ТАЙВАНЬ НАРУШАЕТ РАВНОВЕСИЕ

23 июля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 23 июля-30 июля

Как гром среди ясного неба прозвучало сообщение тайваньского информационного агентства Си-Эн-Эй о принятии Тайбэем новой формулы отношений между островом и материковым Китаем...

Как гром среди ясного неба прозвучало сообщение тайваньского информационного агентства Си-Эн-Эй о принятии Тайбэем новой формулы отношений между островом и материковым Китаем. Отныне она будет звучать так: «Один народ, два государства». Вице-президент страны Лянь Чжань пояснил, что эта формула разработана канцелярией главы администрации и Исполнительным юанем (правительством) с учетом того факта, что недавно президент Тайваня Ли Дэнхуэй охарактеризовал связи между сторонами как «особые межгосударственные отношения».

С момента официального отказа тайваньских властей от претензий на роль «законного правительства» Китая в 1991 году Тайбэй придерживался концепции «один Китай, две политические единицы». Она не вызывала особых возражений со стороны руководства КНР, поскольку отвечала принципу «одного Китая». Теперь же тайваньский премьер-министр Винсент Сю призвал Пекин «признать политическую и юридическую реальности», отраженные новой трактовкой, и «добиваться нормализации двусторонних отношений совместными усилиями». Хрупкое равновесие, долгое время сохранявшееся между двумя китайскими столицами, было нарушено.

Реакцию Пекина нетрудно было предугадать. Заявление Ли Дэнхуэя о «межгосударственности» было расценено в КНР как демонстрация курса на независимость Тайваня. Первыми «достойный ответ провокаторам» дали китайские военные. Министр обороны Чи Хаотянь напомнил Тайбэю о решимости Народно-освободительной армии Китая «в любой момент защитить территориальную целостность страны и сокрушить любые попытки ее раздела».

Оживились китайские дипломаты в посольствах КНР за рубежом. В адрес всех властных структур стран пребывания полетели заявления об «абсурдности» взглядов руководителей Тайваня. В начале этой недели новостная строка китайского информагентства «Синьхуа» состояла чуть ли не сплошь из сообщений о заверениях различных государств мира по поводу своей приверженности развитию отношений на государственном уровне только с Пекином и отказа признавать независимость Тайваня.

Решительную позицию Китая в тайваньском вопросе подтвердил председатель КНР Цзян Цзэминь в телефонном разговоре с президентом США Биллом Клинтоном. Он заявил, что в мире существует только один Китай, а Тайвань является частью его территории. При этом председатель КНР подчеркнул, что его страна не брала на себя обязательств «отказываться от использования вооруженной силы в тайваньском вопросе».

В Юго-Восточной Азии опять запахло порохом. Масла в огонь подлила и пресс-конференция представителей командования вооруженных сил Тайваня, на которой они сообщили о разработке 13 оперативных планов действий по отражению внешней военной угрозы (которую уже более полстолетия для страны олицетворяет Китай), предусматривающих «эффективный ответ» на разные по степени и содержанию агрессивные акции со стороны - от военных маневров в близких к острову районах до полномасштабной интервенции. Было подчеркнуто, что вооруженные силы Тайваня приведены в состояние боевой готовности «должного уровня», и что министерство «внимательно следит» за развитием военной обстановки вокруг острова.

Все это вызвало настоящую панику у населения острова. Кто-то вспомнил о недавнем заявлении Пекина об обладании им в течение последних одиннадцати лет нейтронной бомбой. И хотя китайцы этим хотели воздействовать прежде всего на США, тайванцы без колебаний приняли это на свой счет.

На происходящее немедленно отреагировала фондовая биржа Тайбэя. За прошедшую неделю индекс на акции на ней упал ни много ни мало - на 20 процентов.

В ответ администрация Тайваня на этой неделе сформировала чрезвычайную межведомственную группу для решения проблем кризиса в отношениях с материковым Китаем. В нее вошли представители министерств обороны, внутренних дел, транспорта и коммуникаций, иностранных дел, финансов, разведывательных служб.

По словам премьер-министра Тайваня Винсента Сю, новая структура должна «моментально реагировать и находить ответы на любые шаги со стороны материка». Глава правительства призвал население острова «сохранять спокойствие и выдержку» и сообщил об учреждении кабинетом стабилизационного фонда, который должен компенсировать потери экономики, вызванные падением котировок на местной фондовой бирже.

Все происходящее в последнее время между Китаем и Тайванем вызывает множество вопросов у международных экспертов и аналитиков. Прежде всего это касается цели столь неожиданного появления на свет заявления Ли Дэнхуэя.

Решение Тайваня поднять вопрос «двух государств» заслуживает внимания не столько из-за своего содержания, сколько из-за времени его принятия. Сегодня весь мир (включительно с руководством КНР) понимает, что де-факто существует два Китая - один со столицей в Пекине, а другой - в Тайбэе. И заявление тайваньского руководства является лишь констатацией этого очевидного факта. Без него эти два китайских государства продолжали бы существовать еще очень долгое время, так как ни у одной из сторон не было желания начинать силовые действия (несмотря на агрессивные заявления, звучавшие из Пекина и Тайбэя).

Однако Тайвань все же принял решение нарушить негласную договоренность с КНР о соблюдении статус-кво. Вполне возможно, что тайваньское руководство делало это, руководствуясь своим ощущением появления возможности получить политическую выгоду от резкого ухудшения отношений между США и КНР, наблюдаемого в последние несколько месяцев даже невооруженным взглядом.

Действительно, еще совсем недавно между Тайванем и материковым Китаем начали устанавливаться довольно важные контакты. После успешного воссоединения Гонконга с КНР, которое доказало, что лозунг Пекина «одна страна - две системы» не является пустым звуком, многие заговорили о вероятном повторении Тайбэем гонконгского пути. Китайская экономика, оказывающая серьезное сопротивление азиатскому кризису, заставила многих тайваньских бизнесменов с завистью поглядывать в сторону материка.

Однако совсем недавно ситуация изменилась. Великая китайская стена не смогла остановить экономические неурядицы. Китайское «экономическое чудо» уже не выглядело столь привлекательно, как ранее, и многие аналитические центры стали подавать довольно тревожные сигналы об экономическом будущем КНР. К тому же, несколько недавних заявлений Пекина о возможном пересмотре статуса Гонконга остудили горячие головы в Тайбэе. Одновременно эти события укрепили уверенность тайваньских стратегов в будущей уязвимости материкового Китая.

Теперь о роли в конфликте США. Для своего безопасного существования Тайвань вынужден был подыскать себе солидного заграничного патрона, который смог бы не только лоббировать его интересы на международной арене, но, в случае чего, мог бы предоставить острову военную помощь. Вашингтон на такую роль подходил прекрасно. С другой стороны, выбрав себе в качестве стратегического сотрудника Соединенные Штаты, Тайбэй сам себе ограничил пространство для маневра в отношениях с Пекином. Любые действия он обязан был предпринимать с оглядкой на США.

Начиная с 1991 года Вашингтон начал активно развивать экономические отношения с КНР. Платой за это стало более активное сдерживание американским руководством тайваньских амбиций, особенно в отношении попыток Тайбэя добиться своего международного признания.

Однако руководство Тайваня было прекрасно осведомлено о том, что Китай оставил довольно глубокий след в политической карьере нынешнего президента США. Это связано с двумя последними скандалами вокруг Билла Клинтона, в которых фигурировал и Пекин. Первый касался финансирования китайскими бизнесменами последней предвыборной кампании Билла Клинтона с целью получения выгодных им контрактов, а второй - утечки в Китай информации из ядерной лаборатории Лос-Аламос, способствовавшей значительному совершенствованию ракетно-ядерного потенциала КНР. Ситуацию усугубила и американская бомбардировка китайского посольства в Белграде, о компенсации за которую стороны не могут договориться и по сей день.

Все это так испортило отношения между КНР и США, что Тайвань почувствовал себя способным самостоятельно выступить против Пекина. Более того, тем самым он предложил американцам пошантажировать Китай, пригрозив Пекину признать независимость Тайваня. И не зря сразу же после начала кризиса в Вашингтон отправилась высокопоставленная тайваньская делегация во главе с генеральным секретарем правительственного Совета национальной безопасности Инь Дунвэнем. Официальная цель визита - разъяснение новой формулировки отношений между Тайванем и материковым Китаем.

Судя по всему, визит высокопоставленных тайваньцев в США вряд ли будет удачным и признания независимости острова они наверняка от американцев не добьются. Однако в этом случае они могут вытребовать от Вашингтона другие уступки в виде, например, включения острова в американскую региональную систему противоракетной обороны или получения современных военных технологий.

Выходит, что своим заявлением президент Ли Дэнхуэй преследовал далеко идущие цели, проверяя, до какого уровня конфронтации с КНР готово сегодня дойти американское руководство. Судя по всему, Вашингтон свои действия контролирует и на провокации поддаваться не собирается. Билл Клинтон в своем телефонном разговоре с Цзян Цзэминем подтвердил приверженность правительства США политике «одного Китая» и заверил его, что политика его страны в отношении Тайваня останется неизменной.

И кто знает, вполне возможно, отчаянный шаг Тайбэя приведет к обратному эффекту, став поворотной точкой в переходе американо-китайских отношений к потеплению.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно