошенных в номинацию «Цитата года» представили его выражение «Я не первый политик в этой стране, но и не второй». Это изречение соответствует требованиям номинации не только по форме, но и по содержанию. Глубоко.

Вячеслав Пиховшек вообще считает, что между собой могут конкурировать только цитаты от Александра Ткаченко, но при этом «с многими вопросами», добавляет он: «Что лучше - «доля впала на мене» или - «далі вступати нікуди, життєві реалії стукають до кожної родини». А вот такой перл: «Для виступів записалося одинадцять депутатів, точніше - сорок два». Или же: «Депутати не можуть залишатися заціпенілими свідками просування суспільства від прогресу до середньовіччя»? То вступать хочется, да некуда, то «заціпеніти» не получается. И, потом: «Економіка України має занепад по простій, але геніальній формулі». Понятно, по какой, как и то, что спикер у нас - не то слово, а «то слово» - у меня не для публикации в «ЗН». Впрочем, «живой классик» сам сказал: «Одну хвилиночку, ви мене не насилуйте. Я знаю, кому це вигідно». И я, Слава Пиховшек, догадываюсь. Вы о ком, Александр Николаевич?» Светлана Рябошапка напоминает спикерское изречение: «До мене перейшло жезло влади».

Правда, у председателя ВР есть выражения, от которых делается не смешно, а грустно. Одно из таких подметил Мыкола Вересень: «Русских везде притесняют», - сказал в России спикер украинского парламента (точность цитаты не гарантирую, но смысл именно этот).

В остальном же этот год не только не порадовал событиями, политиками и носителями перспектив, но и яркими цитатами. В несвойственной ему манере выступил Петр Симоненко. Сергей Рахманин лидеру коммунистов двусмысленности выражения не простил: «Те партии, которые хотели найти политическую нишу, нашли только политическую щель. И оттуда они удовлетворяют свои амбиции».

Традиционно не то, что хотел, сказал Президент. Ирина Погорелова отмечает его цитату: «Президент может проиграть референдум, но мне важен принцип».

Весьма любопытное высказывание Президента приводит Николай Княжицкий: «Саша, ти ж хочеш бути Президентом... Коли ти сюди прийдеш, ти будеш робити те саме, шо я».

Владимир Кацман выступает «За красивую Украину!», а также отмечает другое высказывание: «Мы за ночь нашли 12 млрд. грн. - бюджет может быть бездефицитным...».

Замечательную цитату Зиновия Кулика напоминает Наталья Кондратюк: «На гербе Украины вместо трезубца нужно нарисовать грабли».

Изречение, похожее на точный и безжалостный диагноз, предлагает Лариса Ившина: «Плохо, когда народ не верит власти, но еще хуже, когда он не верит оппозиции» (к сожалению, авторство не указывается).

И как заключительный аккорд приведем совет, происхождение которого Александр Макаров приписывает одной из киевских коммерческих радиостанций: «Улыбайтесь! Вас шеф любит, идиотов»...

Надежда-99

Николай Княжицкий надеется на то, что надежда умрет последней. Мы же, в свою очередь, надеемся на то, что даже после того, как умрет она, население страны все-таки останется. Судя по высказываниям коллег, так оно и произойдет. Мыкола Вересень настроен еще пессимистичнее: «Учитывая, что надежда умирает последней, надежда 1999 года умрет 31 декабря 1999 года, на остальные дни нет никакой надежды». «Оставь надежду всяк входящий в год выборов президента. Надежд нет, есть только предчувствие, как нас (журналистов) будут пользовать», - так небезосновательно считает Алена Притула. Просвета в происходящем не наблюдает и Светлана Рябошапка.

Ирина Титова в этой ситуации считает возможным надеяться «только на потусторонние силы».

Надежда на потусторонние силы имеет столько же шансов быть состоятельной, как и надежда, которой поделилась Светлана Дорош: «Очень хочется верить (и так каждый год), что наша власть обретет такую редкостную черту, как аскетизм. Равнодушие к шкурным интересам, наверное, могло бы сотворить «экономическое чудо» в Украине».

Очевидно, вполне логичным будет привести вслед за надеждой Светланы крик души Александра Юрчука: «Боже, когда это все закончится?!»

У Владимира Кацмана надежда конструктивная и обывательски светлая: «Если все сложится так, что у общества хватит сил, ума и воли снизить налоги, ввести частную собственность на землю, освободить предпринимателя и «поприжать» чиновника, заодно не забыв и о свободе слова, - мы еще поживем и порадуемся чему-то явно неполитическому». Дело за малым: осталось сделать так, чтобы все это зависело от общества, а не ветвей власти.

А есть и такая надежда: «Я надеюсь на торжество народной мудрости: «Не рой яму другому». Л.Кучма доблестно отстоял кресло спикера от Мороза, теперь должен пожать плоды своей стратегии, уже сейчас уступая собственное кресло Александру Ткаченко. Теперь тезис «Главное, чтобы не Мороз» сменился более актуальным - «Кто угодно, только не Кучма». Это - Татьяна Коробова. Бойтесь ее.

А вот Сергей Рахманин как-то загадочно надеется на то, «что выборы-99 состоятся». Наверное, он что-то знает.

Ирина Погорелова надеется на «своевременное принятие закона о выборах президента, сохранение не ниже нынешнего уровня аполитичности Конституционного суда и здравого смысла руководства силовых структур». Такую надежду нельзя не разделить, особенно ее последнюю часть.

У Вячеслава Пиховшека надежд будущий год не вызывает никаких.

Виталий Портников надеется, что «выборы президента закончатся не так плачевно, как выборы спикера».

Александр Ткаченко надеется на то, что «люди научатся считать деньги, которые они легально зарабатывают». Эксперту также очень бы хотелось, чтобы этому научились «правительство и наши несостоявшиеся олигархи».

Александр Макаров делится мечтой о том, чтобы в этом году «впервые политические процессы привели к повышению благосостояния людей».

Лирична и рациональна одновременно Наталья Кондратюк. У нее надежда «на декабристов. «Декабристы разбудят Герцена». Герцен разбудит Колокол. Колокол зазвонит. И каждый задумается: «А по ком это он?» Дальше никого будить не стоит. В плане надежд - главное вовремя остановиться».

Лариса Ившина в разделе «Надежда-99» приводит высказывание посла Израиля А.Эбана в ООН: «Люди и народы действуют мудро, когда они уже исчерпали все альтернативы!».

Мы же в свою очередь надеемся, что Украина найдет альтернативу тому, что происходит с ней сейчас.

P.S. Грустно, да? Блекло, правда? Но это наша с вами жизнь, политики, журналисты и бизнесмены. Это то, что влияет на вашу жизнь, учителя, крестьяне, врачи, дизайнеры, сантехники и актеры. Надо бы разорвать цепь неудач, надо бы выбраться из безнадеги. Может, разбудим сами себя и это будет мудро?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно