Повторение пройденного

27 мая, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 27 мая-3 июня

ЕЭП — прекрасный пример того, как плохо не иметь четкого видения, по меньшей мере, среднесрочных перспектив внешнеэкономической стратегии...

ЕЭП — прекрасный пример того, как плохо не иметь четкого видения, по меньшей мере, среднесрочных перспектив внешнеэкономической стратегии. Сама идея использовать разные инструменты торговой политики — а ЕЭП нужно рассматривать именно в качестве такого инструмента — не вызывает возражений. Но при этом необходимо четко определить эти интересы и иметь соответствующие рациональные аргументы. А вот с этим пока как-то не складывается. Не хочется повторять тривиальные вещи относительно ЕЭП, однако придется это сделать еще раз.

Во-первых, сегодня ключевая проблема расширения присутствия украинских товаров на рынках бывших советских республик – это проблема конкурентоспособности наших товаров, причем во многих случаях мы конкурируем не столько с производителями из стран ЕЭП, сколько c производителями из третьих стран. И в этом плане ЕЭП может стать в лучшем случае дополнительным фактором укрепления торговых позиций Украины на рынках ЕЭП, хотя это тоже важно.

Во-вторых, государства—основатели ЕЭП по-разному определяют свое отношение к нему. Россия стремится прежде всего создать таможенный союз, а зону свободной торговли рассматривает лишь как одну из его составляющих. Для меня это стремление «прыгнуть» в таможенный союз означает, что опять проект ЕЭП рассматривается в качестве исключительно политического влияния на Украину.

В-третьих, считаю, что приоритетом на сегодняшний день является вступление Украины в ВТО. Поэтому сейчас все усилия должны тратиться именно на это, а не на создание каких-то сложных интеграционных конструкций, экономическая целесообразность которых весьма сомнительна. В настоящее время я не вижу каких-либо проблем в сотрудничестве наших стран, которые нельзя решить либо с использованием существующих механизмов, либо через механизмы ВТО.

В-четвертых, с моей точки зрения, вступление Украины в зону свободной торговли государств – членов ЕЭП не должно помешать ее вступлению в зону свободной торговли с ЕС, а что будет потом, сейчас обсуждать сложно. Главное сегодня, чтобы соглашения в пределах ЕЭП не тормозили адаптацию национального законодательства к законодательству ЕС.

И напоследок давайте поставим вопрос прямо. ЕЭП – это российский проект. Поэтому наше отношение к нему должно строиться исходя из нашей стратегии отношений с Россией. Будем надеяться, что такая стратегия есть. Главное заключается в том, чтобы ЕЭП не стал тем политическим рычагом, посредством которого именно Россия будет единолично выстраивать украино-российские отношения без участия Украины в этом процессе.

Михаил ГОНЧАР, Фонд «Стратегия-1»

Посткучмовская вспышка ЕЭПофилии в Украине синхронизировалась с топливным кризисом, признаки искусственного провоцирования которого были явными. И это базовый момент для понимания того, почему украинское руководство изменило свои антиЕЭПовские настроения времен Майдана на проЕЭПовские. Спровоцированный топливный кризис преследовал цель не только сохранения статус-кво российскими компаниями в Украине. Он нес и политическую нагрузку — активный зондаж действий оранжевой власти в кризисных условиях. Как известно, энергетическая зависимость от России — ахиллесова пята украинской политики. Зондаж дал положительный результат — оранжевых можно эффективно «раскалывать». Отсюда следующая тактика: с «непримиримыми» — никакого диалога, «коллаборационистов» — приласкать и с их помощью получить необходимые политические уступки. Российский нефтяной бизнес создал плацдарм для политического наступления Кремля. Ряд украинских высоких должностных лиц заявили в стиле Кучмы о необходимости участия Украины в ЕЭП.

Поскольку у нынешней власти в Украине ярко выраженный бизнес-корень и отделить власть от бизнеса не удалось, то с высокой степенью вероятности можно утверждать, что коммерческие «пряники» после «нефтяного кнута» будут довольно эффективным методом получения необходимых российской политике уступок от Украины. Прежде всего, это касается ЕЭПовской идеи-фикс В.Путина. С приближением осенне-зимнего периода Москва, очевидно, может прибегнуть к «газовому кнуту», если вдруг в Украине снова что-то не заладится с ЕЭП.

Системный российский проект «энергоносители в обмен на политический вассалитет» с коррупционной подпочвой исправно работал на протяжении десятилетия Кучмы и был доминирующим в арсенале российских средств. Вероятно, сейчас мы наблюдаем его подпроект «нефть в обмен на ЕЭП». Определенные «коррупционные пути», как показал финал топливного кризиса, уже протоптаны. Стратегическая цель — сохранить марионеточность украинских властей независимо от ее политического цвета.

ЕЭПовский проект является нонсенсом для Украины с позиции ее евроинтеграции. Такое поведение Киева может натолкнуть Брюссель на мысль, что многовекторность в украинской голове — это наследственная болезнь, следовательно, стоит ли иметь дело с «больным человеком Европы».

Вместе с тем, ЕЭПофилам в Украине можно было бы более творчески подойти к ЕЭП, который возможен не только в формате четырех. Альтернативное видение — формат 4—1. Без России. Без России не означает против России. Просто у остальных трех стран есть определенные зоны совпадения интересов, следовательно, могут иметь место общие проекты. Именно проектный подход мог бы стать альтернативой российским попыткам создать жесткий каркас ЕЭП, вогнать его в процесс реинтеграции Россией «утраченных территорий». Только один пример. Беларусь, как и Украина, хочет диверсифицировать источники и пути получения нефти. Энергичное закручивание Москвой газового крана зимой 2004 года отрезвило белорусского президента. Минск уже более года интересуется украинским проектом Одесса—Броды и ждет, когда же наконец каспийская нефть появится в Бродах. В апреле Беларусь устами министра иностранных дел впервые официально высказала заинтересованность и поддержку этого проекта. Казахстан заинтересован в нерусских путях транзита своей нефти и новых рынках ее сбыта. Следовательно, интересы трех стран совпадают. Поэтому у проекта есть предпосылки для реализации, и страны должны взаимодействовать для достижения поставленной цели. Такой подход, конечно, возможен при наличии соответствующей политической воли, которую в Украине пытались подрезать топливным кризисом.

Валерий ЧАЛЫЙ, Центр Разумкова

Создание ЕЭП — яркий пример того, как не надо формировать интеграционные структуры. Дом строится с фундамента, а не с крыши. Заказчики и строители знают уже на начальном этапе, сколько будет у этого здания этажей. Украина предлагает построить фундамент (ЗСТ), посмотреть, как пойдет, — а потом решить: строить дворец или соорудить гараж. Россия не менее конструктивна: давайте соорудим крышу, а затем что-нибудь под нее возведем.

Основная проблема: страны — участники интеграционного проекта находятся на разных стадиях трансформационного процесса. Выбор стратегии и модели развития не завершен. К тому же в Украине нет и национального консенсуса в отношении интеграции в северо-восточном направлении. Да, действительно, большинство граждан согласны на вступление в ЕЭП. Но это же большинство готово войти и в ЕС. Причем одновременно и сразу. С выгодой и явным нежеланием отдавать даже часть суверенных прав. Но так не бывает. Если же граждан поставить перед выбором «Как вы считаете, членство в каком объединении было бы более выгодным для Украины — в ЕС или в ЕЭП?», большая часть респондентов (42%) выбирают именно ЕС и только каждый четвертый (23%) — ЕЭП (данные апрельского опроса Центра Разумкова).

Позиция Украины об интеграции в ЕЭП не далее ЗСТ отвечает нашим национальным интересам. Но такая неглубокая интеграция вряд ли устроит Россию. Надо отдать должное — об этом россияне заявляли открыто с самого начала переговорного процесса и в дальнейшем последовательно отстаивали свою позицию. Почему мы уверены, что нам удастся переубедить партнеров выбрать предложенную нами модель?

Проект ЕЭП предполагает форсированное создание таможенного союза, механизмов функционирования единого рынка и выработку единой экономической политики по широкому кругу вопросов. По сути, речь идет о создании экономического союза, что уже безуспешно пытались сделать в рамках СНГ. Почему мы должны полагать, что новая попытка станет успешной?

Не должно быть иллюзий. Да, вовлечение Украины в восточно-европейский интеграционный проект выгодно многим сторонам. России — по определению, Беларуси и Казахстану — из чувства солидарности, ЕС — так будет удобнее, Украине — так проще и привычнее. Но начало реального, а не бумажного, процесса формирования ЕЭП — это сигнал, который ставит под сомнение серьезность наших европейских и евроатлантических устремлений. Понимаем ли мы, что усидеть на двух стульях не удастся? Пришло время стать честным перед собой, перед партнерами и сделать непростой выбор — просчитанный и ответственный.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно