ВЕРСИИ

5 марта, 1999, 00:00 Распечатать

«СТБ пытаются поставить под политический контроль». Пожалуй, самой выигрышной с точки зрения прив...

«СТБ пытаются поставить под политический контроль». Пожалуй, самой выигрышной с точки зрения привлечения внимания общественности и международных организаций, специализирующихся на защите прав человека и свободы слова, является именно эта версия. Новости канала СТБ действительно отличаются наибольшей политической объективностью. В последнее время, правда, наступило заметное потепление в отношении к действующему Президенту: не то обида Николая Княжицкого за отставку стала проходить, не то наметились определенные договоренности. Но даже этот момент не отразился серьезно на компетентности и жесткости новостного блока СТБ.

Действительно, на сегодняшний день нельзя четко сказать, кого из кандидатов СТБ намерен поддерживать, поскольку на линии канала пока не отразились даже тесные контакты Николая Княжицкого с левой частью парламента. Таким образом канал может представлять лакомый кусочек, в первую очередь, для тех кандидатов, которые еще не имеют своего телевизионного рупора. Среди них - Мороз, Марчук, Симоненко, Витренко, Ткаченко. Да и, надо полагать, телемогущество Президента было бы не прочь прирастить, к уже имеющимся каналам, еще один, не самый рейтинговый, зато элитосмотрибельный. Но практически со стопроцентной уверенностью можно сказать, что ни один из этих кандидатов не стал бы применять столь разбойничьи методы, которыми сейчас пытаются воздействовать на коллектив СТБ. Каждому из вышеперечисленных претендентов прекрасно известны методики мирного и надежного приручения. Следовательно, версия установления политического контроля путем заказных убийств и вторжения в дома сотрудников представляется маловероятной.

«Расследование коммерческих лабиринтов первого канала». Когда Николай Княжицкий уходил с поста президента НТКУ, то уносил с собой не только творческие и бизнес-планы, которым не суждено было на УТ-1 сбыться, но и целый ворох документов, свидетельствовавших о порой неприкрытых нарушениях украинского законодательства его предшественниками. Николай Княжицкий не исключает, что террор против канала может быть ответом на его активные действия, направленные на привлечение широких депутатских масс к наведению порядка на Первом национальном канале.

Сложно себе представить, чтобы Зиновий Кулик или Виктор Лешик, несущие, по мнению Николая Княжицкого, персональную ответственность за злоупотребления на УТ-1, прибегли бы к заказному убийству. Но к этому каналу имеют отношение и другие люди, чьи лица красноречиво мелькали на экране во время комментариев СТБ, - и от этих людей можно ожидать многого.

«Передел медиапространства». Получив серьезную поддержку в депутатском корпусе, Николай Княжицкий имеет достаточно оснований претендовать не только на вхождение в новый состав Нацсовета, но и на главенство в нем. В мире генеральных продюсеров и директоров каналов такая возможность особого восторга не вызывает. У некоторых каналов есть основания полагать, что председательствование Николая Леонидовича в Нацсовете может повлечь за собой чрезмерное лоббирование интересов СТБ, а также раскрытие некоторых, мягко говоря, коммерческих тайн существования других каналов. Например, исчезновение в учредительных документах государственной доли.

Нынешнее телевидение при всей демонстрируемой убыточности (или же минимальной прибыли) зачастую части руководства приносит значительные дивиденды. Потерять их в связи с разразившимся скандалом или переделом эфира никому не хочется. Следовательно, Николай Княжицкий становится носителем угрожающей информации. Но тогда запугивающие действия были бы направлены против него лично, а не против коллектива канала или, условно говоря, пчел, носящих президенту СТБ информацию. Тем более что информация, о которой может предположительно идти речь, уже давно находится в улье.

«Бои больших и маленьких». Самым тяжким наследием периода расцвета Павла Лазаренко стал не урон, нанесенный экономике страны, и даже не политические баталии, вызванные периодом заката экс-премьера. Самым тяжким наследием стал пример Павла Ивановича. После его ухода с бизнес-арены многим захотелось занять его место. По меткому выражению одного эксперта, «маленькие Паши» соревнуются друг с другом в прыжках в высоту, пытаясь дотянуться до планки Лазаренко. Пять-шесть человек, наделенных либо депутатским статусом, либо постом в исполнительной власти, сейчас лихорадочно пытаются подгрести под себя максимум больших и малых структур. Не все структуры с этим согласны. В настоящее время битва идет на двух уровнях. На первом бизнес-олигархи пытаются доказать друг другу, кто в стране «лазаренко», а на втором уровне фирмы поменьше пытаются сохранить свои бизнесы и отбиться от дани, которой их пытаются обложить.

В этой ситуации не исключено, что с одним из таких монстров пересеклись деловые интересы Владимира Сивковича. От этого пересечения полетели искры. Не имея надежной поддержки в верхах, Владимир Сивкович мог отстаивать свои интересы главным образом в материалах канала, к которому имеет отношение. Таким образом СТБ было не конечной целью, по которой велся огонь. Нападки на канал, по мнению заказчиков, возможно, должны были обезоружить настоящего противника.

Судя по выступлениям журналистов СТБ, отличающихся завидной информированностью в отношении проблем на Запорожском ферросплавном, и заявлению коммерческого директора канала, пережившего нападение в собственной квартире и увязывающего это нападение с поступившим иском от Украинского кредитного банка, можно предположить, что интересы Владимира Сивковича с имеющими претензии к СТБ бизнесменами могли пересечься где-то в этой области. Но в «секторе тени» были и другие расследования. Возможно, анализ материалов новостей сможет помочь следствию докопаться до сути конфликта и заказов.

«Подделанный почерк». Не исключено, что, зная о конфликте Владимира Сивковича и, как производной, конфликте канала с Украинским кредитным банком, кто-то мог как бы использовать эту ситуацию для прикрытия, пытаясь свести ложные нити в одну точку. Зная горячность народных депутатов, имеющих непосредственное отношение к упомянутому банку, кто-то мог рассчитывать на то, что следствие пойдет сразу по этому пути. И в этой ситуации непосредственный организатор акции против СТБ может из тени наблюдать за битвой между каналом и банком. Сказать, что-либо более конкретное об этой версии на данном этапе не представляется возможным. Однако, надо полагать, что у Владимира Сивковича, имеющего весьма серьезные связи с МВД, СБУ и рядом структур, вполне имеющих основания причислять себя к силовым, будет возможность самостоятельно отработать эту версию.

Какой бы ни была причина беспрецедентно агрессивного отношения организаторов силовых акций к каналу, ни один из предпринятых в отношении СТБ шагов не может иметь оправдания. Столь беспрецедентный натиск не только создает нервозную атмосферу на отдельно взятом телевизионном канале, он заставляет украинских журналистов совсем по-иному посмотреть на происходящее. Мы все отдавали себе отчет в том, что вступаем в рискованный период, связанный с предвыборной кампанией. Но при этом считалось, что журналисты независимые, а такие в малом числе еще остались, рискуют гораздо больше, нежели те, которые работают под прикрытием определенных коммерческих структур - будь то газо- или энерготрейдеры, банки или депутатские холдинги. Сейчас же стало ясно, что никакой патронат не сможет защитить ни журналистов, ни менеджерский персонал газет или каналов в случае, если их спонсор войдет в бизнеспротиворечия с кем-либо из конкурентов.

Наверное, в такие моменты стоит забывать об определенных цеховых разночтениях, противоречиях и конфликтах и вспоминать о том, что единственное, на что могут рассчитывать журналисты в следующие восемь месяцев, - это на взаимную поддержку и выручку. Именно поэтому мы обратились за комментариями по поводу событий вокруг канала СТБ к руководителям ведущих телеканалов. Однако, к сожалению, отклинулся только генеральный продюсер «1+1» Александр Роднянский:

- Вызывает обеспокоенность то обстоятельство, что ситуация, сложившаяся вокруг канала СТБ, сегодня возможна в Украине в принципе. Каждый телеканал имеет право на свою информационную политику. Можно с ней не соглашаться, но нельзя при этом нарушать моральные и юридические нормы, которые существуют в демократических странах.

Поэтому, если причиной давления на СТБ была информационная политика канала, связанная со свободой слова, - наша позиция однозначна. Мы солидарны с коллегами-тележурналистами.

Если же канал СТБ попал в сферу конкурирующих финансовых интересов и по этой причине оказался под прицелом, то мы можем только выразить свое сочувствие.

Нам также хорошо известны методы воздействия, которые применяют отдельные «бизнес-структуры», полагая, что они могут претендовать на функции власти. Мы сами испытали нечто подобное. Остается надеяться на общественную поддержку, которая не позволит поставить под угрозу завоевания свободной прессы в Украине и законное право тележурналистов на активную гражданскую позицию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно