РИТОРИКА И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ: АМЕРИКАНСКАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА В СВЕТЕ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ

9 августа, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №32, 9 августа-16 августа

В игре с такими высокими ставками, каковой являются выборы американского президента, внешняя политика представляет собой просто-напросто дополнительную взятку...

В игре с такими высокими ставками, каковой являются выборы американского президента, внешняя политика представляет собой просто-напросто дополнительную взятку. Оба кандидата в президенты громогласно разглагольствуют о превосходстве каждый своей точки зрения по вопросу взаимоотношения Америки со всем остальным миром. Избиратели не особенно обращают внимание на эту демагогию, интересуясь, как обычно, прежде всего вопросами внутренней политики. Для Украины же внешняя политика Америки является очень важным фактором. Так что постараемся найти ответ на вопрос: что будет означать президентство Доула или Клинтона для Украины?

Status quo

Определение позиции Клинтона не представляет особого труда: его внешняя политика во время второго срока пребывания у власти будет продолжать курс, проложенный во время первого срока. Республиканцы не упускают случая обвинить администрацию Клинтона в игнорировании Украины в пользу России. Это неплохо поданная дезинформация. Россия действительно получает помощи больше, чем Украина, но Украина в списке получающих американскую помощь стоит на четвертом месте среди всех стран мира (больше Украины получают еще Израиль и Египет). Америка влила миллиарды долларов в украинскую экономику и оказывала определенное давление на Европу с тем, чтобы МВФ и Мировой банк также выделили значительные суммы в виде займов и кредитов. Украина имеет статус максимального благоприятствования в двустороннем торговом соглашении с США. Америка выступила инициатором программы «Партнерство ради мира», которая позволяет Украине и другим бывшим коммунистическим странам рассчитывать на потенциальное членство этих стран в НАТО. Основная часть американской помощи нацелена на создание и развитие демократических институтов, поддержку украинской экономики и обеспечение как краткосрочной, так и долговременной гуманитарной помощи.

Все это звучит достаточно внушительно, а кое-что из этого даже является таковым. На данный момент политика администрации пользуется достаточной поддержкой со стороны американцев - противодействие коммунистической оппозиции в России убедительно продемонстрировало это. Переизбрание Ельцина дало возможность Клинтону и его советникам горделиво пожинать плоды успешных «активных, но терпеливых» реформ, сменивших идеологию «сдерживания и конфронтации» времен «холодной войны». Администрация, однако, была далека от совершенства в организации процесса распределения и использования всех денег и ресурсов, предназначенных для финансирования внешней политики. Слишком много было выброшено на ветер в самом начале из-за недооценки или недопонимания всех тех проблем, с которыми сталкивалась Украина в процессе своего становления. Программа приватизации, например, затрагивает судьбы миллионов людей, но никто все еще не знает, какова же ее истинная цель, и ничего, кроме чувства разочарования и обиды с обеих сторон, она пока еще не принесла. Клинтоновская администрация второго срока должна будет научиться лучше регулировать и направлять свои средства; все денежные и человеческие ресурсы мира вряд ли смогут помочь Украине, если большинство украинцев даже не сможет увидеть их.

Вариант Доула

При попытке вычислить отношение Доула к Украине важно уловить границу между риторикой и реальностью. Доул не президент. Он использует любую возможность подвергнуть критике политику Клинтона, так как на нем пока не лежит ответственность за принятое решение. Возьмем, например, его позицию в отношении Чечни и НАТО. И в том, и в другом случае он заявляет, что Клинтон слишком уж потворствует России и Ельцину. Хотя на месте Клинтона Доул вряд ли вел бы себя иначе. Президенты-республиканцы крайне неохотно вмешиваются во внутреннюю политику других стран. Доул скорее всего осудил бы Россию за подобные действия, как это сделал и Клинтон, но вряд ли предпринял бы что-либо более суровое. Достаточно вспомнить реакцию Буша на необходимость изменить отношение к Китаю после инцидента на площади Тяньаньмынь. Он не только продолжал поддерживать отношения с Китаем на самом высоком уровне, но и предоставил им «режим наибольшего благоприятствования» в торговых соглашениях. Россия все еще слишком большая и непредсказуемая для американской администрации, чтобы та смогла занять более активную позицию в отношении российских солдат в Чечне, что бы ни думали о себе по этому поводу отдельные американские политики.

Что касается замечаний Доула по поводу НАТО - так тут уж точно пахнет театрализованным представлением. Вступление в НАТО некоторых стран Восточной Европы, таких, как Польша, Венгрия и Чешская Республика, расширило бы кайму вокруг американских военных баз в Европе и придало бы НАТО еще больше веса. Следовательно, республиканцы (и демократы тоже, хотя и не так остро) заинтересованы в присоединении этих стран к блоку. В интересах американцев превратить Украину в буферную зону, хотя особой необходимости в этом нет. Для многих это означает гарантию предоставления Украине максимальной защиты в случае возникновения угрозы со стороны России. Много воды еще утечет до того момента, как США решатся подставить себя под огонь России, сделав такой опасный шаг, как размещение Украины в системе безопасности НАТО. Полагать иначе было бы наивно.

Слова предостережения

Невзирая на всю его риторику, на месте Клинтона Доул вряд ли поступал бы по-другому. Он достаточно опытный и предусмотрительный политик, осознающий, что Ельцин - лучший из всех возможных вариантов, и ему придется ужиться с ним, надеясь на то, что Россия и дальше пойдет по пути становления демократической нации. Президенты, однако, не единственный фактор в осуществлении внешней политики. Конгресс играет большую роль в решении вопросов, сколько и на что ассигновать средств, и его позицию нужно принимать во внимание независимо от того, кто станет президентом. Выступающему в роли последовательного республиканца, да еще в случае избрания его на первый срок президентства, Доулу было бы гораздо сложнее противостоять стремлениям наиболее радикальных республиканцев, входящих в состав Конгресса, чем Клинтону, который и не нуждается, и не ищет их поддержки.

Бывший госсекретарь Генри Киссинджер является хорошим, если не просто образцово показательным представителем этой группы, другими выдающимися членами которой являются сенатор Джесс Хельм и спикер Конгресса Ньют Гингрич. В опубликованной недавно в американском журнале Newsweek статье Киссинджер дает дальнейшее развитие своих идей. Как и положено, он подверг резкой критике политику Клинтона, то, что он «сосредоточил больше внимания на осуществлении внутренних изменений, чем на поиске возможностей влиять на действия России вне ее границ».

Для людей, подобных Киссинджеру, «холодная война» в действительности еще не закончилась. Россия - все еще враг; Америка все еще должна поддерживать мир безопасным для американской демократии. Правда, игрокам теперь стало интереснее играть в эту игру. Последовательные республиканцы обвиняют Клинтона в том, что он игнорировал «стратегическую и политическую важность Украины». Многое должно быть сделано для того, чтобы исправить это, говорят они. Но не позволяйте ввести себя в заблуждение. Это не проукраинские разговоры, это антироссийские настроения; и как бы не хотелось так думать, это все же не синонимичные понятия. Не стоит делать ошибку: когда республиканцы говорят о том, что Украине надо оказывать большую поддержку чем России, они говорят НЕ о деньгах. Именно республиканцы урезали расходы Конгресса на внешнюю политику в этом году. Многие из них требуют полностью отказаться от подобной практики. Да, эти люди действительно хотят отказать в помощи России. Нет, они не хотят передать эту помощь Украине.

Республиканцы, особенно начиная с эры Рейгана, гораздо охотнее нагнетали напряженность, чем переходили к непосредственным действиям. Они будут охотно поворачиваться невидящим глазом к недостаткам тех, кому они благоволят. Стоит ли тратить время на то, чтобы вычислить, куда же провалились все те доллары, которые были направлены в Украину? В случае с республиканцами все могло бы быть еще хуже. Деньги, куда бы они не делись, в действительности предназначались вовсе не для помощи; это просто стало бы новой формой оказывания давления. Это не означает, что Клинтон не использует помощь как систему рычагов тоже. Он в той же мере реалист, как и идеалист, в отличие от республиканцев, которых нельзя назвать ни теми, ни другими. Не нравится, как Украина голосует в Организации Объединенных Наций? Ну что ж, нужно наложить временный запрет на приватизационные деньги. Создается впечатление, что Украина имеет слишком тесные связи с Россией (у которой Украина может получить энергоносители с наименьшими потерями для себя)? Тогда можно заморозить всю гуманитарную помощь «со стороны».

Охотно критикуют - неохотно действуют. Только в прошлом году Америка заняла твердую позицию в отношении конфликта в Боснии. Это правда, что большинство американцев выступают против вмешательства во внутренние дела других стран. Но правда также и то, что именно республиканцы способствовали выработке подобной точки зрения. Они постоянно доказывали, что для американцев это вовсе даже не проблема, что все можно было бы решить, отменив эмбарго на вооружение и получив согласие Клинтона на массированные воздушные удары. Человеческие жертвы при этом в расчет не принимались.

Фактически, именно Доул помог Клинтону сдвинуть боснийский вопрос с мертвой точки, несмотря на его изначальную оппозицию. Стоит задуматься о том, как скажется уход этого умеренного совестливого политического деятеля на политике Сената. Для большинства непоколебимых республиканцев единственная ценность Украины для американской внешней политики заключается в ее роли красной тряпки, которой размахивают перед носом России. Америка, в конце концов, не имеет общих границ с Россией, и многие все еще считают, что деньги, выделяемые на помощь другим странам, лучше было бы потратить на создание американской системы обороны.

Основная проблема заключается в том, что многие американцы с трудом понимают важность внешней политики вообще. Менее 15% населения считает, что внешняя политика - важный вопрос при выборе президента. Хотя на помощь другим странам Америка тратит всего 5% своего бюджета, большинство американцев считает, что и эта сумма должна быть сокращена. Пока удается избегать затяжных и разорительных «конфликтов», до тех пор в администрацию не будут лететь тухлые яйца дипломатических скандалов, и она может делать практически все, что ей заблагорассудится. И, пока Украина нуждается в помощи Америки, ей придется полагаться на совесть правительства. А такому положению не позавидуешь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно