ТАМ ХОРОШО, ГДЕ ИХ НЕТ

19 сентября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 19 сентября-26 сентября

Вы заметили, последние несколько месяцев украинскому информационному пространству чего-то явно недоставало?..

Вы заметили, последние несколько месяцев украинскому информационному пространству чего-то явно недоставало? Смутное чувство потери какого-то важного ньюсмейкера все ощутимее стало охватывать тех, кто привык внимательно следить за развитием политических событий в стране. И вот наконец прояснилось: ах, да! Ну, конечно же, Национальный совет по вопросам о телевидении и радиовещании! И как мы могли о нем забыть? А ведь, действительно, что-то подозрительно тихим и незаметным стал этот, с позволения сказать, орган, еще совсем недавно по уровню производства конфликтов и скандалов грозивший затмить собой остальные политколлективы отчизны.

Первым легким напоминанием о «пропаже» стали указы Президента, которыми глава государства поменял двоих членов Нацсовета из своей квоты, уволив Александра Мартыненко и Юрия Плаксюка и назначив на их места Виктора Лешика и Николая Фартушного. Увлеченная началом новой парламентской сессии, новым этапом конституционной реформы и стремительным вхождением страны в Единое экономическое пространство общественность не стала уделять внимание столь незначительному событию. А ведь оно, как выяснилось позже, послужило предтечей скандала, обещающего вернуть Национальный совет в высшую лигу возмутителей политического спокойствия.

Но прежде чем перейти непосредственно к изложению сути нового нацсоветовского конфликта, хотелось бы все-таки немного подробнее остановиться на проведенной Президентом рокировке в составе своей четверки членов Нацсовета (если кто забыл, в соответствии с законодательством, НС формируется из восьми человек, половину из которых назначает глава государства, вторую половину избирает Верховная Рада). Никаких видимых причин для кадровых изменений в НС у Леонида Кучмы не было. По крайней мере, этому не предшествовало ни одного критического замечания в адрес уволенных. Да и в увольнительных указах ни намеком не проливается свет на резонный в подобных случаях вопрос: «За что, Леонид Данилович?». Юрий Плаксюк пребывал в составе Нацсовета с 1995 года (с трехгодичным перерывом, во время которого работал гендиректором ICTV). При этом не единожды попадал в НС по президентской квоте. И каждый раз избирался ответственным секретарем. Как замечают наблюдатели, несмотря на то что формально Юрий Александрович продолжал оставаться человеком, близким хозяину ICTV и пары еще двух общенациональных телеканалов, в его деловых контактах наметился некоторый крен в сторону главы парламента Владимира Литвина. Накануне отставки Плаксюк был замечен в составе лиц, сопровождавших спикера в одной из зарубежных поездок. Кому-то такая «провинность», возможно, покажется до смешного нелепой. Но это, если предполагать, что инициатива о рокировке в НС исходила от того, кто подписывал указ об увольнении. Характер же проведенной кадровой операции и ее первые результаты свидетельствуют о том, что главный ее разработчик находится в непосредственной близости не столько от Президента, сколько от главы его администрации. Однако об этом чуть позже.

Что касается второго отставника, то ни устных, ни письменных следов недовольства им со стороны своего бывшего шефа (за некоторое время до назначения членом Нацсовета Александр Мартыненко работал пресс-секретарем Президента) «ЗН» обнаружить также не удалось. Единственное, что хоть как-то тянет на причину, по которой Мартыненко с Плаксюком могли поплатиться должностями, это то, что они недостаточно активно проявляли себя представителями президентской стороны в Нацсовете. Повторимся, НС уже год как перестал продуцировать склоки и ссоры, что явилось результатом достигнутого его членами относительного мира и согласия. Которые, в свою очередь, послужили основой для слаженной работы этого состава Нацсовета, получившего от предшественников далеко непростое наследство: деморализованный бесконечными войнами полуразвалившийся аппарат, море судебных исков, масса нерешенных проблем. Нацсоветовцам не оставалось ничего другого, как засучив рукава разгребать завалы, выдавая иногда за одно заседание по 50 с лишним лицензий. При этом умение находить компромисс и решать споры мирным путем, приобретенное членами НС, передалось менеджерам телерадиокомпаний. Частот не увеличилось, их по-прежнему гораздо меньше, чем желающих вещать, но… «Пришла пора зрелости», — прокомментировал ситуацию в телерадиопространстве один из сотрудников НС. За все это время ни одна из общенациональных сетевых ТРК не отняла канал у кого-либо из регионалов, что раньше очень часто становилось поводом для громких конфликтов. Удалось разрулить, что совсем недавно казалось почти невозможным, ситуацию с 30-м каналом — за него до недавних пор шла война между ТЕТом (Григорий Суркис) и ТРК «Київ» (Александр Омельченко). А степень консенсуса в Нацсовете ярко иллюстрировалась счетом 7:1, которым нередко заканчивались голосования его членов. Кстати, по отзывам очевидцев, этим одним, противостоявшим семи, чаще всего оказывался председатель Нацсовета Борис Холод, также представляющий квоту Президента. Если учесть его бьющую через край лояльность к главе государства, а также то, что, кроме двух замененных игроков команды Банковой, в ней остается еще только один боец — Виктор Павленко, то версия тех, кто считает, будто ротационные указы направлены на повышение исполнительной дисциплины у членов президентской четверки, выглядит неубедительно.

На кого рассчитана акция устрашения? На одного-единственного Виктора Павленко? Но, как показали результаты голосования за нового ответственного секретаря, избиравшегося нацсоветовцами взамен выбывшего Плаксюка, на него это не подействовало. А история с ответсеком, собственно говоря, и положила конец кратковременному периоду затишья в доме Нацсовета, в котором вновь заговорили на повышенных тонах, громко захлопали двери и задрожали стекла. О том, что эту должность займет новоназначенный Виктор Лешик, было решено еще до заседания НС, где, собственно, и проходило голосование. Кем? Теми, кто осуществляет оперативное командование руководством Нацсовета. Доказательства? Списки служебных телефонов членов НС — там Виктор Лешик уже представлен ответственным секретарем, а также наличие его фамилии на документах, подписанных Борисом Холодом, в ряду тех, кому эти бумаги должны поступать для ознакомления: первому заместителю председателя НС, простому заместителю и ответсеку.

Тайным голосованием членов Национального совета ответственным секретарем была избрана Татьяна Лебедева. За нее отдали голоса пятеро нацсоветовцев. За кандидатуру Лешика проголосовал Борис Холод, сам претендент и его товарищ по «кадровому укреплению» Нацсовета — Николай Фартушный. Их уверенность в том, что они не окажутся в меньшинстве, основывалась на впечатлении о монолитности президентской четверки, а также на знании ими особенностей характера Татьяны Лебедевой. А они, по их мнению, не должны были позволить ей проголосовать за саму себя.

Примечательно, что поначалу «тройка» не стала особенно расстраиваться по поводу нереализованных планов. Протоколы счетной комиссии с необходимым для утверждения решения количеством голосов были подписаны всеми ее членами, в том числе и Борисом Холодом. Виктор Лешик, как рассказывают очевидцы, вместе с остальными коллегами поднял за победу Татьяны Лебедевой бокал шампанского и, произнося поздравительную речь, заметил, что он не старался победить ее. Однако спустя несколько дней, за время которых, должно быть, свеженазначенным напомнили, с какой целью пробивались указы об их внедрении в НС, Виктор Лешик и Николай Фартушный заявили о нелегитимности избрания Татьяны Лебедевой ответственным секретарем, поскольку они де не поставили под соответствующим протоколом свои подписи. Странным образом исчезла диктофонная запись того исторического заседания, зафиксировавшая, как это принято внутренним регламентом НС, процесс избрания ответсека.

Вообще это алогичное положение из 36-й статьи закона о Национальном совете, согласно которому решение НС считается принятым, если протокол подписан в ходе заседания всеми членами совета, принявшими участие в голосовании, является тем узким местом, где движение возможно только в одном направлении. Как только у членов НС возникают серьезные разногласия, любой из них, прибегнув к нехитрому приему, способен заблокировать все подъездные пути к решению вопроса. Алогизм сего перла законотворчества состоит в том, что решения НС, как говорится в том же законе, принимаются голосованием. Выходит, голосуй не голосуй, все одно... Даже если семеро из восьми нацсоветовцев выскажутся при голосовании «за», отсутствия в протоколе одной подписи достаточно для признания решения недействительным.

Конечно, когда смыслом деятельности является беспрепятственный процесс решения накопившихся проблем и вопросов, упомянутым положением никому не приходит в голову воспользоваться. Ну, станет сегодня на пути, скажем, получения лицензии телекомпанией «Украина» в городе N член Нацсовета, избранный туда, к примеру, от «Трудовой Украины», — завтра член Нацсовета, чьей родиной является славный Донецкий край, откажется подписываться под протоколом о выдаче очередного права вещания в районном центре L каналу ICTV. Но если человек руководствуется далеко не благими намерениями…

Кадровую перетасовку в Нацсовете можно (и, скорее всего, нужно) рассматривать не столько с точки зрения усиления президентского влияния на контролеров телерадиоэфира, сколько с позиций перераспределения установившегося в НС баланса интересов в пользу руководящей партии страны. Наверное, кому-то показалось несправедливым, что Нацсовет выпадает из длинного ряда государственных и прочих органов, куда можно звонить из президентской администрации с требованиями и приказами, получая затем оттуда отчеты о выполненной работе. Настал черед и Нацсовета, чтобы напомнить последнему, где, в конце концов, у нас главный отдел кадров страны. Глава НС, безусловно, полностью разделяет взгляды руководства Главного управления информационной политики администрации Президента на методы и перспективы развития отечественного масс-медийного пространства. Но, во-первых, одного его маловато будет. Во-вторых, Борис Холод уже давно и упорно просится на менее нервный участок работы, который больше соответствовал бы его возрасту и состоянию здоровья. Кстати, не в том ли кроется причина спокойствия Виктора Лешика в день поражения на выборах ответсека, что изначально его нынешнее внедрение в нацсоветовские ряды проводилось с перспективой водворения в кресло председателя? Но первая же неудача новоназначенного, судя по всему, была воспринята его кураторами из АП как своя собственная.

Сама по себе должность ответственного секретаря, утверждают сведущие люди, сугубо техническая. Но это если она находится в руках незаангажированного, нейтрального человека. Если же, как в нашем случае, в действиях людей прослеживается определенная тенденциозность, она обретает уже иное значение. Бланки лицензий, выдаваемых телерадиокомпаниям, должны визироваться ответственным секретарем. То, как
г-н Лешик умеет пользоваться своим правом воздерживаться от автографов, уже наглядно продемонстрировано. А кроме того, что, наверное, также немаловажно, в распоряжении ответсека находится аппарат Нацсовета. Понимают это не только на Банковой. Противостоящие в споре с Лешиком и Фартушным их коллеги по Нацсовету не собираются сдавать свои позиции. А это значит, что работе Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания грозит полный паралич. Можно предположить, что устроителями кадровой революции в НС не исключался и такой сценарий развития событий. Бездействие Нацсовета накануне президентских выборов, как это уже было в 1999 году, — не самый худший вариант для власти. Управлять телерадиоэфиром не через коллегиальный орган, а непосредственно через Госкомсвязи, с ее точки зрения, намного удобней и эффективней.

Однако, решая сугубо политические вопросы, те, кто затеял новый конфликт в НС, порождают проблемы бизнесового характера. И что интересно, в том числе у своих же патронов. Из-за невозможности продолжать работу НС так и не смог обеспечить лицензией (решение о выдаче которой уже практически готово) на 42-м канале в Киеве ТРК «ТЕТ». Под угрозой срыва оказался и процесс дальнейшего развития региональной сети таких телекомпаний, как ICTV, СТБ, Новый, «Украина». И это сейчас, когда вопрос о прибыльности ТРК для их учредителей, начинающих рассматривать свое участие в масс-медийном рынке не как политическую деятельность, а как бизнес, становится все более актуальным. А получение максимального количества лицензий для сетевого канала — это, как утверждают специалисты, в первую очередь капитализация бизнеса.

Ту ситуацию, в которой нынче оказался Национальный совет, можно рассматривать как масштабную модель отношений, сложившуюся между членами президентского окружения. Публично их проследить очень трудно. А Нацсовет — организация более или менее открытая. Здесь-то и проявилось, как на ладони, наметившееся в последнее время противостояние между Виктором Медведчуком и Виктором Пинчуком. Двое уволенных членов НС принадлежали к числу тех, кто не оставлял без внимания просьбы второго. Да и под колеса набирающей мощь общенационального канала ТРК «Украина», принадлежащей донетчанам, не бросались. Президент, его администрация, парламентское большинство, СБУ, МВД, руководители регионов — вот далеко не полный список того, что контролирует или небезуспешно пытается контролировать партия Виктора Медведчука. Нацсовет — всего лишь очередная высота, которую запланировано взять. Дайте мне точку опоры, — и я переверну мир. Дайте мне полномочия — и я обеспечу вам гарантии… А у вас в квартире представитель партии власти еще не прописался?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно