ПОСТИГНЕТ ЛИ АМЕРИКУ УЧАСТЬ ДРЕВНЕГО РИМА

14 мая, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 14 мая-21 мая

Важнейшим геополитическим итогом ХХ столетия является формирование однополюсной системы построения мирового порядка...

Важнейшим геополитическим итогом ХХ столетия является формирование однополюсной системы построения мирового порядка. Экономические успехи США в 1998 году, выразившиеся в превышении в первый раз в истории страны доходной части экономики над расходной, успешное навязывание своим союзникам по НАТО силовых вариантов решения конфликтных ситуаций в Ираке и Югославии, ничем не прикрытое доминирование в ООН, НАТО и даже в собственно европейских структурах безопасности, стремление в одностороннем порядке ликвидировать договоры между США и Россией по противоракетной обороне, ограничивающие гонку стратегического ядерного оружия, и ряд других моментов свидетельствуют о том, что США вступают на вершину своего могущества.

Вершина подъема или высоты падения

Гегемония так же стара, как мир. Однако американское мировое превосходство отличается стремительностью своего становления, своими глобальными масштабами и способами осуществления. В течение всего лишь одного столетия Америка под влиянием внутренних изменений, а также динамичного развития международных событий из страны, относительно изолированной в Западном полушарии, трансформировалась в державу мирового масштаба по размаху интересов и влияния.

По словам известного американского политолога Збигнева Бжезинского, Америка занимает доминирующие позиции в четырех имеющих решающее значение областях мировой власти: в военной области она располагает не имеющими себе равных глобальными возможностями развертывания; в области экономики остается основной движущей силой мирового развития, даже несмотря на конкуренцию в отдельных областях со стороны Японии и Германии (ни одной из этих стран не свойственны другие отличительные черты мирового могущества); в технологическом отношении она сохраняет абсолютное лидерство в передовых отраслях науки и техники; в области культуры, несмотря на ее некоторую примитивность, Америка пользуется не имеющей себе равных притягательностью, особенно среди молодежи всего мира, - все это обеспечивает Соединенным Штатам политическое влияние, близкого которому не имеет ни одно государство мира. Именно сочетание всех этих четырех факторов делает Америку единственной мировой сверхдержавой в полном смысле этого слова.

Возникает вопрос: насколько долго продлится такое положение? Для многих стран это вопрос не риторический, а в определенной степени судьбоносный. Для Украины, как известно, при всей разновекторности национальной внешней политики, Соединенные Штаты являются, с одной стороны, ведущим финансовым донором, а с другой - геостратегическим противовесом отношений с Россией. Исходя из этого, отношения с Вашингтоном имеют не только внешнеполитическое значение, но и непосредственно влияют на внутреннее положение в стране и в целом на дальнейшее историческое развитие нашего народа.

Ответить на вопрос, насколько долговечно лидерство США в мире, можно только с позиции истории. Как известно, ранее человечество уже имело ряд гегемонистских государств, которые на региональном уровне находились в таком же положении, как и Америка сегодня - на мировом.

С точки зрения истории к таким странам можно было отнести цивилизации Древнего Египта, Вавилона, Ассирии, Греции, империи Великого Могола, Рима. Все они, в конечном счете, пали, причем в первую очередь - по причине собственного внутреннего разложения, а уже затем став жертвами ударов варваров или агрессивных соседей.

Симптомы внутреннего разложения

Если говорить о США, вступивших сегодня на вершину своего могущества, уже сейчас отчетливо видны те факторы, под воздействием которых активно начинается процесс внутреннего разложения самого мощного за всю историю человечества государства.

Прежде всего это проявляется в разложении культуры традиционной Америки. В прошлом Соединенные Штаты успешно поглотили миллионы иммигрантов из многих стран, потому что те адаптировались к преимущественно европейской культуре и с энтузиазмом приняли американский символ веры, включающий свободу, равенство, индивидуализм и демократию.

В настоящее время США становятся в этническом и расовом отношениях все более многообразной страной. По оценкам Бюро переписи населения, к 2050 году американское население будет на 23% испанского происхождения, на 16 - чернокожим и на 10% - азиатско-американским. Будут ли новые переселенцы ассимилированы прежде доминировавшей европейской культурой Соединенных Штатов?

По мнению ряда известных западных социологов тот тигль, в котором раньше переплавлялись десятки наций и этнических групп, сегодня уже не срабатывает. Единая культура нации не выплавляется. Солидарность в американском обществе падает. Между этническими группами нарастает перманентная социальная враждебность: черные выступают против корейских бакалейщиков и вообще против азиатов; молодые испаноговорящие мачос и гангстеры - против интеллектуалов; белые сверхчеловеки - против черных гомосеков; еврейские владельцы доходных домов - против черных и желтых квартиросъемщиков; молодые хулиганы - против забытых стариков и т.д.

Нарастающие культурные противоречия или, как утверждает известный американский политолог Хантингтон, внутреннюю борьбу между цивилизациями в Америке руководство США пытается преодолеть с помощью создания массовой культуры. Как известно, последняя нацелена на удовлетворение психологических стереотипов человека, порождаемых потребительской рекламой. Этой же цели подчинен весь государственный механизм, дающий человеку максимум свободы для удовлетворения этих природных желаний, закономерно ведущих к духовному обнищанию.

Но в обществе, в котором человек может удовлетворять свои инстинкты с той же легкостью, что и животные в естественной природе, и освобожден от душевных мук и любовных страданий, никогда не возникнет мощная духовная традиция. А ее значение в мировой истории очевидно. Так, тысячелетние цивилизации Индии и Китая, например, сохраняют до сих пор свою социальную и культурную неповторимость не в последнюю очередь благодаря глубине своих традиций и духовных ценностей. Их технологическая, промышленная или экономическая отсталость не имеет при этом существенного значения. Не в пример Индии и Китаю более технократические Британская и Португальская мировые империи, в свое время покорившие эти страны, уже канули в Лету.

Важное значение духовных факторов можно обнаружить и в драматической гибели Британской и Российской империй. Великобритания, ставшая цивилизационным лидером в качестве мировой мануфактуры, вдруг распалась на большое число фрагментов. В отличие от нее Российская империя в 1917 году лишь переродилась. Содержащая внутри себя духовные и материалистические начала Востока и Запада, она, разрушаясь, породила новый социокультурный феномен, в котором духовные заповеди христианства трансформировались в кодекс строителя коммунизма.

Поэтому апокалипсически звучат слова папы Иоанна Павла II: «Там, где человек не опирается более на величие, которое связывает его с трансцендентностью, он рискует допустить неограниченную власть произвола и псевдоабсолютов, которая уничтожит его». Ослабление, расшатывание инфраструктуры традиционной базовой культуры имеют своим следствием измельчание, атомизацию, эфемерность ценностей, норм и принципов, определяющих моральные устои людей. В результате понятия «родина», «вера», «семья», «нация» теряют свой традиционный смысл.

Во-вторых, начало внутреннего разложения видно и в политической системе самой демократической и свободной из всех существовавших в истории человечества стран. Это проявляется прежде всего в том остром антагонизме, который возник между двумя составляющими политической системы Соединенных Штатов - между либерализмом и демократией.

Либерализм исторически, концептуально, политически, философски и экономически представляет собой нечто совершенно отличное от демократии. Если в центре демократического мировоззрения стоит народ, то в центре либерального - индивидуум; если демократия основана на верховенстве коллективного интереса над частным, то либерализм - на верховенстве частного над коллективным; если демократия озабочена в первую очередь политической сферой, «властью», прямым участием в управлении общиной, то либерализм - сферой экономики, обеспечением экономических и торговых свобод отдельной личности; и наконец, если демократия - это одна из форм политического устройства традиционного общества, то либерализм - новая экономико-философская доктрина, основанная на полном отрицании традиционной цивилизации и на стремлении в пределе уничтожить все органические общественные институты, принадлежащие политической и культурной истории народов и государств.

Либерализм до поры до времени не мог проявиться в своем чистом виде как самостоятельная политическая сила, так как для такого проявления необходимо было не только предельно ослабить, но и практически разрушить все традиционные политико-социальные организмы - государства, нации, социальные классы и т.д. Осуществление нигилистического проекта планетарного свободного рынка, в котором действовали бы «атомарные индивидуумы» без всяких национальных, социальных и политических различий, предполагает долгую предварительную работу по разрушению традиционных социальных структур. Именно поэтому либерализм вынужден был сочетаться с идеологией и практикой демократии, внутренне чуждой ему, но позволившей на определенной стадии проводить подготовительную работу по созданию «либерального пространства».

Сущностью американской либеральной демократии было равенство прав индивидов. Исторически иммигранты и группы отверженных взывали к этому принципу в своей борьбе за равный подход в американском обществе, тем самым укрепляя его. Самым заметным и успешным из таких усилий было движение за гражданские права во главе с Мартином Лютером Кингом мл. в 1950-60-х годах. Однако в последующем требование сместилось от равных прав личности к особым правам для черных и других групп. Такие претензии приходят в прямое противоречие с принципами, составляющими основу американской политической системы; они отвергают идею «цветоневосприимчивого» общества равных личностей и взамен провозглашают «цветочувствительное» общество с закрепленными правительством привилегиями для отдельных групп. В параллельно идущем движении интеллигенция и политические деятели начали проталкивать идеологию «многокультурности» и настаивать на переписывании американской политической, социальной и литературной истории с точки зрения неевропейских групп.

С другой стороны, Америка создавалась не демократией, а республикой, т.е. таким общественно-политическим устройством, которое выражало интересы различных социальных групп и классов через различные ветви власти - законодательную, исполнительную, судебную, информационную. Они создали баланс сил в обществе и обеспечивали его устойчивое прогрессивное развитие, так как в настоящее время резко возросли возможности манипулирования общественным мнением через электронные СМИ, демократия фактически превратилась в фиговый листок господства финансовой олигархии.

Третьим свидетельством начала внутреннего распада США является моральная деградация общества. Наиболее наглядно это проявилось в так называемом Моникагейте.

Сенат Соединенных Штатов оправдал Билла Клинтона несмотря на то, что все знают, что он виновен по обеим статьям, что за ним числятся многие другие аморальные проступки. Оправдал, потому что, как говорят, так захотел американский народ, который любит счастливчиков и ловкачей. Симптоматично, что после Уотергейта поддержка Никсона упала до 20%, а четверть века спустя куда более грязный сексуальный скандал повысил уровень популярности Клинтона до 70%.

Конкретизируя внутренние факторы разложения Соединенных Штатов, Збигнев Бжезинский в своей книге «Out of Control. Global Turmod on the Eve of the XXI-st Century», вышедшей в 1993 г., назвал следующие из них: низкий уровень сбережений и инвестиций; неконкурентоспособность США в промышленности; низкий уровень системы среднего образования и здравоохранения; ухудшение социальной инфраструктуры и упадок городов; алчность богачей; нездоровое увлечение американцев судебными тяжбами; усугубляющаяся расовая дискриминация и бедность; распространение преступности и насилия; массовая «наркотическая культура»; распространившаяся в обществе социальная безнадежность; вседозволенность в сексе; пропаганда моральной деградации в средствах массовой информации; падение уровня гражданской сознательности; появление новых традиций в области культуры, которые могут потенциально вызвать раскол в американском обществе; возникновение тупиковой ситуации в политической системе; усиливающаяся духовная пустота.

Последними наиболее яркими примерами политического и морального разложения американского общества являются совершенно бессмысленные с позиции логики и здравого смысла недавние расстрелы американскими подростками школьников в штате Колорадо.

Неизбежность внешней реакции на гегемонизм

Несмотря на то, что определяющими в крушении гегемонизма США станут внутренние факторы, определенную роль сыграют и внешние геополитические причины.

Естественно-научным «оправданием» фатально надвигающегося американского кризиса является то, что географически, а значит, в определенной степени экономически и культурно, США - периферическая держава. Ей принадлежит не более пятой части всех мировых ресурсов и не более 3% населения мира. С таким багажом долго управлять миром невозможно. Неадекватное внутренним ресурсам, неравновесное мировое положение является неустойчивым.

Кроме того, как свидетельствует европейская история XX в., стремление великой державы к господству таит в себе с самого начала семена ее собственного поражения. Так было с Германией в двух «горячих» мировых войнах и с Советским Союзом в холодной мировой войне.

Концепция Советского Союза предусматривала удержание созданной после войны сферы господства социализма советского типа в странах Восточной Европы. Ступив на путь мессианской экспансии в Европе, сталинское руководство сплотило против Советского Союза западные державы в мировую антисоветскую коалицию, конфронтация с которой стала для страны в последующее время непосильным бременем, грозившим ей полным разорением.

Мессианский гегемонизм Сталина и его последователей, заключавшийся в стремлении расширить сферу господства социализма на другие страны с помощью силы, оказался пагубным для национальных интересов Советского Союза и для развития социализма.

Да, США сейчас, несомненно, занимают лидирующую роль на мировой арене и стремятся ее сохранить и закрепить. В условиях, когда угрозы безопасности в значительной степени сместились с глобального уровня на региональный, а созданные в эпоху глобального противостояния структуры обеспечения безопасности оказались неэффективными, США могут играть определенную стабилизирующую роль. Но роль США положительна ровно в той степени, в которой они ощущают противодействие своей политике.

В системе мирового сообщества существует обратная отрицательная связь (реакция противодействия усилению отдельного государства и расширению сферы его господства до пределов, которые начинают угрожать интересам других государств, особенно великих держав). Результатом действия этой отрицательной обратной связи является объединение сильных государств в «антикоалицию» против потенциально или реально сильнейшего (в регионе, мире)... «Aнтикоалиция» со временем неизбежно настолько усиливается, что противостоящая ей держава и возглавляемый ею союз оказываются не в состоянии выдержать военное и экономическое противоборство. Следовательно, всякий экспансионизм и гегемонизм таят в себе зародыш собственной гибели. Об этом говорит опыт всех мировых войн.

Но США, как всякая страна, не имеющая глубоких культурных традиций, не могут выйти за рамки своей модели развития. Для поддержания ее устойчивости постоянно нужны внешние стимулы. Это отчетливо просматривается на всех крупных этапах новейшей истории Соединенных Штатов.

Из Великого кризиса американское общество вышло благодаря не столько новому курсу Рузвельта, крах которого он сам признал в 37-м году, сколько началу второй мировой войны. Америка стала тем, к чему внутренне всегда была готова, - мировой фабрикой и кузницей. Когда этот внешний стимул и оправдание существования американской цивилизации отпал, в 1949 году возникла холодная война, а вскоре вслед за ней и «горячая» - Корейская. Потом, в 1964 году, был Вьетнам. За ним последовал чилийский политический кризис 1973 года. Примерно в это же время оказалось, что даже с такой своеобразной системой стимулирования экономики американская модель неэффективна. В 1973 году разразился энергетический кризис. Американское общество ответило на него научно-технологической революцией и победило.

Крах системы социализма в 1991 году дал невероятные по масштабам новые стимулы американскому развитию. На этой волне и возникла современная картина мира с одним мировым лидером и широкой финансово-экономической периферией. Однако уже через несколько лет и стимул экономической и культурной экспансии Америки в восточноевропейские страны исчерпался. Тогда США выручили во многом искусственно подогретые иракская и югославская проблемы.

Наиболее наглядно эгоистическая и экспансионистская сущность политики Соединенных Штатов в мире проявилась в причинах развязывания Вашингтоном агрессии в Югославии.

В геополитическом плане США стремятся, во-первых, еще раз доказать свое право регулировать международные отношения по своим правилам; во-вторых, поставить окончательную точку в процессе раскола славянского мира; в-третьих, вытеснить на задворки мира Россию, которая все более решительно переходит от заигрывания с Западом к отстаиванию собственных интересов. В-четвертых, спровоцировать раскол среди национально-территориальных образований СНГ. В-пятых, за счет поддержки албанцев усилить позиции США в исламском мире, пошатнувшиеся после бомбардировок Ирака.

В экономическом плане - предотвратить расширение мирового финансового кризиса путем развертывания нового витка гонки вооружения. В частности, речь может идти об обеспечении ВПК, позиции которого серьезно пошатнулись после окончания «холодной войны», новыми заказами.

Внутри страны успешная боевая акция может, как это не раз уже случалась, резко повысить рейтинг демократов накануне выборов и создать хорошую стартовую позицию для преемника Клинтона по партии - Альберта Гора.

Эгоизм гегемонизма США в мире вызывает отрицательную реакцию не только у стран второго и третьего мира, но и у союзников Вашингтона в Европе. Политические, стратегические и экономические интересы США и стран Европы в последние годы все более расходятся.

Растет стремление европейских стран избавиться от диктата США. Директор гамбургского Института исследований мира и политики безопасности Дитер Луц писал в середине минувшего года: «Продолжающееся господство? США в Европе соответствует ныне (предполагаемым) американским интересам. Оборотная сторона дела заключается в следующем: США будут верховодить в Европе, пока это в их национальных интересах. Но на основе такого положения нельзя создать надежной системы мира и безопасности в Европе... Европейская безопасность, заслуживающая имя «европейской», предполагает способность европейцев к самостоятельным действиям. Европа и европейские нации должны поэтому освободиться от Америки».

Очень показательны в этом отношении и слова министра иностранных дел ФРГ Фишера: «У европейцев выработалась инстинктивная антигегемонистская реакция».

Таким образом, ряд внутренних и внешних факторов развития Соединенных Штатов свидетельствует о начале конца периода мирового американского лидерства.

Повторяя судьбу древних

Но одно несомненно: механизм разложения, как и для всех прошлых великих цивилизаций, будет одинаков. По словам известного французского мыслителя конца XIX - начала XX вв. Лебона, после того, как какой-нибудь народ достиг той ступени цивилизации и могущества, когда он, уверенный в своей безопасности, начинает наслаждаться благодеяниями мира и благосостояния, доставляемыми ему богатством, его военные доблести постепенно теряются, излишество цивилизации развивает в нем новые потребности, растет эгоизм. Гоняясь только за лихорадочным наслаждением быстро приобретенными благами, граждане предоставляют ведение общественных дел государству и скоро теряют все качества, некогда создавшие их величие. Тогда соседние варвары и полуварвары, имея очень малые потребности и очень интенсивный идеал, совершают нашествия на слишком цивилизованный народ, уничтожают его и на развалинах разрушенной цивилизации образуют новую. Так, несмотря на страшную военную организацию римлян и персов, варвары уничтожили империю первых и арабы - империю вторых. Рим потерял тот основной элемент, которого никакое умственное развитие не может заменить, - характер.

«Нравы были испорчены, семья разлагалась, характеры были изнежены. Под рукой абсолютной власти выродившийся человек съеживался. Было столько ужасных притеснений, но никогда ни малейшего протеста». Великий город сделался громадным постоялым двором, но это не был уже больше Рим. Он казался еще живущим, когда варвары явились у его ворот, но душа его уже была мертва давно.

Таким образом, история учит, что любые государственные образования обречены на разрушение и гибель в том случае, если их развитие начинает идти по пути максимального удовлетворения примитивных потребностей своих граждан за счет подавляющей части народов других стран. Сегодня совершенно очевидно, что США движутся именно по этому пути, ведущему к катастрофе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно