Украина: гамлетовский выбор

1 июля, 2005, 00:00 Распечатать

Вместе со свободой слова в Украину пришла свобода дискуссий. Теперь все политические силы, а вмест...

Вместе со свободой слова в Украину пришла свобода дискуссий. Теперь все политические силы, а вместе с ними и прогрессивная часть общества, могут публично обсуждать — арестовывать или не арестовывать Бориса Колесникова; признавать в Петре Порошенко второго премьер-министра или первого; был ли заговор нефтетрейдеров против Украины или заговор власти против Тимошенко; правильно Президент назвал мэра Запорожья паханом или неправильно; объединяться Тимошенко, Ющенко и Литвину в блок или не объединяться; переселяться Президенту в Мариинский дворец или сэкономить деньги на что-то более важное для страны; реприватизировать предприятия либо доплачивать за них; переодевать почетный караул в казацкие жупаны или пусть маршируют как приличные военные в форме; отправят Тимошенко в отставку или не отправят; словят Пукача в Израиле или опять дадут уйти? Все эти темы, безусловно, как говорилось в темниках, «важные и актуальные». Но отсутствовала среди них одна: какую стратегию развития избрать Украине?

Партия власти пытается сформировать «Блок Виктора Ющенко», сторонники премьера настаивают на формировании «Блока Юлии Тимошенко», безрейтинговая партия председателя Верховной Рады всерьез обсуждает создание «Блока Владимира Литвина». К парламентским выборам мы рискуем получить богатый выбор харизм вместо выбора программ, а это значит, что нам в очередной раз предложат правильные лозунги и эксплуатацию образов при величайшем реальном сходстве образа мысли и действий у всех претендентов.

Точка бифуркации

Отсутствие четкого стратегического видения развития страны и жесткой осознанной готовности придерживаться реализации выработанного плана создает для Украины стратегическую проблему. При этом в политической элите и обществе отсутствует дискуссия о том, куда идти и какое государство строить. Своими заявлениями-перевертышами нынешняя власть продемонстрировала не только отсутствие комплексного и принципиального подхода к выстраиванию стратегии страны, но даже поставила под сомнение, казалось бы, незыблемость задекларированных ею же принципов. Достаточно напомнить о заявлениях о ЕЭПе либо о безответственном подходе к обеспечению законодательных условий для вступления в ВТО.

Стране необходима широкая общественная дискуссия на тему: куда, с кем и зачем идти Украине. Пока комплексное видение этого вопроса попыталась представить Инна Богословская. Можно по-разному относиться как к этому политику, так и к предлагаемым ею идеям, однако ее «План развития страны» — это вопль «миссионера» в девственном лесу. Ни ответа, ни эха. Ни критики, ни поддержки. Но подобная дискуссия необходима. И сыграть свою роль в ней должно не только гражданское общество, но и, разумеется, власть с оппозицией. Страна может облачиться в кутюр нейтральности, одеться в практичное европейское прет-а-порте, затянуться в камуфляж НАТО, влезть в патриархальные, экзотические шаровары, либо накинуть на себя новорусскую златую цепь. Но страна не может ходить в тришкином кафтане, каждый раз подстраиваясь под обстоятельства, латать, дотачивать и укорачивать его.

Сто дней новой власти не стали Ста днями реформ и определением реального пути. И полгода тоже не стали. Чему удивляться? Предыдущая власть не могла десять лет определиться с тем, что она строит, зная наверняка лишь — для кого. Но запас прочности у любого плавсредства ограничен. Корабль должен либо пристать к новым берегам, либо вернуться в порт отбытия. И этот запас прочности во многом съела власть старая. Поэтому решение откладывать нельзя. Мир уходит в качественно иные воды, а мы, не побоюсь этого слова, плаваем без руля, ветрил и компаса, перманентно сражаясь за капитанскую бочку и скудные остатки провизии. Мы можем подождать еще год, приурочив определение курса к новым парламентским выборам, можем бултыхаться пять лет — до новых президентских, а можем, не подстраиваясь под даты, попытаться хотя бы задуматься, куда мы движемся сейчас. И почему бы такой точкой отсчета не стать… делу об «Росукрэнерго»?

«Росукрэнерго» — это компания, оказывавшая посреднические услуги в доставке туркменского газа в Украину. Кроме того, фирма занималась реэкспортом газа из Украины в Европу. Она пришла на смену своей родной сестре — компании «Юралс Транс Газ». Председатель СБУ Александр Турчинов в интервью «Зеркалу недели» (да и не только в этом интервью) достаточно четко дал понять, что действиями этой компании был нанесен более чем миллиардный ущерб украинскому бюджету и что столь «удачная» коммерческая деятельность «Росукрэнерго» не была бы возможна «без поддержки на высшем государственном уровне Украины и России». Он также сообщил о том, что компании — учредители данного юридического лица являются лишь формальными участниками процесса, прибыль же делилась в соответствующих пропорциях в том числе между заинтересованными лицами в украинской и российской власти. Дело против «Росукрэнерго» — это реальное покушение на созданную Леонидом Кучмой за десятилетие правления систему украино-российских отношений в основе которой — межвластные корпоративные договоренности.

Итак, результаты работы следственной группы СБУ из 70 человек легли на стол Президента. И теперь Виктор Андреевич, определив качество полученной информации, должен принять политическое решение: что ему с ней делать? Можно сказать, что, по большому счету, от этого решения зависит, какую стратегию развития страны выберет власть.

Сначала мы пойдем двумя путями?

Мы обязательно рассмотрим вариант, когда Президент страны, в соответствии с законом, не вмешивается в расследование СБУ относительно деятельности «Росукрэнерго» и дает возможность беспрепятственно выполнять следствию стоящие перед ним задачи. Но может ли Президент принять иное решение? Может. Думать так нас заставляют некоторые косвенные признаки. Например, назначение на должность заместителя председателя Наблюдательного совета «Укрнефти» господина Воронина, в свое время курировавшего от НАК «Нафтогаз України» работу с «Росукрэнерго». Теперь эту щуку бросили в нефтяную речку. Чудесным образом себя чувствует и другой созидатель «Росукрэнерго» — бывший помощник президента Леонида Кучмы господин Левочкин. В настоящий момент он является заместителем главы Наблюдательного совета «Укртелекома» и активно консультирует своего сменщика, помощника Президента Ющенко, Александра Третьякова. Замечу при этом, что господин Третьяков возглавляет как наблюдательный совет «Укрнефти», так и Наблюдательный совет «Укртелекома». Конечно же, мы далеки от мысли, что Виктор Ющенко распорядится положить дело о «Росукрэнерго» под сукно лишь по той простой причине, что его устроит схема распределения долей прибыли, действовавшая при Кучме, при условии если имена получателей этой самой прибыли с украинской стороны будут изменены.

Однако, предположим, Ющенко сказал следствию: «Стоп!». Президент пришел к выводу, что страна не готова к переходу на рыночные цены за газ, а значит, необходимо сохранить, ко всеобщему удовольствию узкого круга ограниченных лиц, существующую практику посредников, удовлетворяющих интересы и той, и другой стороны. Действовавшая до этого момента «Росукрэнерго» себя дискредитировала, поэтому она должна тихо уйти со сцены. На ее месте может появиться другая компания — «Итера», «Пантера» — не принципиально. Главное, что эта самая компания должна будет выполнять функцию предыдущей, являясь символом консенсуса корпоративных интересов между Кремлем и Банковой. Впрочем, создание нового посредника может послужить двум целям.

Цель первая. Выиграть время, минимум год, для того чтобы максимально подготовиться к неизбежному переходу на рыночные цены на газ. Принять необходимые законы, привлечь инвесторов для модернизации страдающей металлургической и химической промышленности, начать коммунальную реформу, изменить налоговое законодательство — одним словом, натаскать сена, чтобы смягчить приземление с дешево-газовых небес. Передышка даст возможность власти нормально провести парламентские выборы, а значит, собрать урожай электората, подвергнутого лишь естественной, для результатов первого года работы, усушке и утруске.

Цель вторая. Оседлать старые схемы, благо их составители и реализаторы нынче в друзьях у новой власти, и заработать денег, параллельно продолжая создавать для населения беспроблемные условия, для предприятий — режим благоприятственного технологического разложения, для государства — систему необходимых уступок российской стороне. Со всем, вытекающим отсюда, набором: полным вхождением в ЕЭП, сохраняющимися проблемами на границе, уступкой россиянам транзитной трубы, отказом от НАТО, согласованием с Москвой вступления в ВТО, а то и с уступкой очереди России, и движением «в Европу — вместе с Россией».

Однако для того чтобы добиться первой либо второй цели, Президенту мало положить под сукно дело о «Росукрэнерго». Необходимо еще и желание России выстраивать отношения с нынешним украинским руководством на тех же принципах, что и с командой Леонида Кучмы. И вот тут возникает проблема. Точнее — две.

Во-первых, Кремль не видит среди первых лиц украинского олимпа партнеров, которым он мог бы доверять реализацию столь специфических проектов. Для них Ющенко — человек «не от мира сего», отягощенный непонятными сантиментами и «антироссийскими» договоренностями. С Тимошенко вообще все просто: «Верни 100 миллионов в наш бюджет, потом можем о чем-то говорить». Ивченко — глава НАК «Нафтогаз України» — лидер Конгресса украинских националистов и переговорщик с неадекватной реакцией. Порошенко, конечно, хочет дружить правильно. Но его полномочия неясны, а в биографии — масса перебежек из одной команды в другую. У Зинченко нет достаточного веса и влияния на Президента. У Третьякова они есть, но кто такой Третьяков?

Почти все эти люди могут быть партнерами для отдельных собственников — Дерипаски, Фирташа, Григоришина, Абрамова, но не для Кремля. А, кроме того, украинские власть имущие так мечтают подловить друг друга на чем-то и подставить, что иметь с кем-то из них дело просто нельзя, а со всеми вместе — невозможно.

Первые лица Украинского государства, а так же те, кто по неписаным правилам может входить в их число, занимая посты всего лишь в патронатной службе Президента, но имея влияние на процессы, — не являются проверенными чинами КГБ СССР либо советской партноменклатуры. Все, кто представляет украинскую власть и формально может вести специфические переговоры с Кремлем, с точки зрения Москвы, являются парвеню, выскочками, политтехнологическими недоразумениями, но никак не ровней для властной российской элиты, которая кропотливо селекционировалась и из которой выбраковывался каждый, кто не понимал правил игры. Сам факт возбуждения дела против «Росукрэнерго» воспринимается как вопиющее нарушение правил, которое органично вписывается в действия случайных людей, дорвавшихся до власти в результате американских политтехнологий.

Если кто-то считает, что в Кремле существует иной взгляд на происшедшее в Украине, то пусть пребывает в подобных иллюзиях. Мы же этого делать не собираемся, и посему убеждены, что в Москве украинскую власть воспринимают как временное недоразумение, исправить которое — дело украинского народа и «правильных» украинских политиков. Им просто нужно немножко помочь. Львиную часть работы выполнит сама украинская власть, основную часть рабочего времени занимающаяся боевыми действиями внутри себя. Россия же не станет засылать «зондеркоманды» в Крым или Донецк, посылать шпионов, чтобы травили воду в колодцах мелких населенных пунктов, и даже, возможно, воздержится от очередного откомандирования господина Павловского. Она не сделает ничего такого, что бы могло ее дискредитировать в глазах мирового сообщества. (Как это происходило во время президентской предвыборной кампании.) Москва учтет свои ошибки — она просто цивилизованно и понятно для всего мира потребует перехода на рыночные цены за газ. Формально — такова конъюнктура рынка, и непонятно, почему Россия должна терять доходы в свой бюджет. А неформально — Москва проиграла осенью 2004-го бой за незыблемость правил смены власти на постсоветском пространстве. Лишь две формы признавались ею как приемлемые: бесконечное продление сроков, в течение которых президент может находиться у власти — азиатский вариант, либо — передача власти преемнику, где народу отводится лишь номинальная функция утверждения воли как бы уходящей власти — вариант российский.

Несанкционированный приход к власти в постсоветском государстве расшатывает устои демократического самодержавия, а это очень вредно и опасно для нестойких умов. Поэтому, раз уж Россия пропустила этот гол в свои ворота, значит, она должна взять реванш и доказать, в первую очередь, своему населению, а во вторую — всем остальным, находящимся в сфере, как она считает, ее влияния, что любые «цветные» и «цветочные» революции приводят к резкому ухудшению экономики и уровня жизни населения. В интересах Кремля проследить за тем, чтобы все (лучше всего на примере Украины) убедились в несостоятельности популистской власти и плачевных результатах ее правления. В этом и состоит вторая причина, мешающая новой украинской власти установить с Москвой старую схему отношений. Повышение цен на газ, союз с Туркменистаном и возможность ответить на украинское повышение цен за транзит таким же повышением цен на своем, более длинном, транзитном плече — замечательный бескровный способ организовать малокровие украинской экономики. А разболтанность и несистемность действий украинской власти можно будет использовать как дополнительный бонус в этой увлекательной игре, являющейся реваншем.

Подобная ситуация, в случае неготовности к ней украинских властей, поможет Кремлю решить и другие задачи. В условиях серьезнейшего экономического кризиса, который может быть вызван повышением цен, Россия просто милостиво откроет двери ЕЭПа, таможенного, финансового и ташкентского военного союзов царапающейся в них Украине. Что ж, это тоже стратегия развития Украины — ясная и понятная. Отличается она от стратегии принятия вызова, о которой мы поговорим ниже, и от стратегии «отложенного боя» только тем, что является стратегией развития территории, а не государства. Стратегия капитуляции — тоже стратегия.

Если Киев будет плыть по течению, то спасти его от подобной участи, а точнее, отодвинуть ее во времени, может лишь следующий фактор: все-таки патриотам, занимающим серьезное положение на российском олимпе, иногда приходится взвешивать и выбирать между реализацией идеологии великого государства и реальным, получаемым в частное пользование североамериканским долларом. Нельзя исключать, что кто-то, выбирая между великой Россией и великой прибылью, сделает выбор в пользу второй. В конце концов, все эти годы великая Россия не прирастала тучными украинскими землями по какой-то мифической славяно-дружеской причине. Может быть, и сейчас кто-то посчитает либо подсчитает, что Украина никуда не денется, а вот заработки исчезнуть могут. И тогда, скрипя зубами из-за вынужденного общения с неровней, Россия таки пойдет на создание новой посреднической структуры, договорившись с кем-нибудь из представителей украинской власти, желающих «стабильных украино-российских отношений». И тогда нашей власти не придется напрягаться, рисковать результатами выборов — как парламентских, так и будущих президентских. Страна останется на игле российской милости и энергетической зависимости либо в надежде, что все как-нибудь рассосется само собой (что крайне безответственно), либо воспользуется годом форы для подготовки к «евроремонту».

Шоковая хирургия

Если Президент принимает решение не вмешиваться в дело «Росукрэнерго», тем самым давая ему ход. Если он отказывается от услуг какого-либо корыстного посредника, питающего узкий круг людей, от которых зависит принятие политического и финансового решения относительно цен и объемов газа, поставляемого в Украину. Если Ющенко не пытается копировать кучминскую схему двусторонних отношений и ставит цель вывести контакты столиц из корпоративного поля в международно-правовое, совершая тем самым сущностную революцию в украино-российских отношениях, — то выход из ситуации может быть только один: переход Украины на закупку газа по рыночным европейским ценам.

Вы никогда не задумывались — почему Россия в ущерб себе в течение всех этих лет продавала Украине газ по заниженным ценам? В ходе бесед с экспертами удалось определить три причины. Во-первых, снабжая Украину дешевым газом, Россия удерживала рынок и, убаюкивая Киев созданием относительно благоприятных обстоятельств, удачно отвлекала его от мысли об участии в создании альтернативных газопроводов, коими могли бы стать трансафганские и многие иные проекты.

Во-вторых, «Газпром», умножая в украинских верхах кормящееся на российском газе лобби, рассчитывал таки прибрать к рукам не задорого украинскую транзитную трубу, имеющую стратегическое значение как для нашего государства, так и для перспективной работы «Газпрома». О третьем моменте в интересах контролеров российского газа мы уже упоминали. Очень злой председатель правления РАО «Газпром» господин Миллер заявил на пресс-конференции, отвечая на вопрос о «Росукрэнерго», что с российской стороны все было предельно прозрачно, а какие там схемы использовались в Украине — пусть разбираются в Киеве.

Вполне вероятно, что на российской территории все соответствовало и было в рамках приличий. Конечной станцией поступающего газа была Украина. И именно здесь производились зачеты, расчеты, велась бухгалтерия, осуществлялось руководство проектом, именно сюда поступала информация о заработках от реэкспорта. Но сути дела и интересов это не меняло. Многие бизнесы имеют кассу в оффшорах, и это не означает, что деньги из этой кассы получают только антигуанцы, панамцы или виргинцы. Впрочем, следствие, если ему будет позволено разобраться, — разберется...

Отсутствие интереса у партнеров, ранее объяснявших льготные условия поставки газа в Украину славянской дружбой, несомненно, приведет к тому, что они подчеркнуто обратят внимание Киева на мировую тенденцию: цены на голубое топливо растут. И в этой ситуации настоятельно предложат Украине перейти на них, тенденцию к чему мы уже наблюдаем. И если сейчас мы получаем 23 млрд. кубометров за транзит российского газа в Европу, и при этом тысяча кубов обходится в виртуальные 50 долл. (при виртуальном транзитном тарифе в 1,09 долл.), а при необходимости выйти за лимиты, Украина может покупать у России газ по 80 долл., то с нового года эта цена может быть повышена до 100 долл., а возможно, и более того. Значительно выше она поднимется вряд ли, ибо российский газ в Польше стоит 130 долл., в Венгрии — чуть более 140. А это означает, что, например, металлургическая промышленность, составляющая основу экспортного потенциала Украины, получит чрезвычайно сильный удар. И это произойдет на фоне того, что уже сегодня в этом секторе экономики наблюдается серьезный кризис. Ибо конъюнктура на мировом рынке изменилась в худшую для нас сторону, а кроме того, на рынок вышел Китай со своими нововыстроенными мощностями, покрыв тем самым почти весь азиатский и юго-восточный рынок, как бык овцу. Уже сегодня у отечественных металлургических гигантов не законтрактована вторая половина года. И если сейчас продукция многих наших заводов все еще как-то может конкурировать, то в случае повышения цен на газ она этого делать, за исключением отдельных видов продукции, просто не сможет. Сходная ситуация в химической промышленности — еще одном флагмане украинского экспорта, где от 50 до 70 процентов себестоимости продукции — цена газа.

Действующие на рынке газа посредники и те, кто имел отношение к распределению зарабатываемой ими колоссальной прибыли, позволяли жировать не только себе, но и экономить населению. Ибо газ по льготным ценам давал возможность государству отчасти экономить бюджетные средства, а населению — платить за него копейки. Выход на рыночные цены, безусловно, неподъемен для бюджета, он и так трещит по швам от социальных программ. Поэтому, в случае чего, населению Украины придется взять на себя как минимум часть дополнительных затрат.

И не стоит питать иллюзий в отношении Туркменистана. Туркменбаши, безусловно, заинтересован в сохранении рынков сбыта своего газа и при определенных обстоятельствах с ним можно наладить специфические, но все же партнерские отношения. Но не стоит забывать о том, что еще год — и вступит в решающую фазу 25-летний контракт, согласно которому всем объемом экспортируемого туркменского газа будет распоряжаться Россия, поскольку скупает его целиком и полностью на границе. Учитывая сильную завязку Туркменбаши на «Газпром» и неуклюжесть нынешнего руководства НАКа, оказавшегося неспособным подобрать ключи ни к самому Туркменбаши, ни к его привыкшим жить на широкую ногу кунакам, можно ожидать, что Туркменистан в вопросе ценообразования еще до вступления двадцатипятилетнего российского контракта в полную силу будет согласовывать свои действия с Москвой.

Это лишь некоторые штрихи картины апокалипсиса, с которым может столкнуться страна, не осознающая реальности неизбежных перспектив перехода на мировые цены энергоносителей. Но на самом деле без этого перехода, разрушающего основу зависимости Украины от наличия или отсутствия российской милости, Украина никогда не станет по-настоящему независимым государством и никогда не сможет диверсифицировать источники энергоносителей. Подобное решение окончательно разрушит выстроенную Леонидом Кучмой систему корпоративных интересов, являвшихся основой украино-российских отношений.

В случае же осознанного разрушения этой системы, долгие годы являвшейся прививкой от европейских, цивилизованных ценностей; системы, позволявшей отдельным людям иметь свой весьма ощутимый интерес, но также позволявшей выживать и оставаться конкурентоспособными энергоемким украинским металлургическому и химическому секторам; системы, дававшей возможность населению Украины платить сущие копейки за газ — так вот в случае разрушения этой системы украинская власть должна иметь абсолютно четкое представление, ради чего она на это идет, через какие болезненные процессы должны пройти общество и экономика страны, как провести эти процедуры, а иными словами — необходимые реформы в максимально сжатые сроки.

План власти, направленный на перестройку государственной экономики, развращающим спонсором которой до сего момента являлась Россия, обязан иметь четкие временные рамки. Общество и бизнес, а также государственный сектор экономики должны четко понимать, что каждый из них должен делать во время евроремонта государства и когда этот ремонт будет закончен. Когда мы увидим конец туннеля, из которого Украина выйдет реально независимым, укрепившимся государством, способным коммутироваться с цивилизованными рынками и конкурировать на них.

На самом деле Украина, при осознанном и системном подходе к решению вопроса, в состоянии сохранить и даже укрепить свою конкурентоспособность в случае ценового газового стресса. Известно, что цены на газ в Украине выше, чем в России, но подобная разница в определенной степени закалила нашу промышленность, о чем свидетельствуют квоты, которыми российское государство пытается защитить своего товаропроизводителя на российском рынке от украинских товаров. Впечатляющими являются также цифры общего потребления газа в Украине. Аналогичные производства в Западной Европе используют энергии в три-пять раз меньше, нежели наши предприятия. К дешевому газу привыкли все: им обогревают асфальт, квартиры и предприятия, и граждан.

Повышение цен вынудит более экономно расходовать голубое топливо. Свой вклад в дело экономии могут сделать не только предприятия, которым придется вводить более современные энергосберегающие технологии, но и те, кто застеклит окна в обогреваемых помещениях, либо поставит регуляторы на батареи. С одной стороны, позволяющие не помирать от жары в отопительный апрельский сезон, а с другой — сэкономить семье и стране.

Осознанное разрушение старой схемы межвластных отношений несомненно станет большим испытанием для Украинского государства и общества. Это будет настоящая ломка, ведь дешевый газ — сильный наркотик. Наличие внятного плана продемонстрирует степень ответственности государства, его эффективность и способность к стратегическому видению развития страны, возможность власти прогнозировать и побеждать кризисы. Отсутствие, соответственно, укажет на инфантилизм, безответственность и близорукость.

Готовность пройти через период чрезвычайно сложных экономических условий даст ответ на вопрос, насколько граждански зрелым и патриотичным является общество. В этом плане обольщаться особенно не стоит, ибо подорожание газа неизбежно повлечет рост цен на рынке товаров и услуг, плюс повышение коммунальных платежей, что мало кого приведет в восторг. Месяцы с затянутыми поясами — это не три недели на морозном Майдане. Можно, конечно считать, что истинным патриотом является тот, кто радуется пополнению госбюджета, если его оштрафовали за неправильную парковку… Народ, безусловно, болезненно отреагирует на удар по своему кошельку. Вопрос в том, насколько можно будет смягчить этот удар грамотной, не побоюсь этого слова, пропагандой здорово-рыночного образа жизни, а также, возможно, адресными субсидиями для наиболее незащищенных слоев населения. Именно поэтому план выхода из кризиса энергетической «наркозависимости» и экономического «разложения» должен быть понятен не только чиновникам, но и каждому гражданину.

Но даже в этом случае, скорее всего, самую большую жертву на алтарь реальной независимости государства придется положить нынешней власти. Повышение цены на газ в 2—2,5 раза может произойти с начала будущего года. И независимо от того, готово будет к этому государство, или это как зима для энергетиков, станет неожиданностью — население еще до выборов почувствует последствия этого повышения. Вследствие чего количество сторонников нынешней власти может резко сократиться, и она проиграет выборы. Так произошло с правыми в Польше после реформ, названных «шоковой терапией». Они проиграли, но социалист Квасьневский уже не смог изменить внятно-рыночных основ, заложенных его предшественниками. И в данной ситуации выбор Президента Ющенко, с объективной точки зрения, будет понятен: страна должна стать независимой, и без перехода на рыночные цены в сфере обеспечения энергоносителями, без кардинальной модернизации промышленного комплекса, без внятных мер, направленных на формирование внутриукраинского рынка, и осознанного, планомерного отхода от формирования бюджета на базе доходов от экспорта, — экономически независимого государства не построить.

Но поскольку заболевание украинской экономики, в отличие от польской, культивировалось не один год, а более десятилетия, то и шоковой терапией мы не отделаемся. Переход на мировые цены на газ — это шоковая хирургия и, соответственно, куда более серьезная травма для организма. Отсюда и осознание субъективного фактора риска — вполне реального проигрыша власти на выборах. Выбор Ющенко покажет, является ли он государственным деятелем, либо политиком. Разница между ними, как известно, состоит в том, что первый думает о благополучии страны, а второй о благополучии собственной политической силы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно