ПРОГРАММА ОТСТРЕЛА «ТРАВОЯДНЫХ» - Архив - zn.ua

ПРОГРАММА ОТСТРЕЛА «ТРАВОЯДНЫХ»

7 апреля, 2000, 00:00 Распечатать

Лисицкий заметно нервничал. Ехануров старательно изображал беззаботность. На лице Бондаря лежала печать нечеловеческой усталости и невыносимой тоски...

Лисицкий заметно нервничал. Ехануров старательно изображал беззаботность. На лице Бондаря лежала печать нечеловеческой усталости и невыносимой тоски. К губам Митюкова прилипла гримаса безразличия. Кравченко излучал уверенность. Тулуб был несколько суетлив. Тигипко — сосредоточенно мрачен. На окаменевшем лице Тимошенко довольно диковато смотрелась резиновая улыбка.

В парламенте давали программу правительства. Премьер парил над залом. Зал лениво наблюдал за полетом. Создавалось впечатление, что ни у кого из народных избранников даже не возникло желания сбить парящий под куполом летающий объект. Подобное миролюбие можно было бы списать на весеннюю апатию. Но парламентские доки имели свое объяснение — «зенитки» молчат только потому, что премьеру гарантирован «воздушный коридор».

До самого последнего дня из главного офиса страны поступали противоречивые сведения о настроениях гаранта. То сообщалось, что Леонид Данилович настроен дружелюбно и готов настоятельно призвать парламентских донов принять Ющенко, его Кабинет и его программу такими, какие они есть. То вдруг кулуарный телеграф отстукивал иную информацию — якобы Президент все еще имеет намерение подсобить Ющенко, но при этом уже готов согласиться с аргументами тех, кто настаивает на кадровых переменах. И наконец перед самым отлетом главы государства в Донецк с Банковой просочились сведения: Кучма дает отмашку «валить» программу. Потому что премьер ему надоел так же, как и его министры. А в правительственной программе лично он испытывает такую же потребность, как и в меморандуме о солидарной ответственности ВР и КМ. Мол, «новый Президент» сыт по горло абстрактными планами и декларациями, его интересуют вполне осязаемые кредиты и энергоносители. Особенно последнее.

Парламентские скептики не поверили, парламентские логики увидели в распространении подобной информации попытку Президента расшевелить премьера. Все ждали новых знаков. Все почему-то были уверены, что Леонид Кучма обязательно что-то скажет, и скажет накануне, в Донецке. Искушенные лица по опыту прошлых лет знали, что подавляющее большинство судьбоносных заявлений наш национальный лидер делает где угодно, только не в столице.

Прогнозисты не обманулись: Президент сказал. Немного, но недвусмысленно. Он позволил себе искренне удивиться, отчего такой ажиотаж вокруг программы правительства — он, Леонид Кучма, считает ее принятие «будничной черновой работой». Квинтэссенция слов главы государства выглядела примерно так: не суть важно, что в программе — важно, чтоб она была. Затем Президент позволил себе столь же искренне возмутиться ситуацией вокруг ТЭК. Характеристика была емкой и образной — «Трудно подобрать приличное слово». И то правда: угля на теплоэлектростанциях — в обрез, НАКовский долг за потребленный российский газ за три первых месяца двухтысячного года вырос на полмиллиарда «зеленых». А правительство что? «Чем больше заседаний и чем они дольше проходят в Кабинете министров, тем ситуация в энергетике с каждым днем хуже... Схемы научились рисовать... Часто невооруженным глазом видно, что схемы направлены на то, как снова обдурить государство...»

Объект президентской критики просчитывался с точностью до сережек. Даже не осведомленные о «привязанности» Леонида Даниловича к Юлии Владимировне легко разглядели в пелене прозрачных намеков хрупкий профиль вице-премьера по вопросам ТЭК. «Газовая баронесса» известна своей любовью к схемам и страстью к совещаниям. Но чтобы никто случайно ничего не перепутал, арбитр нации уточнил — «Министерство делает все возможное, чтобы поправить ситуацию в энергетике». Вот теперь все стало на свои места — Тулуб амнистирован, Тимошенко приговорена. Президент даже назвал приблизительную дату предполагаемой «экзекуции». Он заметил, что 19 апреля обязательно поприсутствует на заседании Кабмина. И отметил — главным вопросом правительственной «планерки» будет обстановка в отечественном топливно-энергетическом комплексе. Позже в режиме «офф рекордз» Леонид Кучма сказал то же самое открытым текстом: Юлии Тимошенко в правительстве не будет.

Нельзя сказать, что посвященные в политические таинства граждане восприняли сказанное Леонидом Даниловичем как сенсацию. Ставки на то, когда именно железную леди украинского бизнеса попросят из КМ парламентские букмекеры начали принимать с того самого дня, когда Виктор Андреевич привел Юлию Владимировну в большой дом на углу Грушевского и Садовой. Кроме того, в самый разгар боев за программу Кабинета произошло событие, позволявшее прогнозировать, что дни Тимошенко в правительстве сочтены. Дело в том, что Кабмин в ближайшее время должен определиться — передавать или не передавать в уставный фонд АО НЭК «Энергетика и топливо Украины» контрольный пакет акций «Киевэнерго», а также имущество четырех крупных ТЭЦ. Фактически это означает передел части энергорынка.

Несколько необходимых уточнений. Во-первых, главным учредителем «Энергетики и топлива Украины» является НАК «Нефтегаз Украины». Во-вторых, пост главы наблюдательного совета НАК занимает Юлия Тимошенко. В-третьих, по имеющимся сведениям, Юлия Владимировна выступала категорически против подобного «утяжеления» «Нефтегаза». В-четвертых, Президент (согласно сообщениям СМИ) придерживается иной точки зрения. В-пятых, вопросом об изменениях в уставном фонде «Энерготоплива» занимаются первый вице-премьер Юрий Ехануров и министр ТЭК Сергей Тулуб.

Короткое резюме. Если серьезный вопрос в сфере ТЭК, непосредственно касающийся НАК, решается без участия вице-премьера по вопросам ТЭК и руководителя наблюдательного совета НАК, что это может означать? То, что в обозримом будущем госпоже Тимошенко предстоит распрощаться с обоими постами? Не забудем и о том, что недавно экс-глава ЕЭСУ так и не смогла найти общего языка с руководителями крупнейших облэнерго, которые отчего-то никому не захотели отдавать функции энергосбыта…

Пока руководитель государства откровенничал с руководителями предприятий Донбасса, руководители «антиющенковских» фракций вели тяжелый трехчасовой диалог с руководителем центрального исполнительского органа. Духовные лидеры группы «Відродження регіонів» и фракции СДПУ(о) в период формирования «команды реформаторов-единомышленников» откровенно «пролетели мимо платежной ведомости». Программа правительства стала первым (пускай и не полновесным) шансом получить сатисфакцию. Возникшее на почве правительственной программы противостояние большинства и премьера было классическим образчиком политического айсберга. На поверхности — бесконечный и бессмысленный спор о философии и архитектуре программы, о социальных гарантиях, о перспективах развития и т.д. и т.п.

Спор это носил глубоко ритуальный характер. В чем Президент был абсолютно прав, так это в том, что тощая брошюрка с претенциозным названием «Реформи заради добробуту» абсолютно не стоила тех жертв, которые приносили на столь жалкий алтарь столь матерые политики. Ни одна программа в истории независимой Украины не имела счастья быть выполненной. И всякий понимает: если серьезные реформы в Украине и будут проводиться, то скрупулезный сценарий их реализации напишут не в Кабмине, а в Международном валютном фонде. А то, с чем приходил в Верховную Раду Ющенко — обычная декларация о намерениях, апрельские правительственные тезисы. Он, кстати, этого и не скрывал, не уставая повторять, что программа — не догма, что изменения в нее могут вноситься едва ли не каждую неделю. Роман Бессмертный заметил по этому поводу, что во многих государствах к подобному формату правительственных планов давно привыкли, и не исключил, что создатели «Реформ заради добробуту» использовали некоторые европейские аналоги, в частности венгерский.

Эдуарда Гурвица (в отличие от многих его коллег) скромность программы не смущала — он заявил, что в кабминовском плане не хватает только одного пункта: о праве украинского народа на во- оруженную защиту своих прав. Бывший одесский мэр считал, что этот пункт жизненно необходим: «Если правительство не выполнит своих обещаний, то у населения не будет достаточных аргументов, чтобы объяснить членам Кабинета, насколько они не правы». Хохмы хохмами, но я думаю, что Ющенко вполне мог бы согласиться вписать в свое творение и такой пункт. Премьер практически во всем, что касалось текста, выглядел трогательно сговорчивым. Попрекнули его тем, что программа какая-то несолидная, — он ее и увеличил на треть. Пожурили за то, что в перечне мероприятий отсутствует список ответственных исполнителей, — председатель правительства скоренько устранил и этот недостаток. Один не в меру инициативный депутат лично заслал авторам программы примерно три десятка правок — говорят, учли все до единой. Тем более что претензии у него были преимущественно к стилистике, орфографии и пунктуации... Следует отдать должное всем участникам шоу — большинство замечаний вполне отвечали духу программы, они были такими же символическими.

Правда, представители СДПУ(о) не единожды (преимущественно устами лидера фракции Александра Зинченко) громко возмущались тем, что творцы программы манкируют их предложениями. Что ж, обратимся к официальным источникам: из 28 предложений, внесенных объединенными социал-демократами, не учтены только 6. Какие? Кабмин отверг идею Алексея Ищенко о «создании механизма эффективного сотрудничества народных депутатов и председателей областных государственных администраций». Проигнорировал рекомендацию эсдеков разработать два законопроекта: один должен был регулировать деятельность органов досудебного следствия, другой — определять принципы существования местных органов власти. Оставил без внимания два замечания, касающихся религиозной проблематики. Отчего-то не воспринял предложение Михаила Онуфрийчука посодействовать развитию отечественной книгоиздательской сферы. Все. Вы можете поверить, что вышеизложенное может послужить поводом для жестокой конфронтации между премьером и влиятельной парламентской фракцией? Впрочем тот же Зинченко говорил о концептуальных расхождениях между СДПУ(о) и КМ по поводу реформы ТЭК, по поводу преобразований в сельском хозяйстве. Немногим ранее заявлялось о претензиях на несколько кресел в экономической «нише» Кабинета. Детали — фамилии, суммы, объекты, посты — все оказалось за кадром. Нижняя часть айсберга должна была оставаться невидимой.

Первую схватку между премьером и крупнейшими политико-финансовыми группировками (возглавляемыми Волковым и Медведчуком—Суркисом) политические гурманы ожидали давно и с нетерпением. То, что начало активных боевых действий совпало с процессом принятия правительственной программы одновременно и закономерность, и случайность. Смешались в кучу субъективные и объективные факторы — президентская кампания в США, выборы в России, аудит Нацбанка, «замороженные» кредиты МВФ, посевная, близость референдума, половинчатое решение Конституционного суда, легкий раскол в СДПУ(о), легкое недовольство Президента по поводу первоначального варианта «Реформ...», «стодневка» премьера и еще много чего. В общем сама ситуация простимулировала решительность сразу четверых приметных политиков. Для Виктора Ющенко пришло время демонстрировать свое умение держать удар. Для Григория Суркиса наступила пора занимать новые позиции в энергобизнесе, для Виктора Медведчука — отстаивать прежние позиции в парламенте, для Александра Волкова — отвоевывать позиции, оставленные после продолжительных боев. Слухи об Александре Михайловиче в последнее время ходят все больше невеселые. Авторы кулуарных рассказок лишили его сперва кабинета на Банковой, а затем и права цеплять на машину проблесковый маячок. Даже если это обычные сплетни, сам факт их появления не должен был добавлять лидеру «Відродження регіонів» оптимизма...

Представитель глубоко враждебной Волкову «Батьківщини» Виталий Черненко незадолго до «второй попытки» Ющенко обмолвился — будет, дескать, обидно, если «правительство съедят травоядные». Не знаю, кого имел в виду творец данного афоризма, но многие парламентские хищники приняли это на свой счет. И сие лишь подхлестнуло и без того страстное желание показать зубы.

Возможно, я ошибаюсь, но, кажется, жажда боя, уязвленное самолюбие подталкивали лидеров лоббистских группировок к поединку с Кабинетом с такой же силой, как и прагматический расчет. «Поломать» ни разу до сих пор никем и ничем не битого Ющенко для Волкова и Медведчука было куда приятнее и куда важнее, чем просто выторговать у него отставку Тимошенко, пост главы НАКа или пару облэнерго. Подобная победа оказалась бы не только эффектной, но и эффективной. И в психологическом плане, и в практическом смысле. Громкая виктория, добытая в разрекламированной дуэли с премьером, сулила стратегические дивиденды. Лидеры политико-финансовых сообществ, однажды «сломав» Ющенко, почти наверняка застолбили бы за собой право навязывать ему свою волю и впредь. Кроме того, они утверждали свою силу в глазах оппонентов, превращали временных парламентских союзников в постоянных сателлитов. Участники тройственного союза «Волков— Медведчук—Суркис» вполне могли поставить перед собой триединую задачу — получить контроль над правительством, усилить контроль над парламентом и заставить Банковую считаться со своим совокупным политическим весом.

Президент в этой схватке оказался более или менее нейтральным рефери. Вольно или невольно он достаточно долго подогревал интерес к поединку, не подсуживая ни одной из сторон. Леонид Кучма дал противникам шанс обменяться выпадами через прессу, предоставил возможность вдоволь попугать и пошантажировать друг друга. Политики по-разному объясняют такое поведение верховного арбитра премьеров и олигархов. Кто-то считает, что Президент никак не мог определить, какое зло для него безопаснее. Кто-то полагает, что Леонид Кучма сознательно подливал масло в огонь конфликта, дабы как можно дольше держать в напряжении всех действующих лиц и не допускать роста влияния любого из них. Кто-то уверен, что Президент распалял оппонентов Ющенко для того, чтобы они утратили бдительность. Сторонники этой версии убеждены, что глава государства с самого начала был заинтересован в успехе Ющенко. Подтолкнув Волкова и Медведчука со товарищи к войне с премьером, а затем обеспечив их сокрушительное поражение, он «гасил» их влияние, умерял (пусть на время) их экономические аппетиты и политические амбиции, лишал возможности диктовать условия премьеру (в случае необходимости) и провоцировать вотум недоверия правительству. Как известно, парламент, одобривший программу Кабинета, в течение года обречен терпеть его, невзирая ни на что. Эксклюзивное право «казнить» центральный орган исполнительной власти оказывалось в этом случае у главы государства.

Кое-кто, однако, предполагает, что Кучма едва ли не до последнего дня не знал, как поступать. Согласно этой гипотезе, противоречивая информация о смене настроения Президента (то намеревавшегося защищать Ющенко «до упора», то жаждущего «кабминовской» крови) была отнюдь не тонкой игрой, а самой что ни на есть сермяжной правдой. Можно предположить, что нынешнее ближайшее окружение Верховного главнокомандующего на свой страх и риск плело всевозможные интриги, но решение все равно должен был принимать Сам. Что именно побудило Кучму поддержать Ющенко — трезвый расчет, излишне убедительные просьбы Запада или просто хорошее настроение — доподлинно известно только ему самому.

Что представлялось абсолютно неправдоподобным, так это версия о сговоре. Предположить, что Волков и Медведчук просто попугали Ющенко по личной просьбе Президента, можно. Но те, кто видел лица Виктора Владимировича и (особенно) Александра Михайловича 6 апреля сразу после голосования, едва ли смогут поверить в подобное предположение.

Однозначно ответить на вопрос — что стало главной причиной поражения вождей «возрожденцев» и эсдеков — сложно. Как по мне, их подвела излишняя самоуверенность. Непосредственные участники «околопрограммного» процесса, утверждают: лидеры «Відродження регіонів» и СДПУ(о) свято уверовали в то, что правильно уловили настроение Президента. Кроме того, они отчего-то были убеждены, что сумеют склонить ко «временному политическому сожительству» пару-тройку фракций большинства — этого с лихвой хватило бы не только для того, чтобы без проблем «завалить» программу, но и для того, чтобы заставить Ющенко полностью обновить Кабинет.

Какие именно требования выдвигались премьеру, были ли они игрой или же союзники по «тройственной оси» всерьез интересовались сразу десятком портфелей ( в том числе якобы и всеми вице-премьерскими)? Правда ли, что была предпринята попытка сделать предметом торгов несколько облэнерго и ряд объектов сельского хозяйства? Верно ли, что обсуждались беды, свалившиеся на целый ряд банков, а также перспективы одобрения Кабмином концепции реформирования налогообложения (подготовленной под руководством Богдана Губского) и проекта телереформ (авторства Александра Зинченко)? Соответствует ли действительности информация о том, что в список «кровников» «Відродження» и СДПУ(о) кроме Юлии Тимошенко попал и Евгений Червоненко?

Точные ответы на эти вопросы не кажутся мне такими уж принципиальными. Принципиально то, что торгов как таковых не было. Непосредственные свидетели переговоров представителей двух антиющенковских фракций с премьером рассказывали, что руководитель КМ выглядел удивительно спокойным и на редкость твердым. Позже Александр Лавринович назовет поведение главы Кабмина «правильным». Говорят, что к тому времени уже получил благословение Президента. Однако справедливости ради надо отметить, что за весь период «утруски» программы Ющенко, насколько можно судить, не сделал, по сути, ни одного лишнего движения. Он вовремя абстрагировался от происходящего, предоставив отвечать на наскоки наиболее агрессивно настроенных парламентариев своему давнему соратнику Ивану Плющу. Непрогнозировавшееся хладнокровие премьера, кажется, начинало выводить из себя его оппонентов. Если Ющенко с самого начала был уверен в поддержке Президента, есть повод похвалить его за проницательность. Если нет — стоит поаплодировать его выдержке.

Боюсь произнести это слово вслух, но, кажется, Медведчук и Волков растерялись. Поводов для этого было предостаточно — уверенность Ющенко, нейтралитет Кучмы, предательство союзников- «большевиков». Именно так, говорят, в узком кругу охарактеризовал позицию «Трудовой Украины» и фракции ПЗУ один из отцов-основателей СДПУ(о). «Зеленые» и «трудовики» с прохладцей отнеслись к идее блокирования с эсдеками и «возврожденцами», предпочитая решать все накопившиеся проблемы непосредственно с членами Кабинета, очевидно, опасаясь появления новых проблем. Как предполагает один источник, окончательно добили противников Ющенко сведения о том, что правительственную программу готовы (в случае необходимости) поддержать полтора десятка социалистов. Обнаружились и другие скрытые резервы. Одним словом, 226 депутатских голосов программа набирала при любом раскладе.

Что оставалось объединенным лидерам возрождающейся региональной социал-демократии? Нервничать. Угрозы стали слабее, требования —скромнее, заявления — сдержаннее. Кадровые претензии были сняты. Сверхзадача «усохла» до программы-минимум. Лидеры двух депутатских объединений уразумев, что премьера они не съедят, решили хотя бы покусать его как можно больнее. Единственная реальная цель — заставить Ющенко согласиться с необходимостью кадровых перестановок и выбить у него обещание — предоставить СДПУ(о) и «Відродженню» возможность поучаствовать в будущем переделе портфелей. Единственное «персональное дело» — о Юлии Тимошенко.

В среду утром все было кончено. После откровений Леонида Кучмы в Донецке стало ясно, что программе ничего не угрожает. Лидеры эсдеков и «возрожденцев» не поверили и утром 5 апреля от- правились к Леониду Даниловичу. Однако по поведению премьера и по отрывочным фразам неко- торых членов Кабинета всем уже было ясно, что охранная грамота получена. Расслабленный премьер витийствовал с трибуны, временами заносясь в заоблачные дали собственных экономических фантазий. Кое-кто из депутатов (скорее по инерции) пытался вернуть его на землю, не особо при этом усердствуя. Более или менее жесток был разве что Алекснадр Зинченко.

Жирная точка была поставлена вечером, на встрече Президента с лидерами фракций. Детали диалога неизвестны, итог же был известен заранее. Большинство пообещало дружно проголосовать «за».

Капкан захлопнулся. Непримиримые борцы с Ющенко вышли из боя изрядно потрепанными. Выторговать удалось немного. 261 голос в поддержку «Реформ заради добробуту» стоил недорого. Президент и премьер пообещали снять Тимошенко (по другой информации речь шла лишь об отстранении ее от вопросов ТЭК), Кабинет обязали ежеквартально отчитываться перед Верховной Радой, программу одобрили с мелочной оговоркой — «в основном». Это в принципе могло несколько подпортить праздник Ющенко, но никакими юридическими последствиями не грозило.

Единственной ложкой дегтя стал срыв торжественного подписания меморандума о солидарной ответственности. Откровенно говоря, этот документ всем был нужен так же, как пиранья в биде (как выразился, правда, по другому поводу, испанский олигарх Лоренцо Санс). Александр Лавринович, пожимая плечами, резонно заметил, что постановление об одобрении программы само по себе является документом о солидарной ответственности. Уже не говорю о том, что ответственность каждой из ветвей власти за каждый экономический или политический чих прописана в Конституции и профильных законах. Так что злополучный меморандум мог заинтересовать разве что коллекционе- ров политических курьезов. А также Ивана Плюща, которому меморандум был необходим, чтобы под- черкнуть его непосредственную причастность к грандиозной победе доблестных реформаторов над деструктивными силами. Ну, правда, были еще люди из близкого окружения Ющенко и дальнего окружения Кучмы, которые считали, что олигархов надо заставить не просто признать свое поражение, но и подписать акт о безоговорочной капитуляции…

Причины, по которым две ветви власти не подписали документ, в котором содержалось ни к чему не обязывающее обещание дружить семьями, до конца не ясны. Одни говорят, что торжества отменил Президент, раздосадованный тем, что принятие программы прошло не так гладко, как хотелось. Как известно, целый ряд депутатов-«большевиков» (в частности, Волков и Зинченко) воздержались от голосования, и Кучма вполне мог расценить это как демарш. Другие утверждают, что меморандум просто тихо помер, поскольку кроме Плюща (да еще пары-тройки особо преданных курсу реформ законодателей) его никто и не собирался подписывать. Как стало известно, СДПУ(о), «Від- родження регіонів» и «Яблоко» официально отозвали свои подписи. Неоднократно заявляли о своем нежелании ставить автографы под меморандумом отдельные представители «Трудовой Украины» и «Солидарности». Так что поживем—увидим…

Что мы видим сегодня? Во-первых, расстроенные лица лидеров двух антиющенковских холдингов, вроде бы уже успевших повздорить между собой. Сначала, говорят, социал-демократы подвергли остракизму «возрожденцев» за то, что те якобы первыми пошли на попятную. Затем, говорят, не голосовавший Волков обиделся на голосовавшего за Медведчука. Сразу после утверждения правительственной программы откровенно раздосадованный Александр Михайлович на ходу бросил журналистам, что он не проститутка и убеждениями не торгует. В общем бои за программу не только лишний раз показали разобщенность большинства, но и продемострировали слабость союза между Волковым и Медведчуком—Суркисом. Словом, можно предположить, что столь «дружный» парламент может и не дожить до 2002 года.

Еще мы видим напряженное лицо Юлии Тимошенко, судорожно прикидывающей — успеет она или нет (если, не дай Бог, что) зарегистрироваться кандидатом в народные депутаты. Хотя скептики поговаривают, что Юлию Владимировну в ближайшее время все же не снимут. В связи с этим уместно привести короткое информационное сообщение «Интерфакс-Украина», датированное вчерашним днем: «Премьер-министр Украины Виктор Ющенко отверг предложения фракции СДПУ(о) и группы «Возрождение регионов» уволить с должности вице-премьер-министра Юлию Тимошенко. Об этом заявила сама Ю.Тимошенко журналистам... В то же время она не исключила, что решение о ее увольнении может принять «кто-то другой»...

Видим мы также усталое, но счастливое лицо народного любимца Ющенко. Первую боевую проверку он выдержал лучше, чем ожидалось. Но почему-то создается впечатление, что он несколько переоценивает значение своего дебютного успеха. Кажется также, что Виктор Андреевич слегка преувеличивает степень своей политической самостоятельности и политической неприкосновенности. Ему не стоит забывать, что излишняя самоуверенность на днях серьезно повредила его политическим оппонентам.

Лица Президента мы не видим. Хотя победитель, безусловно, он. Он изрядно подмочил авторитет воротил отечественной кулуарной политики, еще больше привязал к себе и без того зависимого Ющенко, еще раз продемонстрировал умение продавливать интересующие решения, лишний раз потешил свое самолюбие…

А собственно для экономики эта программа никакого значения не имеет.

Сергей РАХМАНИН
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно