«Самоблокада» по российскому сценарию?

7 апреля, 2006, 00:00 Распечатать

Новым таможенным правилам на молдавско-украинской границе пошел второй месяц. За это время в лекс...

Новым таможенным правилам на молдавско-украинской границе пошел второй месяц. За это время в лексиконе приднестровского руководства прочно закрепилось понятие «гуманитарная катастрофа», формулировки украинских дипломатов пополнились словом «самоблокада», а представители российских властей проявили невиданное доселе опекунство над братским Тирасполем.

Третья «экономическая блокада» Приднестровья сумела обнажить истинные намерения сторон по части реинтеграции страны. А в случае с Тирасполем — их полное отсутствие. Все желающие могли в который раз убедиться: поддержки плана Ющенко никогда и не было. Существовала ее видимость, с помощью которой приднестровское руководство намеревалось выторговать у Киева удобную для него модель таможенного порядка на границе.

Очевидно и другое. Россия, которая по неофициальной версии украинских переговорщиков в последнее время якобы искала способ «красиво уйти из Приднестровья», всячески демонстрирует желание «красиво» остаться. Вместе с приватизированными предприятиями, остатками 14-й армии и десятками тысяч жителей самопровозглашенной республики, вооружившихся российскими паспортами.

Благодаря «экономической блокаде» Приднестровья у российской стороны появилась возможность минимизировать шансы на реализацию плана Ющенко, который не мог устраивать российское руководство уже потому, что его собственный миротворческий документ — пресловутый Меморандум Козака — был скандально отклонен молдавским президентом Ворониным. План Ющенко, в каких бы дипломатических грехах его сегодня ни обвиняли, стал предметом обсуждения четырех (!) раундов переговоров в формате 5+2. Да и сама трансформация переговорной пятерки в семерку была заложена в одном из пунктов украинской инициативы и стоила Киеву не одних трудных консультаций с приднестровскими коллегами.

История с введением новых таможенных правил обнажила и завидную солидарность России и Приднестровья в вопросе так называемого косовского прецедента. «Мы не можем идти по принципу, когда в одном месте будем применять одни принципы (признавать независимость Косово. — Авт.), а в другом — другие», — как будто цитировал на днях министра иностранных дел Приднестровья российский президент Владимир Путин.

Приднестровские лидеры сегодня в неформальных разговорах утверждают, что действуют в рамках сценария, предложенного российской стороной. Он якобы рассчитан на три месяца и основан на весьма своеобразной договоренности: россияне пообещали задействовать в диалоге с Украиной и Молдовой всевозможные политические, дипломатические и экономические рычаги, вынуждая Киев таким образом отказаться от нового таможенного порядка; экономические агенты Приднестровья должны при этом игнорировать новые порядки на границе.

Все попытки украинской стороны переломить ситуацию пока не увенчались успехом. Визит секретаря СНБОУ Анатолия Кинаха в Москву (15 марта 2005 года) красноречиво продемонстрировал: российская сторона не собирается обсуждать вопрос приднестровского урегулирования до того момента, пока в Украине не будет создано новое правительство. Открытым текстом об этом, конечно, никто не говорит, однако формулировки российских коллег подталкивают именно к такому выводу. То бишь, ошибочность действий украинской стороны даже не ставится под сомнение в Белокаменной.

Да и могла ли украинская делегация рассчитывать на что-то большее, если по имеющейся информации российского коллегу Кинаха инструктировал некто Владимир Колесников. Тот самый, который накануне московской встречи секретарей СНБОУ заявлял в Тирасполе примерно следующее: если Киев не отменит новый режим транзита для приднестровских товаров, любая искра между двумя сторонами способна вызвать обострение ситуации, которое может привести к вооруженному противостоянию.

Пока складывается впечатление, что кремлевские стратеги отрабатывают на Украине «политические и дипломатические меры», на Молдове — экономические. Правда, история с российской гуманитарной помощью для Приднестровья, которая должна была проследовать по городам и селам Украины аккурат к празднику всенародного волеизъявления, на первый взгляд кажется куда безобидней блокирования импорта молдавских вин в Россию. Согласно официальной статистике, свыше 96% продукции виноделия Молдова экспортирует именно в страны СНГ, 79,3% — в Россию. Тем не менее для представителей украинских ведомств, которым по долгу службы пришлось сопровождать гуманитарный груз по Приднестровью, колонна стала достойным олицетворением неуклюжести российской внешней политики в приднестровском направлении.

Чтобы понять всю абсурдность ситуации, позволим себе остановиться на этом моменте подробнее. Маршрут, который был указан в ноте российского МИДа от 21 марта (но «доставленной» в Киев только 22-го), предполагал проезд по дорогам так называемой второй категории, проходящих в основном через населенные пункты. Что, конечно, само по себе наталкивало на определенные размышления: колонна из 23 грузовых КамАЗов могла попросту заблокировать дорогу. Именно потому украинское внешнеполитическое ведомство предложило россиянам другой, более оптимальный маршрут (по дороге первой категории), а также расписание, предполагающее движение в темное время суток. Как известно, украинские корректировки вызвали более чем бурную реакцию в Тирасполе и Москве: тамошние интернет-ресурсы наперебой сообщали, что Киев осмелился блокировать гуманитарный груз.

А вот о том, что на территорию Украины гуманитарный караван въехал абсолютно не подготовленным к проведению подобной миссии, конечно же, никто из них даже не обмолвился. Так, по нашей информации, автомобили пересекли границу с пустыми баками, в десяти машинах находилось только по одному водителю, три КамАЗа ехали порожняком, что могут подтвердить представители украинского таможенного ведомства. Кроме того, и по дороге в «район стихийного бедствия», и на обратном пути постоянно происходили разного рода поломки — представителям украинской Госавтоинспекции приходилось предоставлять дополнительные машины патрулей.

Украинским сопровождающим пришлось заниматься и вопросами расселения водителей, поскольку «руководство» колонны в лице представителя партии «Единая Россия» Эрнеста Давыдова предпочло организовывать себе отдых в индивидуальном порядке. Предупредив украинских коллег, что намерены отдохнуть в «нормальных условиях», и пообещав «подтянуться» уже к границе с Молдовой, умчались на своем «джипе» в Киев. Все организационные вопросы, включая поиск соответствующих паркингов, легли на плечи представителей четырех (!) украинских ведомств, которых россияне тут же окрестили конвоем, а посреди пути, кстати, выразили желание, чтобы ими занялось еще и украинское МЧС.

Одним словом, чем ближе российская гуманитарная миссия приближалась к украинско-молдавской границе, тем больше она превращалась в украинскую гуманитарную миссию российской колонне. Кстати, до сих пор в Киеве задаются вопросом: почему российское МЧС, которое в течение суток доставляет гуманитарные грузы в любую точку земного шара, отправилось спасать приднестровских братьев на полуразваленных грузовиках?

К тому же российским добродетелям должно было быть известно, что с начала нынешнего года в регион было ввезено 12,6 тыс. тонн продуктов питания, в том числе 9,7 тыс. тонн мяса, 890 тонн рыбы, 18 тонн разного рода медикаментов — цифры явно превышают все допустимые объемы импорта продовольственных товаров, предназначенных для потребления жителями самопровозглашенной ПМР, а не для реэкспорта. По данным Бориса Тарасюка, на каждого жителя республики сегодня приходится в три раза больше мяса, в два раза больше рыбы и в полтора раза больше сахара, чем на каждого жителя Украины. Кстати, один из главных полисимейкеров приднестровского региона открыто сообщил автору этих строк, что в виде гуманитарки они ожидают от россиян не колбасу и сухое молоко, а самую что ни есть настоящую американскую валюту. Причем в количестве, которое позволило бы скупить «пол-Киева».

Впрочем, есть в этой «блокадной истории» и другая сторона медали. Пожалуй, еще никогда Европейский Союз столь однозначно не поддерживал действия Украины, вызывающие полное неприятие российского руководства. Конечно, можно предположить, что на самом деле Евросоюз в этом вопросе руководствуется исключительно своими шкурными интересами, а именно — дееспособностью Миссии ЕС на украинско-молдавской границе, которая до момента реализации совместного заявления премьер-министров Украины Юрия Еханурова и Молдовы Василе Тарлева от 30 декабря 2005 года никак не могла разобраться, что считать контрабандой, а что нет. Тем не менее в украинском МИДе сегодня осознают: вопрос приднестровского урегулирования является элементом евроинтеграционных процессов в стране. Соответственно в Киеве вынуждены считаться не только с интересами своих соотечественников в Приднестровье, которые неоднократно служили выгодным прикрытием для исполнителей режима Кучмы, но и пожеланиями евросоюзовских партнеров.

Правда, последние две недели в приднестровском диалоге между Киевом и Брюсселем наметилось некое напряжение. Все дело в новых украинских предложениях, связанных с прохождением грузов через украинско-молдавскую границу. Киев предложил молдавским коллегам подписать протокол, дающий право оформлять приднестровские грузы на приднестровском участке украинско-молдавской границы украинским таможенникам. После получения из Кишинева исчерпывающей информации о зарегистрированных в молдавской торгово-промышленной палате субъектах внешнеэкономической деятельности из Приднестровья украинские таможенники, по замыслу идейных вдохновителей проекта, могли бы проводить таможенное оформление без печатей и соответствующего обеспечения таможенных органов Молдовы.

Западные партнеры Украины по переговорному процессу усмотрели в ее новых инициативах откат от ранее заявленных позиций. В то же время дипломатические источники «ЗН» заверяют, что на самом деле эта идея родилась в таможенном, а не внешнеполитическом ведомстве, и происходило это в тот момент, когда ситуация на границе была действительно сложной. Сегодня, когда экспорт из Приднестровья возобновился (хоть, в основном, и окольными путями через Могилев-Подольский), Киев, по сведению наших собеседников, готов распрощаться с этой затеей. Впрочем, ничего другого ему не остается: ее не поддерживает, по нашим данным, не только ЕС и США, но и сама Молдова.

Так или иначе, ситуация с новыми таможенными правилами на границе спровоцировала очередную паузу в переговорном процессе: намеченный на 4—5 апреля раунд переговоров просто отменили. В Киеве продолжают надеяться, что план Ющенко останется главным документом урегулирования. Молдове же в ближайшее время предстоит принять принципиальное решение: либо она и в дальнейшем будет настаивать на необходимости пересмотра результатов приватизации в Приднестровье, либо примет законодательство, которое, во-первых, предоставит приднестровскому бизнесу четкие гарантии того, что новый таможенный порядок не будет изменен до определения статуса Приднестровья, а во-вторых, сделает невозможным пересмотр результатов приватизации. Да, это противоречит ранее озвученным позициям президента Воронина, но есть основания утверждать: в ответ на подобный шаг приднестровский бизнес готов убедить тираспольское руководство пойти на уступки и прекратить самоблокаду региона.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно