ПРЕДСТАВЬТЕ: ВОТ ОНИ РАССЕЛИСЬ ПО МЕСТАМ... - Архив - zn.ua

ПРЕДСТАВЬТЕ: ВОТ ОНИ РАССЕЛИСЬ ПО МЕСТАМ...

1 февраля, 2002, 00:00 Распечатать

Прогнозы — штука крайне неблагодарная. Угадывая результат футбольного матча, предсказывая погод...

Прогнозы — штука крайне неблагодарная. Угадывая результат футбольного матча, предсказывая погоду либо составляя гороскоп, прогнозист не застрахован от просчета: четкое следование методикам и добросовестный анализ необходимых сведений отнюдь не гарантируют попадания в «десятку». Политика исключением не является, более того — прогнозирование в этой сфере сопряжено с дополнительными сложностями. В запутанном мире искусства возможного крайне затруднительно собрать точную, всеобъемлющую и объективную информацию. И уж совсем не легко просчитать влияние человеческого фактора.

Тем не менее, прогноз остается одним из наиболее востребованных жанров как политологии, так и политической журналистики. Корректное исследование, основанное на заслуживающих доверия сведениях, позволяет если и не предсказать результат с абсолютной точностью, то уж во всяком случае — определить тенденцию.

Опубликованные в прошлом номере «ЗН» итоги опроса лидеров ведущих партий и блоков дают обильную пищу для размышлений. Напомним: неделю назад на страницах нашего издания полномочные представители структур (потенциально способных преодолеть 4% барьер на ближайших выборах) обозначили свое отношение к препятствиям, отделяющим страну от неизбежного светлого будущего. Разумеется, мы не можем отказать себе в удовольствии — тщательным образом изучить ответы капитанов команд, являющихся фаворитами парламентской гонки. Ибо подобный анализ дает нам возможность набросать эскиз портрета будущей Верховной Рады. При этом мы вынуждены сделать оговорку: абсолютно правдоподобным наш прогноз следует считать лишь при выполнении трех «если». Если ответы, присланные в редакцию «ЗН», являлись максимально откровенными. Если партии и блоки (и руководители оных) не станут радикально менять свое отношение к обсуждаемым проблемам. И, наконец, если все структуры, принявшие участие в опросе, пересекут финишную прямую 31 марта.

Оснований подозревать партийных вождей в неискренности, а вверенные их попечению организации — в непоследовательности, у нас, разумеется, нет. Однако нет у нас и уверенности в том, что все партии и блоки (лидеры которых откликнулись на предложение принять участие в нашем опросе) смогут сформировать в будущем парламенте свои ячейки. А потому приведенные ниже рассуждения рекомендуем оценивать не столько как прогноз законотворческой деятельности Верховной Рады следующего созыва, сколько как анализ тенденций, обнаружившихся в отечественной политике в канун очередных выборов. И если кто-то из носителей указанных тенденций останется за бортом центрального представительского органа, едва ли это серьезно изменит картину политических предпочтений.

Для начала огласим весь список участников нашего мини-исследования. Редакция «ЗН» пригласила к диалогу политиков, занимающих титульные места в предвыборных реестрах 14 партий и блоков, наиболее часто упоминаемых в социологических опросах. Представители ПСПУ общаться с нашими читателями отказались сразу: «взамен» Наталья Витренко трогательно посоветовала изучить программу прогрессивных социалистов на партийной интернет-страничке. На удивление некоммуникабельным оказалось и руководство «сводного отряда» Демократической партии и «Демократического союза». Лидер альянса одноименных организаций Владимир Горбулин прислал свой отказ в последний момент. Потому мы вынуждены были его особое мнение — «…Наша демократия больна детской болезнью соцопросов. Я хотел бы содействовать ее выздоровлению и потому позволю себе в этот раз промолчать» — поместить в «ячейку», предназначенную для четких ответов на конкретные вопросы. Таким образом, оперировать мы можем лишь данными, которые предоставили 12 структур — блок «Народний рух України», «Блок Юлії Тимошенко», «Єдність», «Жінки за майбутнє», «За єдину Україну!», «Команда озимого покоління», КПУ, «Наша Україна», ПЗУ, СДПУ(о), СПУ и «Яблуко».

Первое, что бросается в глаза после изучения сводной таблицы «партийных» ответов на вопросы «ЗН», — демонстративная умеренность ведущих политических игроков. Большинство «тяжеловесов», независимо от декларируемой идеологии, старательно избегает каких бы то ни было крайностей. Особенно отчетливо это проявляется при анализе ответов на вопросы, связанные с приоритетами внешней и внутренней политики. К примеру, все организации-респонденты свято убеждены в том, что Украина должна оставаться унитарным государством. Единодушное неприятие федерализма в какой-то степени объяснимо. А вот «державництво» коммунистов (коих оппоненты неустанно обвиняют в попытках реанимировать Союз) — откровенный сюрприз. Отвечая на вопрос о внешнеполитической стратегии, представители КПУ предлагают ограничиться расширением интеграции в рамках СНГ. И при этом игнорируют другой, казалось бы, более приемлемый для них вариант, предполагающий создание единого государства с Россией и Белоруссией. Но и это не все. Как выяснилось, Симоненко сотоварищи не жаждут видеть нашу Украину ни частью федерации, ни даже субъектом конфедерации. Более того — они не высказались и в поддержку военно-политического альянса с Россией и другими постсоветскими странами. Коммунисты выступают лишь за создание в рамках Содружества независимых государств полноценного торгово-экономического союза, предполагающего унификацию валют, налогов и таможенных правил. Однако в целом в их ответах читается, скорее, стремление создать на базе СНГ некое подобие Европейского Союза, нежели желание реставрировать Союз Советский.

Впрочем, приведенные выше ответы — не единственное, чем удивили коммунисты. Но об этом чуть позже. А пока о других, более глобальных неожиданностях. Анализ ответов на вопросы, связанные с внешнеполитическим выбором Украины, позволяет говорить о крушении двух мифов.

Миф первый. Очевидное потепление отношений между Украиной и Россией, усиление антизападной риторики, а также сохранение ностальгических настроений у значительной части электората позволяло предполагать, что в канун выборов «русская карта» будет многими участниками выборов рассматриваться как козырная. Ожидалось, что значительная часть субъектов избирательного процесса постарается как минимум поспекулировать на этой теме. Однако обратившись к таблице, мы обнаружим, что русофилы могут отдохнуть. Пять организаций «Наша Україна», «За єдину Україну!», «Єдність», блок «Народний Рух України» и «Команда озимого покоління» высказали твердую убежденность, что Украина должна стремиться к членству в Евросоюзе независимо от отношений с северо-восточным соседом. СДПУ(о) считает, что членство в ЕС является далекой перспективой, а ныне следует развивать отношения как со странами СНГ, так и с государствами, представляющими европейское сообщество. Мнение объединенных эсдеков почти полностью перекликается с позицией социалистов, ратующих за максимальное использование преимуществ сотрудничества как с Россией, так и с членами ЕС. Примерно в том же духе высказалась и первая леди «БЮТ», уверенная, что при определении приоритетов во внешней политике Украина должна исходить исключительно из собственных интересов и не ограничивать себя какими-то векторами. Как бы там ни было, ни одну из приведенных точек зрения нельзя даже с натяжкой назвать стремлением лить воду на московскую мельницу. В завзятом русофильстве трудно заподозрить даже «Жінок за майбутнє», подавших свой голос за тесные контакты как со странами ЕС, так и с государствами-соседями, прежде всего с Россией. Солидарность с братьями-славянами проявили (что логично) коммунисты — единственные, кто считает необходимостью расширение интеграции в рамках СНГ. А еще (что удивительно) зеленые, оказавшиеся приверженцами лозунга «В Европу — вместе с Россией!» .

Нежелание жестко «привязываться» к Москве сквозит и в ответах на другие вопросы анкеты «ЗН». Представители предвыборных команд Александра Омельченко, Виталия Кононова, Богдана Бойко и Валерия Хорошковского убеждены, что приоритетом во внешнеэкономической политике должно стать развитие отношений с международными финансовыми структурами, прежде всего с МВФ. Практически аналогичной точки зрения придерживаются и социалисты во главе с Александром Морозом, правда, с одной, существенной оговоркой: углубление контактов с указанными организациями в СПУ считают оправданным только в том случае, если предъявляемые к Украине требования не будут пагубно влиять на отечественную экономику и социальную сферу. Предводитель «наших» Виктор Ющенко выступает за плодотворное сотрудничество со всеми в интересах Украины, в чем с ним абсолютно солидарны «яблочник» Михаил Бродский и социал-демократ Виктор Медведчук (правда, замечательная компания?). Особняком стоит мнение представителей «ЖЗМ», призывающих «создать единый торгово-экономический союз со странами Европы и СНГ, в основе которого — единое законодательство и единая валюта». Что имели в виду члены глубокоуважаемого нами политического объединения, понять, честно говоря, сложно. То ли среднеазиатские республики должны стать полноправными членами ЕС. То ли Люксембургу со Швейцарией предлагается войти в некое евразийское сообщество, где единой валютой будет то ли евро, то ли сом. Но в любом случае отказа от взаимодействия с Международным валютным фондом или Всемирным банком в приведенном ответе не наблюдается. За фактический разрыв отношений с МФВ и ему подобными в пользу развития торгово-экономических отношений с Россией и СНГ агитируют только КПУ и (как ни странно) блок «За єдину Україну!»

Теперь попробуем перейти от описания к обобщению. С высокой степенью уверенности можно утверждать, что будущая Верховная Рада не станет концептуально корректировать основы внешней политики. И уж, во всяком случае, инициировать вхождение Украины в жесткий политический либо военный блок с Россией новый парламент наверняка не станет. С торгово-экономическим союзом несколько сложнее. С одной стороны — категорически за него выступают только представители Компартии, а их голосов наверняка окажется недостаточно для того, чтобы контролировать весь законодательный орган. С другой — наводят на некоторые размышления «интеграционные» мотивы в ответах блока, возглавляемого Владимиром Литвином. Блока, теоретически способного собрать внушительный электоральный урожай в марте этого года. И все же позволим себе предположить, что едва ли «За єдину Україну!» станет союзником коммунистов, если речь пойдет о создании полноценного торгово-экономического альянса в рамках СНГ, базирующегося на единой валюте и унифицированном законодательстве. Как мы отмечали выше, только КПУ однозначно высказывается в пользу подобного шага. Не ратуя при этом ни за превращение СНГ в конфедерацию, ни за создание единого славянского государства. Таким образом, можно судить о том, что осязаемого политического сближения с Россией не будет — ярых сторонников подобного сближения в новой ВР набирается немного. Между тем именно парламент (согласно 85 статье Основного Закона) определяет основы внешней политики.

От отношений с Россией перейдем к отношениям с Западом. Заодно развеем очередной миф. В кругах политологов и политических журналистов до сих пор пользовалось достаточной популярностью мнение о том, что значительная часть правых и центристских организаций выступают за безоговорочное военно-политическое сближение с Западом. Результаты нашего опроса эту точку зрения опровергают.

Как выяснилось, пронатовские настроения нынче не в моде. На вопрос «Должна ли Украина стремиться к вступлению в НАТО?» положительно ответили только руховцы Богдана Бойко. Восемь участников опроса высказались за сохранение внеблокового статуса. «КОП» и «НУ» не поддержали ни нейтралитет, ни вхождение в какой-либо военно-политический блок. И «озимые», и «наши» полагают, что Украине следует ограничиться пребыванием в антитеррористической коалиции. Кстати, даже коммунисты не агитируют за выход из оной, хотя и выступают, как уже было сказано, за создание военно-политического союза со странами СНГ.

«Суммируя» эти сведения с упомянутыми выше, приходим к выводу: в ближайшее время, судя по всему, не претерпят существенных изменений не только отношения между Украиной и Россией, но и отношения между Украиной и Западом. Наша внешняя политика (если исходить из ответов, присланных в нашу редакцию) останется такой же. Такой же многовекторной. Или такой же взвешенной. Либо такой же невыразительной. Как кому больше нравится. Во всяком случае ни объединение с Россией, ни интеграция в Европу нам пока не угрожают. Или не светят.

Насколько можно судить, не стоит ожидать особых изменений и в «языковом» вопросе. Пятеро участников исследования (среди которых, кстати, фавориты предвыборного «забега» — «Наша Україна» и «За єдину Україну!») убеждены, что единственным государственным языком должен остаться украинский. Такую же точку разделяют «яблочники», «жінки», социалисты, зеленые и эсдеки, однако предлагают расширить правовую базу использования русского. Члены команд Михаила Бродского, Валентины Довженко, Александра Мороза и Виталия Кононова настаивают на «присвоении» ему «звания» официального. Виктор Медведчук и руководимая им СДПУ(о) считают, что этому языку «должен быть предоставлен особый правовой статус» (что, с нашей точки зрения, то же самое). И только коммунисты и «озимые» видят необходимость в существовании двух государственных языков. Путем нехитрых арифметических подсчетов можно определить: никаких существенных корректив в закон о языках в ближайшие четыре года, скорее всего, внесено не будет.

Зато почти наверняка «под нож» ляжет другой закон — Основной. Симптоматичная деталь: ни один из участников исследования, проводившегося под эгидой «ЗН», не высказался за сохранение действующей схемы распределения властных полномочий. Представители ведущих политических организаций спорили лишь о характере изменений Конституции. Оговорка присутствовала только в ответе эсдеков, считающих, что самый важный законотворческий акт не следует пересматривать в ближайшие годы.

Теперь о сути изменений. Если анализировать всю массу ответов, касающихся изменений внутреннего политического устройства страны, то напрашивается один и пожалуй самый главный вывод. Ведущие политструктуры ратуют за децентрализацию власти, и, следовательно, за ограничение полномочий Президента. Это предположение мы попробуем обосновать чуть ниже. А пока еще об одной любопытной детали. Несмотря на то, что все без исключения участники опроса считают необходимым внесение «правок» в Конституцию, никто из них, судя по всему, не собирается менять Основной Закон на основе итогов референдума, состоявшегося в апреле 2000 года. Об имплементации результатов всенародного волеизъявления вспомнили только представители «ЖЗМ». Кроме того, всего три субъекта избирательного процесса, принявшие участие в анкетировании, видят необходимость в «достройке» второй парламентской палаты — «жінки», а также блоки, возглавляемые Владимиром Литвином и Богданом Бойко. На основании этих данных позволим себе сделать два вывода. Первый — имплементация итогов апрельского референдума (в которую все еще верит Леонид Кучма) едва ли состоится. Второй — в ответах большинства партий и блоков ощущаются антипрезидентские настроения. Хотя организации, считающиеся пропрезидентскими, делают это несколько более сдержанно.

Понимаем, что последний вывод многим покажется небесспорным. Потому попробуем проиллюстрировать нашу гипотезу. Заодно попытаемся обосновать предположение о стремлении партий децентрализовать власть. В пользу усиления полномочий Президента высказались только питомцы Владимира Литвина и Богдана Бойко. В то же время за расширение полномочий парламента высказались четыре структуры (КПУ, СПУ, СДПУ(о) и «Яблуко»). Кроме того, те же эсдеки и социалисты за предоставление дополнительных полномочий правительству, и в этом их поддерживают «НУ» и «КОП». Команды Виктора Ющенко, Александра Омельченко, Виталия Кононова и Александра Мороза, кроме того, ратуют за расширение прав местных органов власти и местного самоуправления. Рекомендуем обратить внимание на две детали. Во-первых, перечисленные изменения существенно уменьшают влияние главы государства. Во-вторых, любопытным является тот факт, что спектр выступающих за эти изменения, достаточно широкий. К перечисленным выше точкам зрения можно добавить и особое мнение Юлии Тимошенко, убежденной, что «Конституция должна быть пересмотрена с целью восстановления оптимального баланса властей».

Идем дальше. Семь из двенадцати респондентов считают, что руководители регионов должны избираться, а не назначаться главой государства. Забавно, что среди тех, кто намеревается лишить Президента столь эффективного рычага влияния на региональную политику, — глава АП Литвин и его команда. За губернаторов-«назначенцев» «заступились» только Валерий Хорошковский, Валентина Довженко, Юлия Тимошенко и Виктор Медведчук. Причем последний считает, что эта схема должна через некоторое время все же претерпеть изменения. Занятно выглядят и ответы на вопрос об отношениях с Президентом. Безоговорочно поддержать действия главы государства рискнули только представители блоков «Єдність» и «За єдину Україну!». Четыре опрошенных субъекта избирательного процесса находятся в оппозиции к Леониду Кучме. Еще шесть структур (среди которых и зеленые, и эсдеки, и «жінки», и бойковские руховцы, и «озимые», не говоря уже о «наших») заявили о поддержке только тех действий Президента, которые корреспондируются с их программными положениями. И, наконец, восемь партий и блоков (причем семь из них безоговорочно) выступают за пропорциональную модель парламентских выборов.

Отношение действующего Президента ко всем упомянутым выше проблемам и так давно известно. И лишний раз описывать, как относится Леонид Данилович к имплементации, бикамерализму, «пропорционалке», выборам губернаторов, расширению полномочий парламента et cetera мы не станем. Сопоставив данные нашей таблицы с мнением главы государства по тому или иному вопросу, приходим к выводу: среди структур, имеющих сколько-нибудь значительные шансы преодолеть в марте 4-процентный избирательный «порог», нет ни одной, взгляды которой полностью совпадали бы со взглядами Президента. Представить такое еще четыре года назад было бы, наверное, невозможно.

Если основываться на данных нашей таблицы, то позволительно будет предположить, что будущий парламент обязательно поставит вопрос о внесении изменений в Конституцию, и взгляды законодателей, скорее всего, будут существенно отличаться от мнения Президента. С высокой долей уверенности можно говорить о попытках узаконить пропорциональные выборы, расширить полномочия местной власти и превратить должность губернатора в выборную.

От себя добавим, что попытки эти почти наверняка будут предприняты ближе к окончанию срока полномочий действующего Президента. Многие ведущие политические игроки сохраняют надежду, что с каждым днем, приближающим нас к выборам-2004, гарант будет слабеть и в какой-то момент его можно будет додавить. Или договориться. Мы не настаиваем на категоричности подобного вывода. Тем более не утверждаем, что можно сделать его исключительно на основе полученных нами ответов лидеров партий и блоков.

Однако допустимо будет предположить, что руководители подавляющего большинства ведущих политических организаций (в том числе тех, которые принято считать пропрезидентскими), с одной стороны, боятся Президента, с другой — предчувствуют серьезное ослабление его позиций, более того, надеются на это ослабление.

Это предположение базируется не только на кулуарной информации, а также на анализе высказываний и поступков многих политиков, представляющих самые разные идеологические лагеря. Косвенные доказательства такого допущения можно отыскать и в разбираемой нами таблице.

Часть аргументов (свидетельствующих о постепенном дистанцировании от Леонида Даниловича даже тех, кто денно и нощно клянется в вечной преданности ему) мы привели выше. А теперь обратим внимание на некоторые двусмысленности и недомолвки, наличествующие в ответах уважаемых респондентов. Они могут послужить демонстрацией того, что ряд партий и блоков, демонстрируя поддержку Президенту, тем не менее готовится к жизни «в Украине после Кучмы». К примеру, сопоставим ответы представителей блока «За єдину Україну!» на два разных вопроса. С одной стороны, «партия номенклатуры» высказывается за «президентско-парламентскую республику, в которой фактическим главой государства является президент, назначающий премьера, состав Кабинета и глав местных администраций». С другой (как мы уже отмечали) — Литвин и его соратники убеждены, что губернаторы должны не назначаться главой государства, а избираться населением. Ошибка? Или камуфляж? Если исходить из того, что на первый вопрос отвечали «для Президента», то в ответе на второй, в таком случае, отчетливо прослеживается заигрывание с региональными элитами и подготовка к следующим выборам. Приглядевшись пристальнее, обнаружим, что ответы, рассчитанные на «разных читателей», наличествуют не только у «ЗЕУ».

Более того, по ряду ответов можно в принципе отчасти судить о планах и амбициях некоторых ведущих политиков. Вкратце проанализируем, например, ответы, присланные руководством СДПУ(о). Эсдеки не считают необходимым в ближайшее время изменять Конституцию и считают целесообразным на то же ближайшее время сохранить схему, согласно которой губернаторы должны назначаться Президентом. В то же время объединенные социал-демократы выступают за парламентско-президентскую республику, в которой правительство формируется парламентским большинством. За пропорциональные выборы. За расширение полномочий центрального органа исполнительной власти и высшего органа законодательной власти. Возьмем эти сведения за точку отсчета и рискнем сделать два вывода. Первый: Виктор Медведчук не желает осложнять себе жизнь ссорой с Президентом и отвечает так, чтобы у Кучмы не появилось подозрений, что Виктор Владимирович хоть как-то посягает на полномочия Леонида Даниловича. Вывод второй: глава СДПУ(о) рассчитывает стать первым лицом государства, но, судя по всему, он не считает, что первым лицом государства должен быть именно Президент. Либо Виктор Владимирович не уверен в своих шансах на победу в президентских выборах, либо он как истинный социал-демократ, является сторонником парламентаризма, но он намерен менять Конституцию в сторону реального ослабления полномочий президента. То есть можно предположить, что он намеревается прийти к верховной власти иным путем.

Любопытны и ответы Юлии Тимошенко. Юлия Владимировна называет свой блок оппозиционным. В то же время лидер «БЮТи» — единственный из задекларированных оппозиционеров, кто выступает за президентско-парламентскую республику и против выборов губернаторов. И единственный среди оппонентов действующей власти, кто не говорит впрямую о расширении полномочий правительства и парламента. Вывод: пока прочие ярые противники режима вкупе со сдержанными оппозиционерами заинтересованы в расшатывании президентской власти, Юлия Тимошенко заинтересована в ее сохранении, если не укреплении. Пока все борются с нынешним Президентом, Юлия Владимировна борется за президента будущего. То есть за себя.

Безусловно, не можем обойти своим вниманием близкую нашему сердцу тему свободы слова. Итак, из двенадцати партийных и «блочных» вождей семеро считают состояние свободы слова неудовлетворительным, еще пятеро — удовлетворительным. И ни один не решился заявить, что в Украине безраздельно властвует свобода слова. Весьма красноречивая статистика. Особенно в контексте известных высказываний Президента, недвусмысленно намекавшего, что свободы у СМИ больше чем надо. Любопытно также, что ровно половина опрошенных (среди которых, кстати, не только Виктор Ющенко, но и Виктор Медведчук) связывают проблемы со свободой слова с давлением со стороны властных структур. Лишь двое — с неэффективностью законодательства. Никто не считает, что масс-медийные беды — следствие низкой подготовки кадров или свидетельство того, что и журналисты, и менеджеры вырастили внутри себя монстров-самоцензоров. Диссонансом на этом фоне выглядит ответ «заединщиков», полагающих, что все проблемы со свободой слова связаны исключительно с молодостью независимой украинской журналистики. Приведенные данные — если не приговор власти (отметающей обвинения в давлении на масс-медиа), то уж во всяком случае — серьезный упрек в ее адрес. Особую ценность этим материалам придает то обстоятельство, что в роли арбитров выступают не журналисты, а ведущие политики. В том числе — политики, инкорпорированные во власть…

Право слово, скучная на первый взгляд таблица, опубликованная в прошлом номере «ЗН», в действительности — просто находка для внимательного ока и пытливого ума. Еще раз оговоримся: не все выводы, предложенные вашему вниманию, бесспорны. Просто мы надеемся, что наше скромное исследование сподвигнет многих из вас на самостоятельное изучение этого весьма любопытного документа…

А напоследок, с вашего позволения, поделимся с вами еще парочкой собственных наблюдений и замечаний. Думается, не будет большим грехом предположить, что формирование действенного и стабильного пропрезидентского большинства будет в следующем парламенте еще более сложной задачей, чем в парламенте предыдущем. С высокой степенью вероятности можно прогнозировать сложности с избранием спикера и (особенно) выбором премьера — слишком уж отчетливо проглядываются амбиции отдельных личностей и целых структур.

Своеобразный «тест на тщеславие» вообще привел к любопытным выводам. Выяснилось, что наши политики хотят или все, или… деньги. Ответы на вопрос «Кого ваша партия (блок) способна выдвинуть из своих рядов?» получились более чем занимательными. Три структуры выразили готовность выдвинуть премьера. Семь заявили о том, что в их рядах имеются и будущий президент, и потенциальный спикер, и гипотетический глава Кабинета. Значится в составе «великолепной семерки» и «БЮТ». На фоне этого ответа особо трогательно смотрится заявление Юлии Тимошенко о том, что самой сильной стороной ее блока является скромность…

И, наконец, последний вывод. Отталкиваясь от данных, помещенных в нашей таблице, можно допустить, что новый парламент будет более предсказуем и более эффективен в сравнении со своим предшественником. Во многом это связано с заметным выравниванием позиций еще недавно непримиримых идеологических противников. Грубо говоря, за последние четыре года правые заметно полевели, а левые стали заметно либеральнее.

Судите сами. С одной стороны, коммунисты, которые:

— не агитируют за создание славянского союза;

— не видят Украину частью конфедерации;

— не ратуют за возврат к плановой экономике.

С другой стороны. Ни один из участников опроса не высказался за федерализацию. Ни один не считает допустимым свободную и ничем не регламентированную продажу земли. Ни один не считает, что следует отказаться от поддержки отечественного товаропроизводителя в пользу свободной конкуренции. Только три респондента ратуют за минимизацию участия государства в управлении экономикой и верят в то, что рынок все отрегулирует сам.

Только один опрошенный — за военно-политический союз с Россией. Столько же — за вступление в НАТО…

Центристская кристаллизация, происходящая на наших глазах, могла бы стать стабильной основой для работы парламента. Возможно, так все и будет. Если гору возьмут принципы. И если депутатов не рассорят деньги. Причем, в этом вопросе дело не в виде валюты. А в ее количестве.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно