ВЛАСТЬ: МЕНЯЕМ ИМИДЖМЕЙКЕРОВ НА ИМИДЖКИЛЛЕРОВ

31 октября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 31 октября-7 ноября

Несколько месяцев назад, после назначения силовиков, до невозможности близких к лидеру СДПУ(о), «З...

Несколько месяцев назад, после назначения силовиков, до невозможности близких к лидеру СДПУ(о), «ЗН» писало о том, что для полного счастья Виктору Медведчуку осталось сменить генерального прокурора и председателя Верховной Рады, заменив их лояльными к себе кадрами. 29 октября Президент Украины издал указ о смещении с должности генерального прокурора Святослава Пискуна. Причина отставки в документе не указана. Немудрено: ведь если раньше указы, подписываемые Президентом, визировал главный юрист администрации Леонид Подпалов, то сейчас в администрации Президента его этим стараются не обременять, ведь АП возглавляет не кто-нибудь, а юрист. Тем не менее, указ об отставке является незаконным, и не только потому, что в нем причина не указана, а потому что на момент подписания не существовало реальной причины для отставки Пискуна. Согласно Конституции, Президент имеет право увольнять генерального прокурора, назначенного сроком на пять лет. Однако полномочия Президента определяются не только Конституцией, но и законами Украины. А в соответствии с Законом «О прокуратуре» и его второй статьей, существует исчерпывающий перечень оснований для увольнения генерального прокурора Президентом Украины. Указ Президента был бы правомочным, если бы истек срок, на который Пискун был назначен (а он не истек); если бы генпрокурор был не в состоянии выполнять свои обязанности по состоянию здоровья (чего-чего, а здоровья Святославу Михайловичу не занимать); если бы генпрокурор нарушил требования относительно совмещения постов (занятие бизнесом, в котором Пискуна уличала Ольга Колинько, таковым вряд ли можно считать); если бы в отношении генпрокурора набрал силу обвинительный приговор суда (решение координационного комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, конечно, напоминает суды троек, но все же правом выносить судебные вердикты комитет не наделен); если бы Пискун отказался от украинского гражданства (чего генпрокурор пока в мыслях не имел), или если бы он подал Президенту прошение об отставке по собственному желанию (чего Пискун не делал, но не исключено, повторив путь Стельмаха, сделает).

По данным «ЗН», сразу после отставки, в возможность которой генеральный прокурор до последней секунды не верил, Пискун сообщил узкому кругу о своем твердом намерении обратиться в Верховный суд, возглавляемый его старинным другом Маляренко. Однако нельзя исключать, что Святослав Михайлович откажется от своих намерений, как отказался от намерения уйти в отставку в случае увольнения Пискуна первый вице-премьер Николай Азаров. Кстати, именно Николай Янович в данной ситуации выступает основным успокаивающим средством для Пискуна. Именно через него и действует глава государства, отдающий себе отчет в том, что непредсказуемый Пискун, оказавшись на свободе, сможет использовать те данные, которые, несомненно, оставил себе на память о работе в прокуратуре. Свидетельство тому — звонок с борта самолета, который сделал Леонид Кучма Николаю Азарову, поделившись с первым вице-премьером своими сожалениями о том, как погорячился, решая судьбу Пискуна.

Подписывая указ об отставке, Президент не мог не знать, что действует незаконно. Конечно же, лучшим решением для него было бы выражение недоверия генеральному прокурору парламентом. Причины, по которым это может произойти, не оговариваются ни Конституцией, ни законом «О прокуратуре». Однако многократные зондажи неизменно давали один и тот же результат: голосов, необходимых для выражения недоверия Пискуну в Верховной Раде, не хватало. И Президент вынужден был нарушить закон и взять ответственность на себя. Более того, сделал он это весьма не кстати, ибо фоном для отставки Пискуна послужили инициированные прокуратурой аресты высоких чинов МВД, связанные с расследованием дела об убийстве Георгия Гонгадзе. Некрасиво получилось. Но могло получиться еще хуже, если бы Пискун оказался настоящим игроком и, сослужив службу себе и обществу, передал в суд материалы расследования, которые, по сведениям «ЗН» из источников в прокуратуре, уже более месяца как готовы для этого. Генеральный прокурор понимал, что дело Гонгадзе — его страховой полис и гарантия сохранения поста. Но он решил не защититься им, а продемонстрировать, что может это сделать. Не успел…

Возможно, вопреки уговорам Азарова, Святослав Пискун все же попытается защитить себя в Верховном суде, но для этого ему необходимы как минимум два условия: во-первых, гарантированное позитивное решение ВС, а такой гарантии у генерального прокурора нет, поскольку Маляренко не контролирует стопроцентно ситуацию в суде, где часть судей прислушиваются к мнению Медведчука, а часть — к мнению Юлии Тимошенко. Во-вторых, известно не так много случаев, когда чиновники решают отстаивать свои права в споре с государством. Редкостью это является не потому, что отсутствует формальный повод для обращения в суд, а потому что у большинства незаконно уволенных существует реальный повод опасаться попасть в фокус пристрастного отношения налоговой службы или той же прокуратуры. Поэтому Пискуну нужно хорошо взвесить, стоит ли ему вступать в большую игру с властью. И есть ли у него за спиной крылья, которыми он сможет отмести все потенциальные и существующие обвинения в коммерческой деятельности?

Очевидно, гарантий и крыльев у Святослава Пискуна нет. Возможно, за него вступится Верховная Рада, в принципе, отдающая себе отчет в том, что столь циничное нарушение закона Президентом при подписании указа — это шаг на пути к указу о разгоне Верховной Рады. Почему нет? Какая разница Президенту, какой закон нарушать? Цель — уверенное самочувствие 1 ноября 2004 года — оправдывает все средства. Поэтому нельзя исключать, что в Верховной Раде найдутся желающие выслушать отчет генпрокурора. Однако для этого необходимо, чтобы депутаты понимали, что речь идет не о личности Святослава Пискуна, а о генеральном прокуроре, с которым обошлись не по закону. Для того чтобы свет увидело обращение парламента к Президенту с просьбой об отмене указа об отставке, основания имеются. Найдутся ли инициаторы — это другой вопрос, ибо оппозиция действиями Пискуна категорически недовольна, а большинство категорически не хочет ссориться с Президентом.

И все-таки, почему же Президент подписал отставку Пискуна, которого сам рекомендовал, в июне спасал от гнева бютовцев и которого лично прятал в комнате для гостей от заходившего в кабинет Медведчука? Почему он второй раз практически дословно использовал формулировку «за создание собственного политического имиджа».

Президента убедили в том, что Пискуну доверять нельзя. Для главы государства в решающий год чрезвычайно важно, кто будет стоять во главе прокуратуры. Пискун же неоднократно демонстрировал Президенту имитацию бурной деятельности и реальное нежелание безоговорочно выполнять президентские распоряжения. Достаточно вспомнить его отказ увольнять прокуроров Львовской и Одесской областей. Неоднократно Пискун проявлял упрямство, просматривая за распоряжениями Президента партитуру Медведчука, антагонизм с которым у генерального прокурора возник чуть ли не в первые месяцы работы. Именно Виктор Владимирович акцентировал внимание Президента на том, что Пискун пытается заигрывать с оппозицией (что соответствовало действительности), а также не хочет проявлять должной революционной беспощадности к бизнес-структурам депутатов — членов «Нашей Украины».

Недостаточно убедительным, по мнению Президента, Пискун был и в деле привлечения к ответственности Юлии Тимошенко. Президент не разделяет оптимизм тех, кто убежден: Тимошенко на свободе, выступающая против Ющенко, гораздо полезнее, чем Тимошенко в тюрьме. Глава государства предупреждал Пискуна о крайне негативных для него последствиях в случае, если парламент не проголосует за снятие с Тимошенко депутатской неприкосновенности. Известно, что Владимир Литвин по результатам заседания регламентного комитета вернул представление в Генпрокуратуру, даже не вынося его в сессионный зал.

И даже при этих условиях Пискуна скорее можно назвать жертвой не Президента, а совпавших интересов Медведчука и Януковича. Отставка не контролируемого ими человека открывает широкие возможности в коммерческой и политической сферах. Виктор Федорович видит себя единым кандидатом от власти, в связи с чем прекрасно понимает, что Геннадий Васильев на посту генерального прокурора пришелся бы как нельзя кстати. В случае если Президент поддержит кандидатуру первого вице-спикера, а коммунисты традиционно примут участие в голосовании за кандидатуру генпрокурора, у Васильева появятся неплохие шансы занять место Пискуна. В этом случае театра не будет. Его сменит феерия мелких мщений и крупных возмездий. Кроме того, отставка Пискуна ослабляет Николая Азарова, существование на политическом Олимпе которого раздражает как Януковича, так и Медведчука.

Надо полагать, глава администрации не в восторге от перспективы назначения на пост генерального прокурора Геннадия Васильева, ведь Ольга Колинько смотрелась бы на Резницкой куда как социал-демократичнее. Однако, возможно, Виктор Владимирович сможет смириться с Васильевым, как с неизбежным злом. Во-первых, Медведчук может быть уверен в том, что в этом случае давление на депутатов «Нашей Украины» будет таким, что предыдущие упражнения в этом направлении всем покажутся даже не цветочками, а бутонами. Расколоть фракцию Ющенко для сторонников президентской реформы необходимо, ибо только в этом случае им хватит голосов для ее проведения. А поскольку для Медведчука стратегия проведения реформы, как способ решения вопроса о будущей власти, является наиболее приоритетной, то ему очень важно получить эти голоса. Коммунистов привлечь на свою сторону можно будет иными аргументами, включая предоставление им поста первого вице-спикера, который, возможно, освободится вследствие перехода Геннадия Васильева в генпрокуратуру.

Для обеих сил немаловажной является и «коммерческая слепота» будущего генерального прокурора. Ведь 31 октября стартовал последний год, когда с этой страны можно собирать деньги для того, чтобы их частично посеять в ночь выборов. Кстати, отставка Пискуна, являющаяся победой Медведчука и Януковича, может быть оценена и как уязвление Пинчука, находившего с генеральным прокурором общий язык. При этом не стоит забывать, что по ряду крупных промышленных объектов интересы трех основных финансово-промышленных групп сталкиваются.

Подведем итоги. Вследствие отставки генерального прокурора Президент Украины окончательно закрепил тенденцию к потери власти над силовиками. Назначив на СБУ и МВД людей Медведчука, он изменил своей многолетней практике, предполагавшей верность силовиков ему лично. Пискун был не самым лучшим исполнителем воли Президента. Следующий генеральный прокурор почти наверняка будет исполнителем воли лидера одной из финансово-промышленных групп. Кучма теряет власть задолго до реального истечения ее срока. Сохранение формальных атрибутов власти может служить лишь формальным успокоением для него.

Виктор Янукович получил возможность побороться за спокойную жизнь в донецком регионе, на которую Святослав Пискун стал искоса поглядывать, и если бы не заверения в дружбе Рината Ахметова, то стал бы и прямо подтаптывать. Кроме того, лидер Партии регионов, по всей видимости, намерен побороться за инструментарий, необходимый для намеченного им карьерного роста. Подконтрольный генпрокурор в таком деле — вещь, относящаяся к разряду первой необходимости.

Виктор Медведчук, избавившись от потатчика «Нашей Украины», вышел на дальние подступы к взятию конституционных реформ, а кроме того, проверил на практике эффективность созданного им нового «лобного места» — Комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, возглавляемого Ольгой Колинько. Теперь пристальное внимание Ольги Михайловны к тому или иному политику или чиновнику будет означать вручение ему черной метки, а комитет превратится в трибунал, которым ранее при Марчуке был Совет национальной безопасности и обороны Украины. Теперь именно в комитете Колинько единогласно линчуют тех, с кем еще вчера пили, зарабатывали деньги и боролись с врагами народа.

И наконец, Святослав Пискун. В принципе, что будет с ним в случае, если он не захочет за себя бороться, мало кого интересует. Святослав Михайлович является человеком, не перенесшим груза своей значимости. На посту генерального прокурора он лгал не больше своего предшественника. Он не нанес имиджу страны такого ущерба, как Потебенько, но и не сделал для защиты прав украинских граждан того, что мог и был обязан. Излишняя шумливость главного прокурора, небезосновательно подмеченная Президентом, являлась как следствием его характера, так и следствием неоправданно быстрого карьерного роста, который не давал возможности осознать полноту ответственности, вменяемую столь высокой должностью. Пискун может задержаться в политике, применив свои знания. В случае же, если он о них забудет, экс-генпрокурор может пополнить колонию жителей острова погибших кораблей — группу советников Президента, в которую попадают те, чьи роли отданы другим и чьи советы никому не нужны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно