Шанс поколения

28 января, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 28 января-4 февраля

Кажется, революция все-таки окончательно завершилась. «Благодарим всех, война закончилась», — обещает сказать 29 января участникам гражданской кампании «Пора» ее политсовет...

Кажется, революция все-таки окончательно завершилась. «Благодарим всех, война закончилась», — обещает сказать 29 января участникам гражданской кампании «Пора» ее политсовет. Не исключено, церемония станет событием — организаторы ожидают участия представителей политических и общественных элит высшего ранга, международных гостей. Свои приветствия направили Вацлав Гавел, Лех Валенса, Адам Михник.

«Пора» в той форме, которую мы знали, уходит в историю. Подобное решение политсовета — своего рода способ уклонения от сомнительной политической участи аналогичных кампаний в странах, отстаивавших демократию, после ее же победы. «Пористы» убеждены — для того, чтобы иметь будущее в новых условиях, нужно поставить точку на прошлом и дать возможность своим активистам сформулировать новые сверхзадачи... И начать снова.

Имеет ли политическое будущее эта особенная общественная инициатива с политическим прошлым?

«Пора» в самом деле обладает солидным прошлым и возникла далеко не на пустом месте. Ее деятельность — логическое продолжение ряда молодежных, теперь уже легендарных, протестных движений, от «революции на граните» — голодовки активистов «Студенческого братства» начала 90-х, положившей начало майданно-палаточной традиции, — до общественного комитета «За правду!», впервые начавшего формировать реальный альянс между политиками-оппозиционерами и гражданскими активистами. Среда «Поры» — это знаковые для молодежно-общественных кругов фигуры, обладающие солидным организационным опытом: Владислав Каськив, Маркиян Иващишин, Евгений Золотарев, Михаил Свистович, Олег Кузан, Андрей Гусак, Сергей Башук.

Технологически и формально «Пора» свою миссию выполнила. Она стала эффективным радикальным крылом оппозиционного движения. Она могла позволить себе те экстравагантные и порой контраверсийные ходы, которые были бы немыслимы для чистой политической оппозиции, но без которых была бы немыслима оранжевая революция. С другой стороны, лидеры «Поры» считают, что ее миссия не может считаться исчерпанной техническим фактом прихода к власти нового президента. Настоящим результатом революции, по их мнению, должно стать формирование новой силы, которая приложит все усилия, чтобы закрепить за время президентства Ющенко принципы демократичности, прозрачности и эффективности. С третьей — толкований подобной постановки вопроса имеется несколько, способов практической реализации — еще больше.

Иначе говоря, какой быть среде, объединившейся под названием «Пора», достоверно не знает никто, включая и самих «пористов». Какие из процессов трансформации будут происходить стихийно, какие — организованно.

29 января 2005 года формально станет днем завершения кампании. Логика решения политсовета «Поры» проста и понятна — для кого-то из участников акции миссия выполнена, время возвращаться к нормальной жизни; кому-то адреналиновая зависимость все равно не даст спать спокойно — общественная активность стала нормой жизни; кто-то увидит перед собой перспективы в политике. Попытаться скрестить все эти настроения и амбиции в теперь уже мало пригодной пробирке, по мнению «Поры», нереально.

Из среды «Поры» выпочковывается всеукраинская общественная организация, главной целью которой, по высказыванию Михаила Свистовича, станет «борьба с «кучмизмом». Другие пассионарии из числа активистов «Поры» (окрыленные международным успехом национального производителя в области революций) говорят о создании международного центра поддержки слабых демократий, своего рода центра экспорта революции. У нас так — или все, или ничего...

Главной интригой процесса переосмысления «Поры» является вопрос, для ее лидеров становящийся вопросом номер один, — имеет ли она шанс «зацепиться» в большой политике и рассчитывать на роль реального игрока в парламентской гонке в 2006 году? Ведь такие амбиции у «Поры», бесспорно, имеются.

«Пора» вступает на общественно-политическую арену новой эпохи с интересным и красочным арсеналом успехов и ошибок, преимуществ и недостатков, ноу-хау и интуитивных схем, потенциала и системных угроз.

Прежде всего, «Пора» будет эксплуатировать раскрученный брэнд. Организация имеет в активе немало «визиток», четко ассоциирующихся с ней в человеческой памяти. Студенты под автобусами романтического электората, массово потянувшегося из Киева «на природу» во время первого тура; разбитие палаточного городка на Крещатике после второго; пикетирование администрации президента и имений Л.Кучмы; незабываемо-технологические цветы в щитах спецназовцев и просто филигранная миротворческая работа с бело-голубыми гостями столицы. Девичьи спецотряды любви к оппонентам быстрого реагирования стали ярким визуальным пиаром для «Поры». Более того, украинским общественным мнением ей приписывались даже оранжевые перформансы, к которым кампания не имела ни малейшего отношения.

Революция наградила «Пору» солидным кредитом доверия. Не исключено, что в условиях практически неминуемого разочарования (о масштабах которого пока говорить сложно) многие будут считать «Пору» едва ли не единственной политической силой, имеющей моральное право выступать с острой и конструктивной критикой власти.

Одна из ключевых проблем для «Поры» — нехватка времени. Чтобы получить возможность принять участие в выборах-2006, партия должна быть зарегистрирована до конца марта 2005 года. Поэтому на раздумья и на развитие структуры времени маловато.

«Пористы» утверждают, что обладают организованными региональными структурами практически во всех областях, за исключением предсказуемых Донецкой, Луганской и Крыма. Традиционно сильно среда организована на западе Украины. Нюанс заключается в том, что эти активы существовали для другой миссии и в иной конфигурации. Если будут создаваться низовые звенья партийной структуры, в регионах ситуация изменится. Кто-то просто «уйдет домой». Какая-то политически активная часть неминуемо задумается, на какую из партийных лошадок выгоднее ставить. Стремление «приласкать» активистов «Поры» в регионах прогнозируемо может возникнуть, например, у БЮТ или социалистов. Вместе с тем «Пора» может реально рассчитывать на малый и средний бизнес, общественные организации, объединения — в том числе профессиональные, и прочие разновидности «клубов по интересам на местах», оказавших «пористам» реальную поддержку в тяжкую годину революции.

Очень серьезным козырем «Поры» является то, чем, пожалуй, не может без определенной доли политического лицемерия похвастать ни одна политическая сила, — качественная молодая кровь. На фоне других политических игроков украинского политикума активисты «Поры» представлены в основной своей массе уверенной, мотивированной, остроумной молодежью, готовой очень убедительно отстаивать свои права. Молодежь из той серии, которую называют «настоящей». Майданная молодежь «Поры» — это еще и армия мифотворцев, эдаких нью-кобзарей, которые еще какое-то время бессознательно будут творить в регионах Украины новое пропагандистское качество — с тем или иным редактированием реальных событий отвечая на вопрос: «Ну, как оно было там, на Майдане?»

Другим очень важным плюсом «Поры» является шанс стать партией с широкой немонополизированной базой финансирования «снизу». «Пора», которую во времена революции финансово и не только поддерживал средний региональный бизнес, при условиях формирования партийной перспективы может стать для последнего весьма привлекательным плацдармом для защиты своих интересов. Самоорганизованный и консолидированный средний бизнес, во время революции по собственной инициативе делившийся копейкой, добросовестно мерзший в дорогих ботинках, выделявший тысячи «джипов» с охранниками для революции и, как бы это помягче сказать, не всегда находивший общий язык со штабами «Силы народа», видит в альянсе с «Порой» четкую прагматическую перспективу.

«Пора» воспринимает себя в качестве среды формирования новой интеллектуальной политической элиты. На орбитах «Поры» в самом деле немало известных — причем в различных сферах — фигур. Кроме упоминавшегося Влада Каськива (координатора ОК «Пора», а между революциями — активного деятеля третьего сектора в сфере наблюдения за выборами и борьбы с коррупцией), Маркияна Иванишина — предпринимателя и неформального лидера львовских (и не только) молодежно-богемно-политических кругов, с огромным (в прямом и переносном смысле этого слова) авторитетом, и Евгения Золотарева — лидера прогрессивных кругов Харькова, с «Порой» солидаризировались и перспективные новые, и хорошо известные лица. Среди них — традиционно благосклонные к этим кругам нардепы (Тарас Стецькив, Владимир Филенко, Юрий Луценко, Юрий Павленко), экс-парламентарий и известный эксперт в административно-судебной сфере Игорь Колиушко, политтехнолог Олег Покальчук, ряд предпринимателей средней и малой руки, чьи имена, возможно, немного скажут рядовому читателю, но в своих кругах они являются влиятельными людьми. Речь идет, например, о владельце львовской «Віденської кав’ярні» Олеге Мандюке. Большинство объединяет четкий идеологический императив — политикум этого государства нуждается в обновлении.

«Пора» сумела «политизировать» традиционно апатичные к подобным делам художественные круги. Активистами ОК «Пора», в знак протеста против массовых арестов студентов перед первым туром выборов, стал ряд известных фигур — певица Руслана, Юрий Покальчук, Дмитрий Стус и многие другие.

У «Поры» впереди непростой этап формирования идеологии партии. Пока для многих «Пора» — это сила, которая может организовать еще один Майдан. Нюансом является то, что «Поре» нужно будет максимально быстро избавиться от имиджа партии непоколебимых боевиков-радикалов, сердца которых объединила революция, и создавать образ партии интеллектуалов, новых элит с последовательной позицией, но конструктивными политическими «государствообразующими» инициативами. Майдану майданово...

На данный момент идеология партии может быть более или менее понятна активу. Во-первых, это — защита интересов гражданского общества. Во-вторых, либерализация правил игры в государстве; обновление власти и контроль над ней. В-третьих — европейский выбор (особый акцент во всем этом делается на недопущении системных компромиссов между новой и старой властью). И наконец — то, что «пористы» называют словом «неопатриотизм», имея в виду феномен, в результате революции заставивший нас всех, независимо от этнического происхождения, уровня благосостояния и политических взглядов, устойчиво гордиться своим народом. Электорату все это нужно будет «показать на пальцах» — и, главное, позже обо всем этом помнить.

Затрудняемся сказать, насколько серьезно воспринимаются перспективы «Поры» политическими силами, являющимися фаворитами выборов-2006. Однако, хорошо обставив дело, «Пора» может стать дискомфортным и раздражающим фактором в разделении электората для ряда политических формирований. «Пора» в состоянии оттянуть на себя либеральную молодежь, ощутимо пройтись по территории критиков Ющенко в электорально-оранжевом поле. На западе Украины «Пора» может немного общипать активы стареющих Рухов и дезориентированной партии «Реформы и порядок».

Вопрос политических договоренностей (или их отсутствия) из-за определенной представительской пестроты «Поры» может встать на повестке дня довольно остро. С одной стороны, будет существовать соблазн сформировать своеобразный нашеукраинский или БЮТовский комсомол, минимизирующий усилия и максимизирующий возможность попасть в парламент. Правда, есть основания полагать, что такой вариант развития событий придется по вкусу далеко не всем будущим политикам от «Поры», которые ждали своего шанса 15 лет. Кроме всего прочего, при таких условиях им, пожалуй, очень сложно будет оставаться последовательными в своей бескомпромиссной позиции по поводу компромиссов. Другая крайность — идти на выборы самим, не отягощая себя никакими договоренностями и обязательствами. Насколько такой вариант придется по душе «фракции бизнесменов» партии — вопрос. Частичные договоренности имеют свои преимущества и недостатки. С одной стороны, есть горький опыт прошлого, с другой — в определенных конфигурациях коалиционные договоренности могут быть заманчивыми, есть основания полагать, что с «той» стороны интерес есть. «Пора» как политическая партия может казаться аппетитным трамплином для политиков из рядов новой власти, которые на каком-то этапе могут не устоять перед соблазном поиграть в собственную масштабную игру.

На лидеров «Поры» возложена серьезная ответственность. При принятии неминуемо непростых политических решений они будут вынуждены изо всех сил сохранять органичную целостность среды, которую представляют, — залог их «непохожести» и перспективности. А пока «Пора» позиционирует себя как политическую силу, которая, по словам Влада Каськива, «не является конкурентом существующей системе координат, поскольку приходит в политику с чем-то принципиально новым».

С перспективы выборов-2006, против «Поры» играет время. Проблемой, которую политики и аналитики называют в числе первых, является нехватка публичных узнаваемых фигур. Еще одним проблемным моментом может стать синхронизация темпоритмов центров влияния внутри самой «Поры». Это на баррикадах революционер, политик и бизнесмен — части одного пульсирующего организма. В реальной политике, пожалуй, возможны и аритмия, и выпадение пульса.

Партия, вероятнее всего, все-таки будет зарегистрирована. Анализировать «партийные списки» в условиях столь динамической политической ситуации сложно, но несколько предположений сделаем. Прогнозируемый список лидеров «Поры», скорее всего, в определенной степени будет компромиссным балансом между «субсредой» ее активистов. Иначе говоря, будет включать представителей «ветеранов движения» (в их число, думается, попадут Каськив, Иванишин, Золотарев), «экспертов» (Колиушко) и «бизнесменов» (Олег Мандюк). Как уже упоминалось, «Поре» остро будет необходимо присутствие в списке узнаваемых лиц. С тем нюансом, что эти лица должны будут соответствовать ряду принципиальных критериев — иначе сильно проинформированный в наши дни потенциальный электорат начнет задавать очень неудобные вопросы. О перспективе инкорпорации действующих политиков в «список» лидеры «Поры» высказываются с осторожностью. И планку выставляют, без преувеличения, высоко: это должны быть люди «нового поколения» в политическом смысле, не связанные системными обязательствами с существующими политическими структурами; люди, которые не были в исполнительных структурах власти и причастны к среде, породившей «Пору». По-видимому, при таких условиях нельзя категорически исключать будущей причастности к «Поре» в той или иной роли кого-то из народных депутатов — Юрия Павленко, Вячеслава Кириленко, Тараса Стецькива и Юрия Луценко.

Прогнозы экспертов о попадании «Поры» в парламент различные. Бытует мнение, что преобразование «Поры» в партию, не позиционирующую себя в идеологической шкале «лево-право-центр», — глупость, хотя при этом и не отбрасывается теоретическая возможность получения «Порой» проходного процента. Кто-то менее или более сдержан оптимистически. Народный депутат Тарас Стецькив считает, что если работа будет проведена грамотно, то шансы довольно высоки. По его мнению, если бы выборы состоялись в марте, «Пора» могла бы получить до 10% голосов избирателей, к чему можно относиться с определенной долей скепсиса.

«Если кто-то говорит, что у «Поры» нет шансов, я воспринимаю это как вызов, — говорит Каськив. — Мы просто не имеем права не воспользоваться историческим для поколения шансом». Лидеры «Поры» убеждены в том, что у них есть очень реальный шанс на победу на выборах, в конце концов, они считают парламент не самоцелью, а инструментом, а также что «Пора» уже де-факто является партией как часть общества и будет оставаться ею, независимо от того, попадет в парламент или нет.

Неудовольствие действиями или бездеятельностью новой власти, абсурдная по идеологии конфигурация оппозиции, просто внутренняя потребность обновления системы, бесспорно, создают «Поре» благоприятное для оппозиционирования электоральное поле. Шанс есть. Конечно, насколько эффективно будет использован этот шанс, зависит от ее лидеров. Однако «Пора», выросшая из монолитной среды людей, большинство из которых никогда не пошло бы в серьезную политику, но пошло серьезно отстаивать свои права, имеет на него право в этом государстве. Государстве, которое еще должно неопровержимо доказать своим гражданам, что следующий Майдан будет не нужен.

И до тех пор считать «Пору» историей из прошлого рано. Или, как там у классика, — не пора, не пора, не пора?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно