«СТУДЕНЧЕСКАЯ ЯИЧНИЦА» - Архив - zn.ua

«СТУДЕНЧЕСКАЯ ЯИЧНИЦА»

9 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

Студенческая яичница — без преувеличения, одно из величайших кулинарных изобретений человечества...

Студенческая яичница — без преувеличения, одно из величайших кулинарных изобретений человечества. Рецепт приготовления деликатеса прост как мычание, поскольку ингредиентами могут служить любые имеющиеся в наличии съестные припасы, которые отправляются в сковородку вслед за обычным куриным яйцом. Яйцо — единственный обязательный элемент блюда, его украшение и главное связующее звено. Если хотите — его душа, так в некоторых религиях именно яйцо ее символизирует.

Пристальное наблюдение за таинствами политической кухни позволяет сделать вывод: предвыборная стряпня в действительности мало чем отличается от студяичницы. В процессе «приготовления» избирательных блоков применяется тот же незамысловатый принцип: основной продукт щедро приправляют нелимитированным количеством побочных. Чем их больше, тем богаче и аппетитнее должно выглядеть блюдо. Опыт подсказывает, что электорат способен проглотить все, что ему подсовывают. Главное, чтобы яйцо не было тухлым.

В поваренной книге отечественной политики содержится несколько рецептов предвыборной студенческой яичницы. В одном случае функции «яйца» способна исполнить идеология, в другом — персона харизматического лидера. Но истинная классика политической студяичницы — блюдо, «душой» которого является админресурс. Посему блок «За єдину Україну» (или как его еще называют политические куховары, «За ЄдУ») выглядит наиболее изысканным, с точки зрения политической гастрономии.

Экс-«ТУНДРА» — хрестоматийный пример того, как можно совокупить несовокупляемое. Организации, исповедующие, мягко говоря, несхожие (если верить программным документам) идеологии, заключают политический союз. Известные политики и предприниматели (многие из которых здороваются друг с другом сквозь зубы), лучезарно улыбаясь, добросовестно позируют перед камерами для милых «семейных» фото. Все прекрасно понимают, что вынужденный политический флирт будет не зело приятным и не слишком долгим. Допустим, «наши» во главе с Ющенко, по крайней мере, обсуждают возможность создания если не единой партии, то уж, во всяком случае, общей фракции. Ну, а «едоки» на подобную ерунду даже времени не тратят — каждая из партий, в случае успешной реализации проекта, рассчитывает на создание собственной парламентской ячейки. Но, право слово, есть ради чего собираться в одну предвыборную кучу — яйцо, которое вобьют в «єдину» сковородку, поистине золотое.

Получение права на практически эксклюзивное использование административного ресурса — это счастливый лотерейный билет. Это практически «полное понимание» со стороны губернаторов, это минимум проблем со всевозможными чиновниками, это режим наибольшего благоприятствования для «околоблочных мажоритарщиков», это почти неограниченные возможности для PR, это возможность общения с руководителями масс-медиа (особенно региональными) по «упрощенной схеме», это заклеенные соответствующими листовками и плакатами все возможные и невозможные места, это гостеприимно распахнутые двери самых больших залов, это толпы благодарных слушателей, это ощущение безнаказанности и предчувствие победы.

Но виктория невозможна без максимального объединения усилий всех бойцов. А до единства в стане «единых» еще далеко.

Строго говоря, объединение как таковое еще и не состоялось. Существует протокол о намерениях, парафированный лидерами четырех партий, но еще не ратифицированный съездами. Судя по всему, легализован блок будет еще до Нового года. Но черновая организационная работа уже идет и значительная часть этой работы добровольно взвалила на себя НДП. Можно предположить, что главными «орговиками» будущего блока народные демократы стали, как говорится, по умолчанию. Не всем в стане «единых» чрезмерная, а иногда и несколько навязчивая, инициативность Валерия Пустовойтенко и его питомцев нравится, но противиться столь похвальному проявлению энтузиазма в альянсе не стали.

Впрочем, то, что именно НДП стало своеобразным «локомотивом» блока, объяснимо. Во-первых, сколь бы скептически ни относились к полусостоявшейся партии власти, но она определенно опытнее и многочисленнее своих партнеров по союзу. Поверить в то, что в организации «прописано» едва ли не 200 тысяч членов, нелегко, но то, что по числу реальных, а не бумажных партийцев она превосходит и аграриев, и «трудовиков», и совсем еще юных «регионалов», — факт. Можно сколько угодно спорить, насколько действенны краевые филиалы нардемов, но то, что они есть если не в каждом селе, то уж, во всяком случае, в каждом городе, — факт. Согласно полуофициальной статистике, партийными ячейками опутаны 97% территории страны. Даже если данная информация хотя бы на 2/3 соответствует действительности, даже если каждое региональное отделение — всего парой-тройкой, это достаточно серьезный задел. Это — печка, от которой можно плясать.

Вторая, весьма немаловажная причина относительного неформального лидерства нардемов в блоке заключается в том, что глава НДП Валерий Пустовойтенко — по-прежнему один из наиболее вхожих к Президенту людей. Леонид Данилович давно знает Валерия Павловича, он его не боится, он не видит в нем соперника и не имеет оснований сомневаться в его личной преданности. Перечисленных обстоятельств достаточно, чтобы Президент, чьи ревнивость и подозрительность стали притчей во языцех, позволял себе достаточно часто видеться с заурядным членом Кабинета и вести с ним достаточно доверительные беседы. Невзирая на то, среди «едунов» немало людей известных и влиятельных, чаще, чем министр транспорта, на пост №1 «заступает» разве что рядовой депутат Виктор Пинчук. Но Виктор Михайлович не может быть выразителем интересов будущего блока хотя бы потому, что не хочет быть таковым. Его роль в «Трудовой Украине», одном из структурных подразделений сообщества «едунов», переоценить трудно. Но до блока Пинчуку, похоже, дела мало. Есть подозрение, что пиаровский, информационный и финансовый ресурс «трубного короля» будет работать, прежде всего, на «трудовиков», да и то не на всех. Пинчук не страдает вождизмом, он предпочитает сомнительному публичному лидерству в чем-то одном тихий и надежный контроль над всем. А Валерий Павлович хочет быть вождем, хочет быть первым номером списка, хочет быть лидером будущего парламентского «необольшинства», в конце концов, хочет быть преемником, хотя никому в этом не сознается.

И, наконец, еще одно обстоятельство, заставляющее народных демократов быть заинтересованными в успехе блока чуть больше, чем аграрии, «регионалы» и «трудовики» вместе. НДП — классическая партия, созданная «под власть». Под эту власть, которой осталось жить недолго.

Какой будет новая власть, кто станет ее олицетворять, по каким принципам она будет строиться, на какие ценности ориентироваться и на какие силы опираться — сегодня ответить невозможно. Но, в любом случае, она будет другой, и к этой другой власти НДП приспособиться будет сложнее остальных. Потому что данная организация всеми однозначно воспринимается как элемент доживающей свой срок кучмовской властной системы. Она была партией премьера и в нее наперебой записывались губернаторы и мэры, директора заводов и школ, солидные предприниматели и тщеславные авантюристы, пока Пустовойтенко был не просто вторым номером в формальной иерархической табели о рангах, но и одним из первых — в неформальной. Стоило Валерию Павловичу уйти в отставку и выйти в тираж, как число «дезертиров» намного превысило число «неофитов». И от полного развала НДП спасло только то, что, перестав быть влиятельной фигурой, Пустовойтенко не перестал быть лицом, вхожим к главе государства. А потому и сегодня партия все еще остается довольно сносным политическим инструментом. Среди членов политсовета организации все еще числятся руководители областей и вице-губернаторы, мэры и председатели городских советов. Но размах уже не тот, и судить об истинных административных возможностях НДП сегодня не возьмется никто. У Пустовойтенко сегодня есть все основания сомневаться в надежности не только, скажем, луганского губернатора Ефремова, но и «твердого» нардемовца Евгения Кушнарева, официального хозяина Харьковщины.

Выборы-2002 для НДП, и прежде всего для ее лидера, — не просто очередной шанс доказать свою состоятельность, но и последняя попытка остаться в большой политике. Дабы не уйти в небытие, Пустовойтенко нужна не только громкая победа «едунов», ему необходимо, чтобы этот успех стал его личным успехом. Крупная фракция, еще лучше — масштабная коалиция фракций с ним во главе, — вот едва ли не единственный рецепт, при помощи которого и Валерий Павлович, и его партийная структура смогут избежать преждевременной политической кончины.

Но в перспективу народных демократов вообще и главного народного демократа, в частности, сегодня мало кто верит. И «бесстрашное» бегство Бессмертного к «нашим» — лишь один из примеров массового скепсиса. Хотя далеко не все могут себе позволять столь откровенно демонстрировать свое понимание предвыборных раскладов. Сложнее всего региональным начальникам. Им необходимо сохранить свои посты при сегодняшней власти и постараться сберечь свое влияние в ходе смены политических декораций. А потому, не забывая проявлять верноподданническое усердие, они все интенсивнее ищут контактов с теми, кто представляет собой реальную силу сегодня либо может стать реальной силой завтра. Сиречь — с Виктором Медведчуком, Ринатом Ахметовым и Виктором Ющенко. Валерия Пустовойтенко в этом списке нет: его сила в прошлом, а в его возрождение в будущем циничные обитатели мира политики не верят.

Вот почему даже тот админресурс, которым сегодня располагают Пустовойтенко и К° — весьма зыбкий. У Валерия Павловича был шанс нарастить административные мышцы — для этого следовало заманить в «тундру» Анатолия Кинаха. Но глава НДП не захотел делиться будущей славой и не пожелал плодить конкурентов в борьбе за первое место списка. Да и Леониду Даниловичу, насколько известно, эта идея не слишком пришлась по вкусу. Во-первых, Президент не любит, когда премьеры занимаются созданием публичного имиджа и не любит связанных с этим «гаплыков». Во-вторых, насколько известно, гарант не воспринимает Анатолия Кирилловича всерьез и относится к нему со снисходительностью, смешанной с плохо скрываемым раздражением. Согласитесь, этого достаточно, чтобы в самом пропрезидентском блоке оставили идею привлечения Кинаха и его ППП в и без того «дружный» стан «едунов».

В единстве и согласии всех членов «ТУНДРЫ» Пустовойтенко также был заинтересован более других. «За ЕдУ» должен выглядеть действительно перспективным и привлекательным предвыборным проектом, с эффектной списочной витриной, с эффективным PR- и TV-обеспечением, с надежными каналами финансирования и разумной технологией расходования средств. Только тогда, когда «ТУНДРА» будет восприниматься как серьезная (пускай и временная) политическая сила, а не как бригада шабашников, решивших заколотить немного админресурса, только тогда Президент не просто благословит «едунов», но и поставит на них. Говорить о том, что Кучма уже поставил на «ТУНДРУ», пока еще рано. Кроме того, если блок докажет свою состоятельность, ему будет намного проще строить свои отношения с региональными начальниками — в этом случае последние станут воспринимать «едунов» как реальных политических игроков, а не как фигурантов президентского ЦУ.

Пустовойтенко верит в счастливую звезду объединения. Все остальные, насколько можно судить, сомневаются. Во многом потому, что не слишком верят в счастливую звезду Пустовойтенко. Например, «Регионы» (читай, Ринат Ахметов) до последнего момента раздумывали, а не лучше ли податься к «нашим». У Рината Леонидовича иные предвыборные цели. Для него кампания-2002 — операция по созданию киевского политического лобби, необходимого для успешного продвижения донецкого бизнеса. Ахметов и «Индустриальный союз Донбасса» больше верят в «мажоритарки» и собираются накрыть едва ли не каждый округ в Донецкой и Луганской областях, да еще прихватить сколько можно в Запорожской и во всех прочих регионах, где смогут договориться с губернаторами. «Донецкие» — это суровые дяди, с ментальностью, замешанной на традициях шахтеров и понятиях «братков». Это люди, не жалующие вчерашних комсомольцев и не любящие неудачников. Они не против отхватить кусок админресурса, но при этом ясно дают понять, что не собираются платить за всех только потому, что их считают самыми богатыми. Они готовы принять в расчет, что у «Трудовой» имеется некоторый медиаресурс, а у НДП — некоторый оргресурс, но они не склонны преувеличивать возможности ни первых, ни вторых. Они готовы заплатить чуть больше остальных. Но только в том случае, если им на пальцах объяснят, почему они должны платить больше, во-первых. И покажут «живые» деньги, которые вносят все остальные пайщики, во-вторых. Условно говоря, если весь проект обойдется в сороковник «лимонов» «зеленью», то Донбасс готов внести десятку, ну двенадцать, а если разговор не состоится, то не будет платить вообще. Есть основания полагать, что на сегодняшний день «едуны» закрыли только одну финансовую проблему — сговорились в равных долях покрыть расходы, связанные с внесением денежного залога.

У «донецких» свои резоны, свои технологии и свои методы. Большинство «реальных донбассовцев», скорее всего, пойдут по «мажоритаркам». По списку «ТУНДРЫ», надо полагать, пойдут фигуры более или менее раскрученные, но, в сущности, декоративные. Но и те и другие, весьма вероятно, будут исполнять в парламенте роль дисциплинированных «солдат». Донецкие «генералы» в «чистую» политику не рвутся и Донецк покидать не спешат, им чужды метания Пустовойтенко. Тех, кого в Киеве многие воспринимают едва ли не как олицетворение донецкого клана — Рыбака, Звягильского, многие истинные хозяева края считают едва ли не отработанным материалом.

Согласовывать «мажоритарки» с партнерами по блоку «донецкие» не торопятся, и в родной Донбасс ни одного «варяга», пусть даже из союзнической партии, пускать не собираются. Ахметов и К° в преддверии исторического объединения не побоялись пойти на откровенный конфликт с Пустовойтенко. Насколько можно судить, не без участия кругов, стоящих за Партией регионов Украины был уволен с должности заместитель главы Донецкой облгосадминистрации Сергей Третьяков, который по совместительству был еще и главой регионального филиала НДП и членом политсовета партии. Несложно предположить, что для краевой ячейки нардемов, которая до недавнего времени насчитывала семь с половиной тысяч членов и считалась одной из наиболее крепких в партии, наступили тяжелые времена. Как утверждают, Валерий Павлович зело осерчал на Рината Леонидовича. А вот Рината Леонидовича весьма мало беспокоит точка зрения Валерия Павловича.

Кстати, и «трудовики» относятся к нардемам без излишнего пиетета. Самым ярким подтверждением тому стали недавние события в Крыму, когда представители местной «ТУ» попросту «кинули» будущих партнеров по блоку, сняв эндеписта Куницына с поста главы правительства автономии и водрузив в заветное кресло «своего» Горбатова. Время прошло, но осадок остался, и представить себе, как две «братские» партии будут «согласовывать» кандидатов по мажоритарным округам (и не только в Крыму), весьма сложно.

И все же в большинстве случаев откровенно игнорировать партнеров по блоку, как это периодически делают состоятельные провинциалы, «трудовики» себе не позволяют. Все-таки столичные люди, к тому основательно интегрированные в «чистую» политику. И по структуре, и по философии «трудари», как известно, не похожи ни на «донецких», ни на «нардемов». Первые построили системную бизнес-империю, которую позже сподобились снабдить политической подпоркой, т.е. создали своеобразную СДПУ(о) с донецкой спецификой. Вторые сотворили партийный отдел администрации Президента. Первые любят все контролировать, но при этом не любят «светиться». Вторые — жаждут власти и славы.

У «трудовиков» все интеллигентнее и скромнее. Партия и особенно фракция «ТУ» — это сообщество людей, весьма серьезно различающихся по роду занятий, степени богатства, уровню влияния и масштабу амбиций. И люди эти поняли две элементарные вещи. Во-первых, то, что сообща решать любые вопросы проще, чем поодиночке. Во-вторых, что для объединения абсолютно не обязательны такие вещи, как выигрышная идеология или яркий лидер. Достаточно доброй воли. Депутатская группа «ТУ не создавалась «под» личность, регион или идею. Эдакое аморфное образование, безыдейный клуб по интересам, куда по большому счету брали всех. Но именно поэтому оно и стало самым крупным после коммунистов депутатским объединением. А именно «ТУ», по большому счету, создала базу для создания «большинства» — сюда бежали все, кто не хотел или не мог идти в СДПУ(о) или НДП, но при этом не желал быть одиночкой.

Рискну предположить, что без «трудовиков» не представлялось возможным и создание полноценного «блока от власти». Как бы это смешно ни звучало, но «трудари» (в чьих рядах есть немало, мягко говоря, неоднозначных фигур) привнесли в «яичницу» привкус относительной неодиозности. «ТУ» — если хотите, респектабельные маргиналы. Которые не ставят целью ни абсолютный контроль, ни абсолютную власть. Они желают и умеют приспосабливаться. И большинство из них, убежден, в состоянии приспособиться к любой посткучмовской власти. Несмотря на то, что добрый десяток ведущих «трударей» — это люди, которых с Кучмой связывало и (или) связывает очень многое. Но они не привязаны к нему столь жестко, как Пустовойтенко.

И «привязываться» сейчас, за полшага до заката этой власти, не торопятся. Они хотят ее в последний раз использовать, втянув в парламент при помощи административного «паровозика» как можно больше своих людей, чтобы создать свою, а не общую фракцию. Потому большинстов видных «трударей» намерены идти по одномандатным округам. Как и донецкие, они не намерены разбрасываться ради «единого» дела ни именами, ни средствами. Легко предположить, что неформальный лидер блока Пустовойтенко от подобной позиции не в восторге. А сами «трудари» не в восторге от нардемовской идеи сделать Валерия Павловича лидером блока: у них есть свой кандидат — Сергей Тигипко. Не поддерживают они и другого предложения — наделить Анатолия Толстоухова полномочиями главного финансиста и орговика. Так как убеждены, что Игорь Шаров с этими обязанностями справится, как минимум, не хуже.

Одним словом, с того момента, когда была озвучена идея создания «ТУНДРЫ» «концессионеры», похоже, не продвинулись ни на миллиметр в разрешении трех основных вопросов. Кто будет первым номером, как будет выглядеть первая десятка и в какой пропорции будут распределяться расходы, так и остается загадкой.

Есть основания считать, что Президенту не по душе отсутствие единства в стане «единистов». Есть основания считать также, что Президент еще не решил, как ему поступить. Либо, по старой привычке, «построить» и «расписать» все самому. Либо махнуть рукой и поставить на другую «лошадку».

Так что не исключено, что в отечественной книге о нездоровой политической пище появится еще один рецепт предвыборной студенческой яичницы. Без яйца.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно