ТЕЛЕЭФИР: РАСПРЕДЕЛЕН И ОЧЕНЬ ОПАСЕН

19 марта, 1999, 00:00 Распечатать

Я соскучилась за Александром Александровичем Морозом. И еще мне очень не хватает Евгения Кирилловича Марчука...

Я соскучилась за Александром Александровичем Морозом. И еще мне очень не хватает Евгения Кирилловича Марчука. Где они? Что с ними? Как выглядят, что делают, что обещают? Моя гражданская тоска острее всего дает о себе знать, когда я смотрю новости центральных каналов. Не вижу я этих давно знакомых лиц, не слышу о них ничего хорошего, почти ничего нейтрального и так мало плохого. Редко доводится видеть Петра Симоненко. Правда, часто - Наталью Михайловну Витренко, но это, надо полагать, ненадолго. Выполнив свою функцию по расколу левого блока, она набрала слишком большие обороты для того, чтобы и дальше оставаться в телерадиопространстве нашей страны.

По всей видимости, гораздо большую тоску, по крайней мере по лицам левых кандидатов, испытывают те парламентские силы, которые на этой неделе провели через утверждение законодательным органом список четырех членов Национального совета по телевидению и радиовещанию. Счастливцами оказались Сергей Аксененко - председатель правления операторов Всеукраинской ассоциации операторов кабельного телевидения и телеинформационных сетей (рекомендован фракцией Компартии), Николай Княжицкий - глава административного совета «Международного Медиа-Центра - СТБ» (рекомендован группой «Реформы-Центр», Владимир Цендровский - президент Украинского телевизионного союза (предложен УТС) и Николай Червинчук - генеральный директор студии «Укртелефильм» (рекомендован фракцией НДП). На этих четырех кандидатурах свой выбор парламентарии остановили по различным причинам: как политическим, желая повлиять на изменение приоритетов в освещении предвыборной президентской гонки, так и по корпоративной причине, заключающейся в более широком освещении деятельности законодательного органа и, вполне возможно, более пристрастном освещении действий исполнительной власти.

Не исключена также и коммерческая причина, поскольку выдача лицензий всегда являлась делом прибыльным. События, развернувшиеся после оглашения парламентской части Национального совета, лишь подтвердили тот факт, что с началом действий нового состава Нацсовета многие из политиков и бизнесменов, имеющих свои интересы в сфере радио и TВ, связывают неприятные перемены. Именно поэтому не исключено, что оппоненты сил, включивших своих кандидатов в квоту от ВР, попытаются доказать, что голосование происходило с непростительными нарушениями, а если это не удастся сделать, то заблокировать или затянуть назначение Президентом четырех оставшихся членов Нацсовета. Без них Нацсовет не сможет действовать и принимать легитимные решения.

Известно, что двое из избранных весьма лояльны к Александру Ткаченко, один с большим удовольствием окажет содействие Петру Симоненко и еще один член совета (пожалуй, единственный из вошедших) весьма неплохо разбирается как в финансовых, так и в творческих аспектах телевидения. Иными словами - является современным профессионалом.

Скорее всего, если Национальный совет начнет действовать, то отношения в нем будут напоминать отношения между прошлым парламентом и нынешним Президентом: склок - масса, полезного действия - никакого. В случае формирования пропрезидентского большинства в Нацсовете (а в рыночных условиях возможно все) передел эфира в стране, о котором с такой опаской говорят действующие продюсеры, менеджеры и владельцы каналов, не состоится. В случае формирования пропарламентского большинства измениться может многое. Но и в этом случае совсем бы не хотелось скучать уже по Леониду Даниловичу.

О планах уже избранной части Нацсовета мы решили поговорить с Николаем Княжицким - на наш взгляд, самым подготовленным из парламентских избранников.

Но разговор получился шире...

- В первых строках нашего интервью я попрошу вас подтвердить или опровергнуть информацию, согласно которой после утверждения парламентом своей части Нацсовета в комитете Чижа была оглашена предварительная программа деятельности новоизбранных. По этой информации программа включала в себя перекройку вещания на метровых волнах, превращение УТ-1 в общественное украинское телевидение, смещение студии «1+1» на третий канал и организацию на втором канале парламентского канала под флагом Цендровского, а на третьем канале, соответственно, предоставление семи часов студии «1+1» с вкраплениями рейтинговых программ ОРТ. Соответствует ли эта информация действительности?

- Это полностью не соответствует действительности. После того, как парламент проголосовал за новых членов Национального совета, всех избранных пригласили на парламентский комитет, где поздравили нас с назначениями и каждый из избранных выступил с тем, что он лично считает необходимым сделать на этом посту. Это было индивидуальное видение каждого, но никто из выступавших не оглашал подобную программу, не говорил о необходимости таких действий и не было речи о такой последовательности. Я могу это гарантировать.

- Насколько, по вашему мнению, возможно превращение УТ-1 в общественное украинское телевидение и по какой схеме это может происходить - ОРТ или ZDF?

- Дело в том, что Национальный совет еще не сформирован - нет президентской части. А подобные вопросы должен решать Национальный совет, насколько я понимаю, в полном составе. Я сторонник того, что, прежде чем проводить какие-то отдельные изменения, необходимо разработать концепцию телерадиовещания у нас в стране. Провести гласное обсуждение этой концепции в прессе, в парламенте, а потом уже действовать соответственно утвержденному плану. Поэтому я против любых непоследовательных и хаотичных действий, которые, как правило, приводят либо к неразумным решениям, либо к ущемлению чьих-либо интересов. Если говорить о моей позиции по поводу общественного телевидения, то я являюсь сторонником создания его по европейской модели, по примеру ZDF или BBС, а не российской модели, поскольку на примере того же ОРТ мы все можем наблюдать, к каким скандалам, постоянным переделам телерынка привела такая модель.

- Насколько соответствует действительности предположение, что парламентская часть Нацсовета будет достаточно активно заниматься вопросом телеканала «Интер», а именно тем, что почти половина акций этого канала, которые должны были находиться у государства, каким-то образом якобы очутились в частных руках?

- Я являюсь противником разделения Нацсовета на парламентскую и президентскую часть, поскольку все люди, которые будут в него со временем входить, должны думать о том, как лучше построить телерадиовещательное пространство. Если говорить конкретно о телеканале «Интер», то нужно помнить, что есть функции Нацсовета, который вправе наблюдать за законностью тех или иных действий каналов в телерадиоинформационном пространстве. Но кроме Национального совета есть и другие органы, которые должны за этим наблюдать: та же прокуратура, те же суды. Если речь идет об имущественных правах, то это не только дело Национального совета. Национальный совет будет, конечно же, уделять этому вопросу внимание, но я не думаю, что приоритетом действий Национального совета станет ущемление какого-то конкретного канала. Главным нашим приоритетом будет наведение порядка в телерадиоинформационной сфере.

- Что включает в себя ваше представление о наведении порядка?

- Для меня есть определенные приоритеты. Первым из них является необходимость создания в Украине общественного телевидения. Если на телерынок приходят отечественные или западные финансовые группы, общество должно каким-то образом этому противостоять. Конечно, должно быть гарантировано развитие всех форм собственности, в телевизионной и радиосфере в частности, но при этом общество должно защищать и свои интересы. Подобные конфликты существуют, например, в Великобритании, где Мэрдок контролирует львиную часть медиапространства. Но несмотря на это BBC, которое является реальным общественным телевидением, представляет интересы всех слоев населения и всех ветвей власти. Такой же противовес коммерческому телевидению должен быть создан и у нас.

Вторым моментом является борьба с пиратством, поскольку пиратство в телерадиоинформационной сфере, во-первых, разваливает рынок, во-вторых, мешает работать тем каналам, которые пытаются работать честно. Пиратство не позволяет прийти в Украину ни серьезным инвесторам, ни серьезным дистрибьюторам. Конечно же, пиратство мешает и отечественному производству. Поэтому эффективное налаживание производства кинопродукции тоже должно являться приоритетом деятельности Нацсовета. У нас этим никто серьезно не занимается. Во Франции, в Польше, в большинстве европейских стран существует механизм финансирования кинопроизводства путем отчислений от доходов общественного телевидения. Хорошо бы, чтобы это происходило и у нас.

И третий приоритет - это гласное опубликование частотного ресурса страны. В этой сфере у нас полный кавардак. Как распределяются частоты - никто до сих пор не знает. Закрытость в этой сфере может привести к серьезной коррупции, тем более что этим вопросом занимается множество организаций. Здесь должен быть наведен порядок, оглашены частоты и проведен честный конкурс между каналами, для того чтобы на эти частоты могли прийти действительно чистые и хорошие деньги и мозги. Я не думаю, что Национальный совет будет предпринимать какие-то революционные шаги. Я, например, их противник. Я сторонник принятия четкой программы и ее постепенной реализации. Например, если какая-то компания занимается пиратством, то это не значит, что ее нужно закрывать в тот же момент, тем более что у Нацсовета нет таких функций, он может только обратиться в суд. Но вынести предупреждение этой компании о том, что если в короткий срок она не устранит имеющиеся в своей работе нарушения, то на следующий срок компания не получит лицензию, Нацсовет может.

- Вы говорите о системном подходе в реформировании телерадиопространства. Но президентские выборы, особенно в стране неокрепшей демократии, могут быть приравнены к форс-мажорным обстоятельствам. Допускаете ли вы пересмотр уже выданных лицензий на вещание уже в ближайшее время? Ведь ни для кого не секрет, что Президент контролирует основную часть вещания в стране, а другие кандидаты могут быть с этим не согласны...

- Жизнь в Украине не начинается и не заканчивается президентскими выборами. Что касается лицензий, то, повторю: Нацсовет не может их лишать, он может только обращаться в суд. К сожалению, судебная власть в нашей стране не является до конца демократичной, до конца правовой, и тому есть много примеров. Поэтому, я думаю, что у Нацсовета в этой части деятельности будет масса сложностей. Но у нас существует масса других законов, которые регламентируют показ и равные возможности для всех кандидатов, которые баллотируются. Безусловно, Нацсовет должен за этим следить и гарантировать равные возможности всем кандидатам. А что он сможет реально сделать, я не знаю. Это будет во многом зависеть от того, каких людей назначит Президент.

В то же время известно, что ряд народных депутатов обратились к Президенту с просьбой не назначать своих кандидатов в Нацсовет. Странно, что народные избранники, призванные писать законы, обращаются к гаранту Конституции с просьбой нарушить ее.

- А разве Конституция регламентирует срок назначения членов Нацсовета с президентской стороны?

- Действия в этом направлении строго регламентирует закон о Нацсовете. Этот закон написан на основе Конституции уже после ее принятия. Полномочия Национального совета - четыре года, полномочия прошлого состава истекли в конце 1998 года, что Президент официально подтвердил в своем письме на имя председателя Верховной Рады. 24 февраля Леонид Кучма направил письмо, в котором написано: «Полномочия Национального совета по телевидению и радиовещанию, утвержденного решением Верховной Рады от 15 февраля 1994 года, истекли в соответствии со статьей 5 закона Украины «О Национальном совете по телевидению и радиовещанию» в декабре 1998 года. Поэтому прошу считать мое обращение о назначении в его состав Слободяна, Ляхова, Кочеткова, Кудина отозванным. В соответствии с законом четырех членов в состав Национального совета должна назначить Верховная Рада Украины и четырех - Президент Украины. На членов совета, которые назначаются Президентом, указы будут изданы одновременно с принятием Верховной Радой соответствующего постановления». Исходящий номер документа 1-14/175.

- Кто, по вашей информации, может войти в президентскую четверку?

- Я слышал разные фамилии. Среди них - Ляхов, Кочетков, Петренко, Лешик, генерал Самойленко. Часть этих людей может войти в список президентской четверки. Но мне известно, что определенные лоббистские группы пытались провести своих кандидатов через Верховную Раду, это им не удалось, и поэтому они же будут пытаться это сделать с президентской стороны. Своих членов активно лоббировали отдельные телеканалы. Некоторые из тех, кто работал в прошлом составе Нацсовета, поддерживали тесные отношения с представителями определенных каналов. К сожалению, наша страна является коррумпированной, и это не большой секрет. О претензиях к прошлому Национальному совету, и о том, что там были люди, которые симпатизировали тем или иным каналам говорилось и писалось немало. Например, в прошлом составе Нацсовета, тех, кто поддерживал канал «Интер», было больше, чем людей, которые поддерживали «1+1». Возможно, «1+1» хотелось бы, чтобы в будущем составе поддерживающих их было больше.

Ввести европейское цивилизованное право в нашей полуазиатской стране - немалая проблема. Например, в Соединенных Штатах существует федеральная комиссия по связи, выполняющая те же функции, что и наш Национальный совет. Так вот, членам этой комиссии запрещено общаться друг с другом в нерабочее время, не говоря уже об общении с представителями телеканалов. Если кто-либо из них будет замечен в таких контактах, то он тут же будет исключен.

- Известно, что были достаточно непростые отношения у представителей телеканалов «Интер», «1+1» и СТБ. Можно ли предположить, что, получив определенные рычаги влияния на судьбы каналов в этом комитете, вы попытаетесь свести некоторые счеты?

- Я для себя этого не допускаю. По своей идеологии я считаю себя государственным человеком, поэтому я выше личностных отношений. Хотя у меня никогда не было никаких личных плохих отношений, ну, пожалуй, за исключением разных мелочей с руководителями других каналов. Когда я был президентом Национальной телерадиокомпании, то мы тесно общались с руководителями и «1+1», и «Интера», мы всерьез обсуждали вопрос о привлечении и аренде технических мощностей других каналов, поскольку на тот момент у НТКУ их не хватало. Что касается отношений между каналами, то не существует вечных друзей или врагов, существуют только вечные интересы. Все меняется... Насколько мне известно, у руководства «1+1» и «Интера» очень хорошие отношения, хотя, может быть, еще два месяца назад они были натянутыми. Я за то, чтобы эти отношения были хорошими у всех в телерадиопространстве, и только закон мог регулировать то, каким образом люди, как официальные лица, могут влиять друг на друга.

- Существует мнение, что с вашим уходом из СТБ и попаданием в парламентскую квоту Нацсовета канал будет поддерживать одного из нынешних депутатов - кандидатов в президенты. Чаще всех называется имя Александра Мороза. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Это не соответствует действительности. Мы уже почти закончили работу над проектом, который поддерживает ряд международных организаций. Это очень крупный проект, и когда он будет завершен, мы проведем пресс-конференцию. Проект как раз посвящен предоставлению равных возможностей всем кандидатам в президенты. Мы никогда не поддерживали какого-то одного конкретного кандидата. И, кстати, я понимаю, что многим это не нравится. Более того, я думаю, что и этот проект вызовет недовольство. Скорее всего, найдутся толкователи, которые будут внушать Президенту, что раз мы показываем других кандидатов, значит, мы работаем на них или на кого-то третьего. Но это не так. Мы хотим жить в цивилизованной стране, и я надеюсь, что телеканал СТБ в мое отсутствие займет ту нишу, которую в свое время занимало НТВ в России. Согласно официальной статистике, во время выборов президента России НТВ гораздо больше показывало Зюганова, чем Ельцина. Несмотря на то, что Малашенко работал в избирательном штабе Ельцина.

- Да, но мы оба профессионалы и знаем, что показывать можно по-разному, особенно кандидата, против которого работаешь. Будь то Кучма, Марчук или Ткаченко...

- Это так, но мы с вами тоже хорошо знаем, что находимся не в Польше, не в России и не в Великобритании. Да, мы как журналисты это понимаем. Но сегодняшняя наша власть этого не понимает. И мы можем это видеть на примере государственного телевидения и на примере работы других центральных каналов, на которых никакие другие кандидаты вообще не появляются. Но это не значит, что их в стране нет. Они ездят по Украине, встречаются с людьми на местах, с местными руководителями, выступают по местному телевидению. Поэтому бойкот других кандидатов на каналах, влияние на которые имеет исполнительная власть, вредит самой же исполнительной власти, но она этого не понимает. Поэтому, к моему большому сожалению, мы не можем говорить о востребованности в Украине той журналистики, которая будет создавать имидж тому или иному кандидату. Или будет пытаться работать по тем объективным стандартам, которые приняты в других развитых странах или в России. У нас совершенно иные подходы, и мы не вправе даже их сравнивать с другими.

- Иными словами, фиксируется только зачетное время присутствия на экране желаемого кандидата?

- Именно.

- По некоторым данным, на момент голосования в Верховной Раде вы и Цендровский пообещали, но еще не сдали акции каналов, к которым имеете отношение. Если это так, то действительно существуют серьезные основания поставить под вопрос легитимность принятого Верховной Радой решения об утверждении четырех кандидатов в Нацсовет...

- Я не могу говорить о господине Цендровском, я могу говорить о себе. В законе четко написано, что член Национального совета не может быть учредителем вещательной телерадиоорганизации. Члены Нацсовета вступают в свои права не в момент голосования, а в момент подписания постановления об этом. Это тоже записано в законе. Так вот, я не являюсь учредителем вещательной телерадиоорганизации и, в принципе, никогда им не был. Я, как один из многих менеджеров, являюсь учредителем одной из коммерческих компаний, которая не является телерадиовещательной организацией. В принципе, я имею право им оставаться, но я взял на себя обязательство выйти из состава учредителей этой коммерческой организации из этических соображений. Иными словами, сообщение журналиста канала «1+1» о том, что я являюсь одним из учредителей канала СТБ, не соответствует действительности.

Кстати, я считаю, что одной из самых больших проблем украинской журналистики в настоящий момент является исчезновение корпоративности. Если журналист, который был в свое время со мной в нормальных отношениях, на канале, где руководит человек, с которым я и сейчас в нормальных отношениях и общаюсь, говорит обо мне неправду, - это дважды аморально, поскольку я не только человек, но еще и их коллега и журналист. Тем более что когда-нибудь я смогу помочь и им.

В продолжение темы о корпоративных интересах могу сказать, что события, которые происходили в последнее время на канале СТБ, не были отражены ни одним из центральных каналов. Если убивают моего бывшего советника в бытность работы президентом НТКУ и УТ-1 об этом не говорит ни слова, то это ненормально. Тем более что этот человек немало сделал для Первого национального канала. Об исчезновении «Вестей» Канишевского с ICTV вообще не сказал никто, кроме небольшой информации «1+1». Это не только опасно, это страшно, такого у нас в стране никогда не было.

- После того как СТБ обратился к власти за защитой, вы или Владимир Сивкович встречались с Президентом?

- Я виделся с Леонидом Кучмой на программе «Человек года», мы договорились предварительно о встрече. Я попытался на нее записаться, но пока меня никто не приглашал. У Сивковича была встреча с Президентом, но, насколько мне известно, никаких заявлений Леонида Кучмы о происходящем на телеканале СТБ не было.

- Будет ли Национальный совет уделять особое внимание расследованию предположительно имеющихся финансовых нарушений на канале УТ-1?

- Национальный совет - это не следственный орган, и я очень боюсь того, что Нацсовет попытаются втянуть в какие-либо разборки между теми или иными каналами, что, кроме скандалов, никаких конкретных результатов не принесет. Необходимо проводить политику превращения государственного канала в общественное украинское телевидение. И никто не говорит о том, что это необходимо делать срочно до президентских выборов. Над этим нужно работать, и сделать это качественно, открыто, на основании легитимных решений, в том числе и парламентских. Поэтому я не думаю, что Национальный совет с первых дней работы начнет заниматься расследованием происходящего на УТ-1. Для этого существует прокуратура, Счетная палата и другие органы.

- По вашему мнению, снятие с эфира «Вестей» Канишевского является следствием передачи канала ICTV из-под патроната Игоря Бакая под патронат Александра Волкова?

- По крайней мере я уверен в том, что причины исчезновения программ Канишевского не финансовые, а политические. Программы Канишевского компании ничего не стоили, они просто давали ему часть рекламного времени, хотя новостные программы, как известно, являются наиболее дорогими. Поэтому, с финансовой точки зрения, для компании это было очень выгодно. Следовательно, программа исчезла по политическим причинам, но по каким - это вопрос. То ли поменялся хозяин канала, и новый, которому были переданы акции в управление, хочет полностью контролировать ситуацию, а Канишевского контролировать он не может, или наоборот - Канишевского решили выбросить с ICTV для того, чтобы в будущем он появился, например, на телеканале «Эра». А возможно, кто-то занес Президенту кассетку с выдержками довольно безобидных «Вестей» Канишевского и соответствующими комментариями «накрутил» его. Такой подход к решению вопросов практикуется достаточно часто.

- Значит, вы считаете, что Николай Канишевский может появиться на «Эре»?

- Я считаю, что его будут всячески к этому склонять. Правда, он может появиться и на любом другом канале, но с определенной позицией.

- Пропрезидентской?

- Ну, скажем так, с той позицией, которая не будет давать возможности показывать всех кандидатов в президенты.

- Как вы относитесь к созданию депутатского канала и нужен ли он Украине?

- Ничего хорошего и ничего плохого я в этом не вижу. Я считаю, что люди вправе знать о том, что происходит в Верховной Раде, как принимаются законы. И в Соединенных Штатах, и в Великобритании существуют каналы, которые транслируют заседания их законодательных властей. Ничего плохого в этом нет. Другое дело - на каком канале это будет транслироваться. Если бы у нас была развита система МНДС или кабельного телевидения, то иметь в этой системе подобный канал не повредит.

С другой стороны, если создание такого канала является самоцелью и кто-то хочет назвать парламентское телевидение общественным, то я считаю, что это в корне неправильно, поскольку общественное телевидение - это не то, которое обслуживает или Президента, или парламент, или конкретные политические партии. Это телевидение, которое обслуживает общество и рассказывает обо всех. Диктата парламентского телевидения над национальным быть не должно. Но контроль и парламента, и Президента над работой такого канала должен быть, и причем осуществляться он должен с обеих сторон.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно